Показать ещё Все новости
Показать ещё Все новости
Вильгельм Стейниц
Александр Говоров
Первый чемпион мира по шахматам попал в психбольницу, проиграв в Москве. Трагедия Стейница
Он зарабатывал ставками на самого себя, но умер в нищете.
Другие / Шахматы 0

Гениальные спортсмены нередко оказываются неоднозначными личностями в обычной жизни. Первый официальный чемпион мира в истории шахмат Вильгельм Стейниц был как раз из таких людей. Он видел всё – блеск, жуткую нищету, победы и поражения, трагическую потерю близких. Его жизнь оборвалась в психиатрической больнице ровно 120 лет назад, 12 августа 1900 года.

Родом из гетто

Когда мы слышим слово «гетто», то обычно представляем бедный криминальный район в Америке, наполненный чернокожими парнями с пистолетами. Стейниц родился в еврейском гетто в Праге. И хотя чернокожие ребята с пистолетами там не бегали, нищета в том районе была ужасной. Вольф (имя Вильгельм он получил позже) был 13-м ребёнком в семье. Понятно, что главной задачей родителей было банально прокормить детей.

Но Стейниц был всё-таки выходцем из еврейской семьи, где даже в таких условиях уделяли большое внимание образование. Отец Йозеф увидел в сыне талант шахматиста и всячески одобрял это увлечение. Это помогало и в математике, поэтому Стейница отправили в Вену учиться в политехнической школе.

День победы великого Ботвинника. 9 мая он принёс Советскому Союзу праздник
Шестой чемпион мира по шахматам принёс СССР первый титул, скупал шоколад пачками и никогда не ошибался. Кроме истории с Карповым.

Деньги на ставках и до свидания, учёба

Именно в Вене Стейниц поменял имя Вольф на Вильгельм. Ему так просто больше нравилось. Вместо занятий он вместе с другими студентами зависал в кафе, где зарабатывал на ставках на шахматные партии. Зачастую он ставил на самого себя и обыгрывал всех подряд. Так молодой парень понял, что на шахматах можно заработать деньги и даже не надо гробить здоровье на заводах и фабриках.

В политехнической школе тоже подумали, что Стейницу лучше сосредоточиться на чём-то другом и отчислили его за неуспеваемость. Так у Вильгельма началась новая интересная жизнь с множеством путешествий.

Стейниц опередил время

Лондон, Нью-Йорк, Баден-Баден – где он только не выигрывал турниры. И вот пришло время сделать следующий шаг и побороться за то, за что ещё никогда не боролся в истории шахмат. За официальный титул чемпиона мира.

Фото: Fine Art Images/Heritage Images/Getty Images

Стейниц опередил время. Он разработал учение о позиционной игре, которое сменило романтическую комбинационную игру в шахматах, доминирующую на протяжении долгого времени. Это была настоящая революция. Одним из немногих, кто мог бы что-то противопоставить Стейницу, был Иоганн Цукерторт. С ним они и сыграли матч за звание первого чемпиона мира в 1886 году.

Сильнее мужчин. Как чемпионка вызывала ревность и зависть
Как на равных соперничать с мужчинами, вывести жену чемпиона и погибнуть под бомбёжками — история первой шахматной чемпионки Веры Менчик.

Эксперты отмечали, что Стейниц каким-то образом обладал даром предвидения и с удивительной точностью предугадывал будущие комбинации соперника. Так и победил! А потом ещё несколько раз защитил свой титул. Всё это продолжалось вплоть до 1894 года, когда с Вильгельмом начали происходить странные вещи.

Семейная драма и жуткая депрессия

В 1894 году Стейниц уступил титул чемпиона мира Эммануилу Ласкеру. Главной причиной поражения было не то, что он вдруг разучился играть и потерял талант. Дело было в том, что незадолго до этого он сначала потерял 18-летнюю дочь, а затем скончалась и его любимая жена. Глубокая депрессия, стресс – он просто не мог сконцентрироваться на шахматах. Вильгельм параллельно выпускал шахматный журнал, но и с ним пришлось покончить. Семейная драма затмила вообще всё.

Спустя некоторое время Стейницу показалось, что он пришёл в себя. И он тут же попросил Ласкера о матче-реванше. Тот согласился, а встреча должна была состояться в Москве. Стейниц вчистую проиграл Ласкеру, но решил остаться в России, рассчитывая заработать денег на проведении сеансов и консультаций по шахматам.

Психиатрическая лечебница

Для того чтобы надиктовать текст для выступлений и консультаций, Вильгельм пригласил в номер отеля стенографистку. Женщина сразу заподозрила неладное. Стейниц время от времени высовывал голову в форточку и никак не объяснял, зачем это делал. И постоянно бормотал что-то про себя, не замечая, что в помещении есть кто-то ещё. Стенографистка обратилась к администрации гостиницы с просьбой разобраться в поведении странного мужчины.

К Стейницу вызывали врача, который уговорил того бесплатно пройти курс лечения в московской психиатрической больнице. Удивительно, но заставлять или принуждать шахматиста не пришлось. Видимо, Вильгельм сам понимал, что с ним что-то не так.

Никто не верил, что он великий шахматист

На тот момент Стейниц в целом сохранял адекватность и не был похож на других постояльцев больницы, который называли себя «Наполеонами» или «Александрами
Македонскими». Врачам было приятно с ним работать, несмотря на его временные помешательства. Однако никто из них не верил, что перед ними великий шахматист, чемпион мира.

Претендент из ящика. Как дважды обмануть весь шахматный мир
Исидор Гунсберг дважды обвёл шахматный мир вокруг пальца. Сначала он обыгрывал людей, сидя в ящике, а потом заработал на самолюбии Стейница.

Совершенно случайно разговор коллег услышал молодой врач и начинающий шахматист. И решил проверить, действительно ли слегка сумасшедший мужчина умеет играть в шахматы. Стейниц снял ладью с доски, дав тем самым фору оппоненту. Врач начал ещё больше сомневаться, что перед ним действительно чемпион мира. Но затем Вильгельм легко выиграл три партии и убедил доктора, что он действительно тот, за кого себя выдаёт.

К Стейницу резко поменялось отношение, и менее через месяц он уже уехал домой в Америку, куда переехал в середине своей карьеры. Он вернулся в бедность и нищету, жить было просто не на что, потому что, кроме шахмат, он не умел ни на чём зарабатывать, а сделать это в США было непросто.

У него случился очередной срыв, и Стейниц снова попал в психбольницу. На этот раз в Нью-Йорке. Американские врачи не смогли найти нужный подход к гению. Великий шахматист умер в возрасте 64 лет.

Комментарии (0)
Партнерский контент