Ламбьель: и сейчас справляюсь с болью
Фото: Reuters
Текст: Надежда Баранова

Ламбьель: и сейчас справляюсь с болью

Победитель Nebelhorn Trophy швейцарский фигурист Стефан Ламбьель после проката рассказал о своём возвращении, волнении, Олимпиаде, судействе и о показательном Ne Me Quitte Pas.
26 сентября 2009, суббота. 17:45. Другие
Победитель Nebelhorn Trophy швейцарский фигурист Стефан Ламбьель после проката рассказал о своём возвращении, волнении, Олимпиаде, своих ошибках, судействе и о показательном Ne Me Quitte Pas.

Я рассматриваю подготовку к этому турниру как дополнительный бонус ко всему остальному сезону. У моей страны теперь есть место на Олимпиаде, теперь надо отобраться на неё самому — это моя цель, и я надеюсь, что у меня всё получится.

— Стефан, расскажите, пожалуйста, о прокате здесь, на Nebelhorn Trophy.
— Это мои первые соревнования за 18 месяцев. Я действительно нервничал, не знаю, почему. Я доволен своим прокатом. Было очень трогательно видеть здесь столько болельщиков и вообще столько публики. Сезон только-только начался, я очень хотел прокататься хорошо для всех вас и для себя тоже. Для меня это первые сентябрьские соревнования с тех пор, как я был юниором. Не знаю, как для остальных, а для меня это довольно рано. Я рассматриваю подготовку к этому турниру как дополнительный бонус ко всему остальному сезону. У моей страны теперь есть место на Олимпиаде, теперь надо отобраться на неё самому — это моя цель, и я надеюсь, что у меня всё получится.

— Стефан, а вас не беспокоит, что у вас нет этапов Гран-при? И какие у вас впечатления оставила встреча на соревнованиях старых соперников?
— Не выступать на этапах Гран-при для меня не проблема. Было бы неплохо иметь этапы, конечно, но зато у меня будет больше времени для подготовки к чемпионату Европы. Что касается соперников, я не пытаюсь победить кого-то, я хочу совершенствоваться, работать над своими прокатами, показать более чистый прокат, с тройным акселем, конечно. Это не проблема, я не соревновался 18 месяцев, и вот я здесь, так что если у меня не будет стартов в ближайшие пару месяцев, то это не так существенно.

— Стефан, в прошлом октябре вы уходили, сейчас сентябрь, вы вернулись. Сравните себя сегодняшнего и себя того времени.
— Никогда об этом не думал, лучше ли я сейчас, чем 18 месяцев назад. Каждый день — это новый день. Я работаю и стараюсь быть лучше. Надеюсь, что 18 месяцев спустя я стал лучше как человек и как фигурист. Думаю, то, чему я научился за это время, помогло мне кататься лучше.

— Да, но вы стали лучше?
— Я другой. В прошлом октябре я был без коньков. Сейчас — фигурного катания у меня очень много.

Я работаю и стараюсь быть лучше. Надеюсь, что 18 месяцев спустя я стал лучше как человек и как фигурист. Думаю, то, чему я научился за это время, помогло мне кататься лучше.

— В прошлом году вы уезжали в Штаты, поменяли тренера. Теперь вы вернулись к прежним тренерам, в Швейцарию. Почему?
— Мне хорошо так, как есть, мне хорошо с моей командой, мы отлично вместе работаем. Поэтому нет необходимости переезжать, что-то менять прямо сейчас. То, чему я научился в Америке, помогло мне и сегодня, поэтому для меня, конечно же, это было очень полезно.

— Почему в короткой вы делали тройной флип, а не тройной лутц?
— Всё очень просто: мне так удобнее.

— Вы ожидали таких высоких оценок, когда решали вернуться к соревнованиям?
— Я не слышал оценку после короткой, и только поздно вечером узнал, что мне поставили 77.45. Это много, особенно для программы с сорванным четверным. Но я очень много работал над уровнями в непрыжковых элементах, в дорожках, во вращениях. Наверное, в этом и дело.

— Швейцарский олимпийский комитет требует, чтобы спортсмен набрал не менее 195 баллов на двух турнирах ISU. Как будет проходить отбор?
— У меня ещё не было времени позвонить им, поэтому не могу ответить на этот вопрос.

