Касторнов: мне нравится агентская деятельность
Фото: pro-volley.ru
Текст: Григорий Митин

Касторнов: мне нравится агентская деятельность

Генеральный директор агентства "Про-Воллей Консалтинг", постоянный эксперт "Чемпионат.ру" Владимир Касторнов рассказал, почему после окончания карьеры занялся агентской деятельностью.
1 октября 2009, четверг. 11:30. Другие

Генеральный директор агентства «Про-Воллей Консалтинг», постоянный эксперт «Чемпионат.ру» Владимир Касторнов в интервью нашему изданию рассказал о своём агентстве.

— Я открыл это агентство в 2006 году, когда ушёл из профессионального волейбола. Открыл, потому что сам долгое время играл за границей, пользовался услугами различных европейских агентов и понимал, как нужно работать с людьми, что нужно делать, чтобы этот бизнес был открытым, честным и всем понятным. К сожалению, в моей карьере встречались агенты,

Я открыл это агентство в 2006 году, когда ушёл из профессионального волейбола. Открыл, потому что сам долгое время играл за границей и пользовался услугами различных европейских агентов и понимал, как нужно работать с людьми, что нужно делать, чтобы этот бизнес был открытым, честным и всем понятным.

которые не соответствовали моим требованиям. Я знал, что, исходя из объективных вещей, могу вести грамотную политику и реально помогать людям. На тот момент в женском волейболе вообще не было агентов. Мы видели, что происходит, подписывались долгосрочные контракты на непонятных условиях. Люди с детства фактически попадали в рабство, и не то чтобы клубы были плохие и хотели обмануть игроков, вовсе нет, просто рынок был абсолютно нерегулируемым. Было очевидно, что появятся агенты, которые будут выравнивать отношения между клубом и игроком.

Мне это дело изначально нравилось, я понимал, что нужно делать, и открытие агентства было логическим завершением. Что касается политики, которую я выбрал, то могу сказать, что не делю своих подопечных на звёзд и простых игроков. Понятно, что гораздо проще заниматься игроками, которые выступают за сборную, они всегда востребованы. В начале моей карьеры мне приходилось подходить к игрокам и буквально на пальцах объяснять, что такое агент, зачем он нужен и чем я могу помочь. Если в то время со мной подписывал контракт игрок, скажем, Высшей лиги «А», на котором моё агентство зарабатывало копейки, но которые тогда имели значение, то даже если он скатится до Высшей лиги «Б», я никогда не брошу этого волейболиста. У меня есть чёткая позиция: если люди меня не подводят, то и я их никогда не подведу и не брошу. С самого начала открытия агентства я выработал чёткую политику и в отношениях с игроками, и в отношениях с клубами. Самое главное — игрок должен понимать и верить своему агенту на 100 процентов, только тогда, в самом тесном сотрудничестве, мы сможем вместе добиться наилучшего результата.

Агент не имеет права действовать ни в каких других интересах, кроме как в интересах игрока. Вот главный принцип, которого я придерживаюсь. Мои интересы — это интересы игрока. Пока вроде бы всё получается. В моём агентстве уже более 40 клиентов. Для меня это оптимальное количество игроков. Ротация практически нулевая. Кто был, за минусом тех игроков, которые завершили карьеру, все со мной. Я очень ценю доверие всех моих игроков, и стараюсь делать всё по максимуму, чтобы их не подвести.

— Как складывается ситуация внутри агентства в период мирового кризиса? Сказался ли он?

— Конечно, сказался. Сейчас всем тяжело. На первый план выходит то, насколько клубы дорожат своей репутацией, отдают отчёт своим действиям в этой сложной ситуации. То, что на данный момент проблемы с деньгами есть у большинства клубов, ни для кого не секрет. Вопрос в том, как клубы выходят из этой ситуации. Клуб, который дорожит своей репутацией, объясняют игроку, что на данный момент он не может выплачивать заработную плату в полном объёме, но как только появится возможность, сразу её выплатит. Такому клубу нужно идти навстречу. Клуб, который не дорожит своей репутацией, пытается эти трудности возложить на игроков, обвиняет их в невыполнении контракта и ищет повод оштрафовать. С такими клубами нужно избирать другую политику общения.

Я говорил и продолжаю утверждать, что кризис внесёт свою оздоровляющую струю в весь волейбольный российский рынок, так как в последние годы контракты уже были запредельные. Игроки зарабатывали больше, чем они реально стоят на рынке. Сейчас эта ситуация подкорректировалась, развитие волейбола будет более степенным и осознанным.

— Не задумывались ли вы о тренерской карьере?

— О тренерской карьере не задумывался никогда, так как это очень тяжёлый труд. Тренером нужно родиться. На тренера невозможно выучиться. Вот Карполь при всех его плюсах и минусах тренер от бога. Он родился тренером, это у него в крови. Тренер — это призвание. Я не чувствую в себе такого призвания. Даже если мне кто-то предложит возглавить какой-то клуб за хорошие деньги, я откажусь от этого предложения, потому что не вижу смысла заниматься тем делом, в котором не являюсь специалистом.

— Должен ли тренер быть в прошлом профессиональным спортсменом?

— Считаю, что да. Но, как показывает история, редко классный волейболист становится классным тренером. Тренер как минимум должен разбираться в том виде спорта, в котором собирается работать. Он обязательно должен вариться в этом виде спорта.

— В минувшее межсезонье многие волейболисты и волейболистки перешли из российских клубов в заграничные. В частности, многие спортсмены переехали в Турцию. В свою очередь генеральный директор ЖВК «Динамо» Владимир Зиничев говорит, что в эту страну часто заманивают большими деньгами, а потом не выполняют своих обязательств. Что вы скажете по этому поводу?

То, что за границей иногда не выполняют свои обязательства, это факт, но ровно так же их не выполняют и в России, поэтому говорить о том, что в Турции не платят, а у нас всё и везде замечательно, неправильно.

О тренерской карьере не задумывался никогда, так как это очень тяжёлый труд. Тренером нужно родиться. На тренера невозможно выучиться. Вот Карполь при всех его плюсах и минусах тренер от бога. Он родился тренером, это у него в крови. Тренер — это призвание. Я не чувствую в себе такого призвания.

Топ-клубы Турции как раз платят. Когда я играл в Турции, у меня также были сомнения, заплатят ли мне или нет. Но, тем не менее, последнюю мою зарплату турецкий клуб прислал мне в Россию на карточку, хотя я уже морально смирился с тем, что её не получу, но люди оказались чистоплотными и зарплату и премиальные мне выплатили, поэтому касательно наших девушек я уверен, что они свои деньги получат. Возможно, к ним за границей будут относиться не так, как в России, но это не негативный фактор, для них это, наоборот, станет стимулом начать более активно работать и в стрессовой ситуации показывать свои профессиональные качества.

Что касается их отъезда, то потеря таких игроков, как Борисенко и Гамова, однозначно является потерей для клуба. Таких игроков нельзя терять. Но я не знаю ситуацию изнутри, поэтому не могу говорить о причинах их отъезда.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
23 мая 2017, вторник
22 мая 2017, понедельник
21 мая 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, на ваш взгляд, должен усилить тренерский штаб женской сборной России по биатлону?
Анатолий Хованцев
361 (8%)
Николай Лопухов
90 (2%)
Дмитрий Губерниев
907 (20%)
Валерий Польховский
389 (9%)
Леонид Гурьев
71 (2%)
Павел Ростовцев
299 (7%)
Владимир Королькевич
152 (3%)
Виталий Мутко
702 (16%)
Александр Тихонов
428 (10%)
Магдалена Нойнер
1072 (24%)
Проголосовало: 4471
Архив →