Касторнов: мне нравится агентская деятельность
Фото: pro-volley.ru
Текст: Григорий Митин

Касторнов: мне нравится агентская деятельность

Генеральный директор агентства "Про-Воллей Консалтинг", постоянный эксперт "Чемпионат.ру" Владимир Касторнов рассказал, почему после окончания карьеры занялся агентской деятельностью.
1 октября 2009, четверг. 11:30. Другие
Генеральный директор агентства "Про-Воллей Консалтинг", постоянный эксперт "Чемпионат.ру" Владимир Касторнов в интервью нашему изданию рассказал о своём агентстве.

— Я открыл это агентство в 2006 году, когда ушёл из профессионального волейбола. Открыл, потому что сам долгое время играл за границей, пользовался услугами различных европейских агентов и понимал, как нужно работать с людьми, что нужно делать, чтобы этот бизнес был открытым, честным и всем понятным. К сожалению, в моей карьере встречались агенты,
Я открыл это агентство в 2006 году, когда ушёл из профессионального волейбола. Открыл, потому что сам долгое время играл за границей и пользовался услугами различных европейских агентов и понимал, как нужно работать с людьми, что нужно делать, чтобы этот бизнес был открытым, честным и всем понятным.
которые не соответствовали моим требованиям. Я знал, что, исходя из объективных вещей, могу вести грамотную политику и реально помогать людям. На тот момент в женском волейболе вообще не было агентов. Мы видели, что происходит, подписывались долгосрочные контракты на непонятных условиях. Люди с детства фактически попадали в рабство, и не то чтобы клубы были плохие и хотели обмануть игроков, вовсе нет, просто рынок был абсолютно нерегулируемым. Было очевидно, что появятся агенты, которые будут выравнивать отношения между клубом и игроком.

Мне это дело изначально нравилось, я понимал, что нужно делать, и открытие агентства было логическим завершением. Что касается политики, которую я выбрал, то могу сказать, что не делю своих подопечных на звёзд и простых игроков. Понятно, что гораздо проще заниматься игроками, которые выступают за сборную, они всегда востребованы. В начале моей карьеры мне приходилось подходить к игрокам и буквально на пальцах объяснять, что такое агент, зачем он нужен и чем я могу помочь. Если в то время со мной подписывал контракт игрок, скажем, Высшей лиги "А", на котором моё агентство зарабатывало копейки, но которые тогда имели значение, то даже если он скатится до Высшей лиги "Б", я никогда не брошу этого волейболиста. У меня есть чёткая позиция: если люди меня не подводят, то и я их никогда не подведу и не брошу. С самого начала открытия агентства я выработал чёткую политику и в отношениях с игроками, и в отношениях с клубами. Самое главное - игрок должен понимать и верить своему агенту на 100 процентов, только тогда, в самом тесном сотрудничестве, мы сможем вместе добиться наилучшего результата.

Агент не имеет права действовать ни в каких других интересах, кроме как в интересах игрока. Вот главный принцип, которого я придерживаюсь. Мои интересы - это интересы игрока. Пока вроде бы всё получается. В моём агентстве уже более 40 клиентов. Для меня это оптимальное количество игроков. Ротация практически нулевая. Кто был, за минусом тех игроков, которые завершили карьеру, все со мной. Я очень ценю доверие всех моих игроков, и стараюсь делать всё по максимуму, чтобы их не подвести.

— Как складывается ситуация внутри агентства в период мирового кризиса? Сказался ли он?

— Конечно, сказался. Сейчас всем тяжело. На первый план выходит то, насколько клубы дорожат своей репутацией, отдают отчёт своим действиям в этой сложной ситуации. То, что на данный момент проблемы с деньгами есть у большинства клубов, ни для кого не секрет. Вопрос в том, как клубы выходят из этой ситуации. Клуб, который дорожит своей репутацией, объясняют игроку, что на данный момент он не может выплачивать заработную плату в полном объёме, но как только появится возможность, сразу её выплатит. Такому клубу нужно идти навстречу. Клуб, который не дорожит своей репутацией, пытается эти трудности возложить на игроков, обвиняет их в невыполнении контракта и ищет повод оштрафовать. С такими клубами нужно избирать другую политику общения.


Я говорил и продолжаю утверждать, что кризис внесёт свою оздоровляющую струю в весь волейбольный российский рынок, так как в последние годы контракты уже были запредельные. Игроки зарабатывали больше, чем они реально стоят на рынке. Сейчас эта ситуация подкорректировалась, развитие волейбола будет более степенным и осознанным.

— Не задумывались ли вы о тренерской карьере?
— О тренерской карьере не задумывался никогда, так как это очень тяжёлый труд. Тренером нужно родиться. На тренера невозможно выучиться. Вот Карполь при всех его плюсах и минусах тренер от бога. Он родился тренером, это у него в крови. Тренер — это призвание. Я не чувствую в себе такого призвания. Даже если мне кто-то предложит возглавить какой-то клуб за хорошие деньги, я откажусь от этого предложения, потому что не вижу смысла заниматься тем делом, в котором не являюсь специалистом.

— Должен ли тренер быть в прошлом профессиональным спортсменом?
— Считаю, что да. Но, как показывает история, редко классный волейболист становится классным тренером. Тренер как минимум должен разбираться в том виде спорта, в котором собирается работать. Он обязательно должен вариться в этом виде спорта.

— В минувшее межсезонье многие волейболисты и волейболистки перешли из российских клубов в заграничные. В частности, многие спортсмены переехали в Турцию. В свою очередь генеральный директор ЖВК "Динамо" Владимир Зиничев говорит, что в эту страну часто заманивают большими деньгами, а потом не выполняют своих обязательств. Что вы скажете по этому поводу?
То, что за границей иногда не выполняют свои обязательства, это факт, но ровно так же их не выполняют и в России, поэтому говорить о том, что в Турции не платят, а у нас всё и везде замечательно, неправильно.
О тренерской карьере не задумывался никогда, так как это очень тяжёлый труд. Тренером нужно родиться. На тренера невозможно выучиться. Вот Карполь при всех его плюсах и минусах тренер от бога. Он родился тренером, это у него в крови. Тренер — это призвание. Я не чувствую в себе такого призвания.
Топ-клубы Турции как раз платят. Когда я играл в Турции, у меня также были сомнения, заплатят ли мне или нет. Но, тем не менее, последнюю мою зарплату турецкий клуб прислал мне в Россию на карточку, хотя я уже морально смирился с тем, что её не получу, но люди оказались чистоплотными и зарплату и премиальные мне выплатили, поэтому касательно наших девушек я уверен, что они свои деньги получат. Возможно, к ним за границей будут относиться не так, как в России, но это не негативный фактор, для них это, наоборот, станет стимулом начать более активно работать и в стрессовой ситуации показывать свои профессиональные качества.

Что касается их отъезда, то потеря таких игроков, как Борисенко и Гамова, однозначно является потерей для клуба. Таких игроков нельзя терять. Но я не знаю ситуацию изнутри, поэтому не могу говорить о причинах их отъезда.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
2 декабря 2016, пятница
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →