Васильев: программы перегружены элементами
Фото: Reuters
Текст: Надежда Баранова

Васильев: программы перегружены элементами

О соперниках российских пар, Марии Мухортовой и Максиме Транькове, встрече технического комитета Международного союза конькобежцев — в первой части интервью Олега Васильева.
30 сентября 2009, среда. 19:30. Другие
Олег Васильев приехал на Nebelhorn Trophy без учеников. Дело в том, что прославленный фигурист и известный тренер в Германии преследовал совсем иную задачу — побывать на встрече технического комитета Международного союза конькобежцев (ISU). Возможно, она повлияет на то, каким будет фигурное катание уже в следующем четырёхлетии – перед Олимпийскими играми в Сочи.

Все в один голос говорят, что программы — как в одиночном, так и в парном катании — перегружены элементами. Мы в исключительных случаях видим какую-то композицию, в которой можно прочитать какую-то мысль.
Но разговор с Олегом Васильевым получился больше не о будущем, а о настоящем. О соперниках российских пар и об учениках Олега Кимовича, второй нашей паре, Марии Мухортовой и Максиме Транькове.

— Олег Кимович, какое впечатление у вас осталось от проката главных соперников наших пар, Алёны Савченко и Робина Шолковы? Немцы выиграли домашний турнир, правда, не при идеальном прокате. Что можете сказать об их готовности к сезону?
— Короткая программа мне очень понравилась. Сама идея, то, насколько она соответствует музыке. В прокате были и плюсы, и минусы. Пара продолжает стабильно выполнять все элементы. Есть в них уверенность, которая подкупает и судей, и зрителей. С произвольной сложнее – не было чистого проката, много помарок и технических ошибок, поэтому сложно составить общее впечатление. Но это может быть очень сильная программа для Олимпиады. Нового я ничего не увидел, был представлен весь прошлогодний набор элементов, те же заходы на эти элементы. Вопрос, видимо, не в том, чтобы в олимпийский сезон показать что-то безумно новое, а чтобы хорошо, на 100% делать то, что умеешь, с хорошими костюмами, музыкой, постановками – продавать продукт по полной программе. Мне они понравились. Хотя, повторюсь, были и недочёты, но о них я не хочу говорить, потому что собираюсь использовать это в борьбе с этой парой.

Бороться с ними можно. Это не тот уровень, который настолько недосягаем, что не хочется больше ничего делать. Мы встретимся с Савченко — Шолковы уже через пару недель в Париже, на первом этапе Гран-при. Посмотрим, кто, как и что будет делать. Мои спортсмены ведь тоже в прошлом году не отличались стабильностью в прокатах произвольной. Но мы провели очень хорошую работу, теперь посмотрим, даст ли это свои результаты.

Мои спортсмены ведь тоже в прошлом году не отличались стабильностью в прокатах произвольной. Но мы провели очень хорошую работу, теперь посмотрим, даст ли это свои результаты.
— Вы приехали на этот турнир не в качестве тренера…
— Да, я здесь как представитель технического комитета Международного союза конькобежцев в одиночном и парном катании. В июне в Барселоне состоится новый конгресс ISU, и сейчас мы собираем воедино все предложения по изменениям, которые хотелось бы видеть и в программах, и в отдельных элементах. Работы очень много, предложения приходят от всех федераций, тренеров и самих спортсменов. Всё надо систематизировать и подготовить, чтобы участники конгресса могли уже заранее ознакомиться с ними.

— Но это заявка на следующее четырёхлетие?
— Да, конечно. До Олимпиады никаких изменений уже не будет, последние были выпущены в специальном коммюнике после нашего весеннего совещания.

— И чего же можно ждать в будущем? Где, скорее всего, будут сделаны изменения?
— Все в один голос говорят, что программы — как в одиночном, так и в парном катании — перегружены элементами. Мы в исключительных случаях видим какую-то композицию, в которой можно прочитать какую-то мысль. Только элементы, элементы, элементы. И сокращение их числа в короткой программе (в произвольной один элемент мы уже убрали в прошлом сезоне) – это самое большое изменение, которое, наверное, ждёт спортсменов. Конечно, пока это лишь возможность — должно пройти согласование, общее голосование на конгрессе. Но предложение такое есть.

— Раз уж вы приехали сюда, то не думали о том, чтобы взять с собой Марию и Максима в качестве участников турнира? Или не хотели слишком рано выводить их на международные старты?
— Мы думали об этом, а доводов "за" и "против" было 50 на 50. Но в июне всё же решили отказаться. У нас и так получается пять серьёзных стартов перед Олимпиадой. К тому же в сентябре была возможность показать программы перед российскими зрителями. И мы выбрали Россию.

Число замечаний минимально, так что, в принципе, осталось только чуть-чуть усложнить произвольную программу уже во второй половине сезона. Для первой половины готово всё.
— Когда мы разговаривали в начале прошлого сезона, вы сказали, что у Марии и Максима ещё есть время, чтобы подготовиться к Олимпиаде, набрать уверенности и стабильности в исполнении элементов. Всё идёт по плану?
— Летом ребята работали очень хорошо и даже опережали тот план, который я для них составил. Потом был небольшой спад, а сейчас мы чётко вышли на тот уровень, на котором должны были быть во второй половине сентября. Элементы готовы, программы готовы, мы проверили их на публике, показали судьям. Число замечаний минимально, так что, в принципе, осталось только чуть-чуть усложнить произвольную программу уже во второй половине сезона. Для первой половины готово всё.

Продолжение следует...

Во второй части вы узнаете о трудностях перестроения с простой программы на более сложную, Татьяне Тотьмяниной и Максиме Маринине, как правильно настраиваться на Олимпиаду и девизе для главных игр четырёхлетия.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
26 февраля 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Довольны ли вы итогами чемпионата мира по биатлону для сборной России?
Архив →