— Вы были вынуждены покинуть спорт из-за травмы. Как чувствуете себя сейчас?
— Весной я был с туром в Канаде и встретил там женщину-физиотерапевта. Она очень помогла мне этим летом, к тому же я занимался физподготовкой — и сейчас справляюсь с болью. Любой спортсмен сталкивается с этим, и нужно терпеть. Но если боль слишком сильная, тренироваться становится невозможно. Сейчас я могу кататься каждый день и концентрироваться на подготовке и той цели, которая стоит передо мной.

— Стефан, вы говорили, что чувствовали напряжение перед этим стартом…
— Я очень нервничал, но я нервничаю каждый раз, когда выхожу на лёд. Я хочу прокататься хорошо, и волноваться — это нормально. Стараюсь откататься как можно лучше, вот и всё.

— Да, но как вы с ним справляетесь?
— Ну как… Нет никаких секретов. Надо идти и соревноваться, просто нет времени сесть и начать думать: "О, как же мне пережить это". Надо выходить и делать. Это очень сложный спорт, у меня всего четыре с половиной минуты, чтобы показать всё, чему так долго учился. Всё за четыре минуты — это crazy, но это очень красивый спорт, я люблю его.

— Что для вас значит Олимпиада?
— Это крупнейшие соревнования, это самая большая цель для спортсмена. Надеюсь: это будет моя третья Олимпиада, что невероятно.

— Ваш показательный — Ne Me Quitte Pas, вы готовили, когда ещё не планировали возвращаться, и смысл этого номера был, что вы не хотите покидать лёд. Изменился ли смысл этого номера для вас теперь?
— Да, завтра я покажу этот новый номер. Я катал его несколько раз в шоу, в Корее и Японии. Он рассказывает не о том, что я не хочу расставаться с соревнованиями, а о желании не покидать лёд и сцену, быть здоровым и быть способным кататься, делать то, что мне нравится.

— В Гетеборге вы были недовольны новой судейской системой, говорили, что она не учитывает ваши сильные стороны. Система не изменилась, похоже, изменилось ваше отношение.
— Я никогда не жаловался на систему судейства. Любая система имеет свои преимущества и недостатки, и сделать совершенную систему тяжело, почти невозможно. В Гетеборге я был недоволен своим прокатом. Я очень плохо катался, у меня была масса ошибок, я был травмирован, не мог показать всё, на что способен. Никаких других ответов у меня нет. Дело не в системе, а в моем прокате.

Конечно, всё внимание прессы было отдано главному герою турнира. Но своими впечатлениями от проката поделился и серебряный призёр турнира — наш Иван Третьяков.

И сейчас справляюсь с болью. Любой спортсмен сталкивается с этим, и нужно терпеть. Но если боль слишком сильная, тренироваться становится невозможно. Сейчас я могу кататься каждый день и концентрироваться на подготовке и той цели, которая стоит передо мной.

— Это мой второй старт в Оберстдорфе, но в прошлом году, я даже не помню, какое место занял, где-то за десяткой. Не ожидал, что стану вторым. Честно говоря, не думал, что и в пятёрку войду. У меня даже показательного номера нет.

Я очень рад, что сделал четверной, пусть даже и с небольшой помаркой. Я первый раз прыгнул его на соревнованиях. На разминке я упал на четверном, и тренер сказал, чтобы я не делал его в программе, не рисковал, но я настоял на своем и всё остальное, что было задумано, было сделано, и я очень счастлив теперь.

— Поможет ли вам выступление здесь подняться выше в рейтинге внутри страны?
— Всем известно, что вернулся Евгений Плющенко, поэтому вопрос о том, чтобы стать первым номером, отпадает. Но я надеюсь, что смогу продвинуться по ступенькам вперёд. Я много тренировался, готовился, и буду продолжать готовиться.

— Не страшно ли было кататься последним, да ещё после Стефана Ламбьеля?
— Устал, это правда. Я вообще кататься последним не люблю. Но страшно не было. Скорее, наоборот, это вдохновило.

— Этот сезон — олимпийский, что вы думаете об Олимпиаде?
— Я никогда не был на Олимпиаде, я не знаю. Это цель любого спортсмена — побывать там, а уж выиграть — это вообще мечта. Для меня поехать туда — мечта. Я был бы очень рад этому. Если поеду, то постараюсь сделать всё как можно лучше.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →