Зюдек: тренеру гораздо тяжелее
Фото: Reuters
Текст: Надежда Баранова

Зюдек: тренеру гораздо тяжелее

В своё время Дорота Загорска и Мариуш Зюдек в Польше были гордостью фигурного катания. Теперь они тренируют учеников. О различиях тренерского ремесла и спортивного — в интервью Зюдека.
28 сентября 2009, понедельник. 14:45. Другие
В своё время пара Дорота Загорска и Мариуш Зюдек была гордостью польского фигурного катания. Девять раз они становились чемпионами своей страны, были призёрами чемпионатов Европы и мира. Теперь выступают в роли тренеров. 7 июля в семье Зюдеков произошло долгожданное событие — рождение первенца. На турнир Nebelhorn Trophy в Оберстдорфе Мариуш приехал с учениками один, без супруги.
Справка "Чемпионат.ру"

Мариуш Зюдек – польский фигурист, тренер. Его партнёршей в парном катании была Дорота Загорска. Они поженились в 2001 году. В их последний сезон в любительском катании Дорота взяла фамилию мужа. После чемпионата мира 2007 года фигуристы ушли из любительского спорта. Бронзовые призёры чемпионата Европы (2004, 2007).
Поговорить с корреспондентами "Чемпионат.ру" согласился с удовольствием и на вопросы отвечал по-русски.

— Прежде всего хочется воспользоваться случаем и поздравить вас с рождением сына! По этой причине Дорота не приехала на эти соревнования?
— Спасибо, спасибо! Да, Дорота осталась дома. Мальчик ведь наш пока ещё совсем маленький. Может, возьмём его с собой на чемпионат мира.

— Уже подумываете о том, чтобы сделать из него фигуриста?
— Уметь кататься на коньках он будет точно. Но, конечно, заставлять не будем – если сам захочет заниматься фигурным катанием всерьёз, то тогда поможем и поддержим.

— Вы теперь – по другую сторону бортика. Насколько всё меняется, когда выступаешь в роли не фигуриста, а тренера?
— Знаете, меняется абсолютно всё. И тренеру, конечно, гораздо тяжелее. Когда я был фигуристом, выходил на лёд и знал, что всё зависит от меня, от того, как откатаю программу. Теперь, когда просто стою у бортика, от меня во время выступления моего ученика не зависит ничего. Остаётся только переживать. К тому же, когда я был спортсменом, тренер и федерация очень многое решали за меня. План тренировок, поездки на соревнования. Теперь приходится самому заниматься всеми административными вопросами. Это очень тяжело.

— У вас большая школа?
— Наша основная пара — англичане Стэйси Кемп и Дэвид Кинг. Кроме того, у нас сейчас 17 юниорских дуэтов и где-то 30 пар малышей. Мы с самого начала хотели работать тренерами, именно в Польше. Хотя не сразу сложилось со льдом – в нашей стране это не так просто и требует много денег. Когда нас пригласили работать в Торунь, там был только один каток, он был занят с шести утра до двух ночи, поэтому тренировки фигуристов были серьёзно ограничены во времени. Теперь построили ещё один каток. И на целых семь часов в день лёд отдают нашей школе.
Мне кажется, что если ты уходишь в профессионалы, возвращаться уже не стоит. Не нужно это, по-моему. Но если Международный олимпийский комитет допускает, то…


— Правила постоянно меняются. Не приходится учиться вместе с учениками?
— О да, постоянно появляется что-то новое. Но знаете, я ведь выступаю в роли технического специалиста Международного союза конькобежцев. В этом плане мне проще. А вот, например, есть тренеры, с которыми я говорил – порой просто страшно, насколько они не знают правила. И им даже не приходит в голову поинтересоваться, не изменились ли требования.

— Как вы считаете, смена правил – необходимость? Они развивают или тормозят фигурное катание?
— Для любых изменений есть причины. Технический комитет оценивает, насколько действенны правила, и если то, что в них прописано, не работает на льду, значит, их надо менять. И это хорошо. Но фигурное катание – вид спорта, который сложно описать правилами на бумаге. А по новой системе – если что-то не записано, это не засчитывается.

Порой судьи смотрят, пытаясь оценить тот или иной необычный элемент, который фигуристы включили в свою программу, и раздумывают: "Сложно это или нет? В бумагах такое не описано, значит, не подходит". И человек не получает дополнительные баллы за исполнение порой уникальных вещей. На мой взгляд, система бонусов не до конца ещё работает. Международный союз конькобежцев должен дать больше свободы техническим специалистам в принятии таких решений.

Тренеру, конечно, гораздо тяжелее. Когда я сам был фигуристом, выходил на лёд и знал, что всё зависит от меня, от того, как откатаю программу. Теперь, когда я просто стою у бортика, от меня во время выступления моего ученика не зависит ничего. Остаётся только переживать.
— Олимпиада 2010 года пройдёт по ныне действующим правилам, изменения уже невозможны… Как вы считаете, кто в сегодняшних условиях может претендовать на высшие места в парном катании?
— Я вчера видел прокат немецкой пары Савченко — Шолковы. Знаете, это лучшая программа из тех, что мне довелось наблюдать в последнее время. Думаю, их можно считать одними из главных претендентов. Потом, слышал, что китайцы Ксю Шень и Хонгбо Чжао возвращаются… Вот тоже будет большой вопрос. Пара Олега (Васильева. — Прим. "Чемпионат.ру") Мухортова — Траньков тоже хорошо смотрится. Но делать прогнозы заранее сложно. Олимпиада – это совершенно особенное соревнование. Кто угодно может дрогнуть, кто угодно выйти вперёд.

— А как, кстати, вы относитесь к возвращению знаменитых китайцев, с которыми и сами соревновались в своё время?
— Мне кажется, что если ты уходишь в профессионалы, возвращаться уже не стоит. Не нужно это, по-моему. Но если Международный олимпийский комитет допускает, то… Посмотрим, насколько это решение будет удачным.

— Как вам катание российских пар?
— Маша и Максим, которых тренирует Олег Васильев, тренер очень высокого класса, – о них нельзя забывать, когда мы говорим об Олимпийских играх. Когда я видел два года назад ребят Тамары Москвиной, их программы мне показались слишком нагруженными сложными элементами и связками. У фигуристов не получалось достойно показать всё, что задумал тренер. Но в прошлом году Кавагути — Смирнов выглядели явно лучше. Думаю, Тамара Николаевна знает, что делает, она ведь очень опытный тренер.

— Ну а есть какие-то личные предпочтения? За кого на Олимпиаде вы будете болеть – кроме, конечно, своих учеников?
— Мы большие друзья с канадским тренером Ричардом Готье, который тренирует пару Меган Дюамель – Крейг Бантин. Даже назвали нашего сына в его честь. Так что будем болеть за его учеников.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →