Орсер: тройной аксель разбирали по винтику
Фото: Reuters
Текст: Надежда Баранова

Орсер: тройной аксель разбирали по винтику

В своём интервью Брайан Орсер рассказывает о работе с Адамом Риппоном и Стефаном Ламбьелем, о том, легко ли восстановить тройной аксель, и об олимпийской борьбе в мужском одиночном разряде.
17 октября 2009, суббота. 19:11. Другие
Первая часть интервью

В своём интервью Брайан Орсер рассказывает о работе с Адамом Риппоном и Стефаном Ламбьелем, о том, легко ли восстановить тройной аксель, и об олимпийской борьбе в мужском одиночном разряде.

Справка "Чемпионат.ру"

Брайан Орсер


Родился 18 декабря 1961 года.
Канадский фигурист, двукратный серебряный призёр Олимпийских игр (1984, 1988), чемпион мира 1987 года.
В настоящее время является тренером чемпионки мира Ю-Ны Ким. С прошлого сезона тренирует и двукратного чемпиона мира среди юниоров Адама Риппона.

— Брайан, продолжим разговор. Вы только что рассказали о том, насколько велика ответственность, которая лежит на тренере такой спортсменки, как Ю-На Ким. Тем не менее в прошлом сезоне вы взяли к себе ещё одного ученика – и тоже не рядового фигуриста, американца Адама Риппона, который к тому времени уже был чемпионом мира среди юниоров. Адам тоже выступает здесь, на Trophee Eric Bompard – после короткой программы он третий. Как вы делите внимание между ними – и здесь, во время соревнований, и в Торонто, на тренировках?
— На соревнованиях всё просто. Есть расписание: сначала одиночники, потом перерыв, потом на лёд выходят девушки. Так что проблем нет, хотя, конечно, я устаю. А что касается тренировок, вы знаете, они очень хорошо работают вместе. У них прекрасные отношения. Когда Ю-На старается на тренировках, Адам тоже тянется за ней. Когда Ю-На чувствует себя немного усталой, Адам начинает стараться ещё больше, и это подстёгивает уже её. Конечно, когда устают оба, я устраиваю им перерыв.

Изначально Адам обратился к Дэвиду Вилсону, хореографу, с которым мы работаем вместе. Хотел поработать над постановками. Ему очень понравилась атмосфера у нас на катке, и он попросился ко мне в группу. В нём было столько страсти к фигурному катанию, и ему отчаянно было нужно некое руководство, некое внимание. Я спросил у Ю-Ны и её мамы, не будут ли они возражать, они ответили: "Нет проблем". Так мы и начали работать.

Кроме того, у меня есть и другие ученики. Есть юниорка из сборной Канады. Американка Кристина Чжао, кстати, вот только что завоевала бронзу на юниорском этапе Гран-при в Стамбуле. Она неудачно выступила в короткой программе, но в произвольной была первой. Так что вчера у меня был действительно отличный день.

Мы буквально разобрали тройной аксель по винтику, а потом собрали обратно. Выучили прыжок заново. Это сложно. Всё же Адаму 19 лет, а взрослому фигуристу тяжело избавляться от старых стереотипов и нарабатывать новые.

— Что ж, пусть и этот день будет не хуже. Получается, вы работаете и с одиночниками, и с одиночницами. Разница чувствуется?
— Каждый спортсмен уникален. К каждому требуется индивидуальный подход. Ю-На очень чётко представляет, куда она хочет двигаться. У неё самой есть конкретный план, конкретная цель. Так что я лишь чуть направляю её. А вот Адаму требуется больше руководства. Мне нужно добавить ему уверенности в собственных силах – хотя кому это не требуется? Хорошо, что у нас есть Дэвид Вилсон, который всегда появляется ровно в нужный момент. Это даже забавно: порой только я задумываюсь, что бы ещё сделать на тренировке, и тут приходит энергичный Дэвид со своими идеями. И тогда мы перестаём заниматься техникой и переключаемся на хореографию. Также мы сотрудничаем с Трейси Вилсон (канадская фигуристка, выступала в танцах на льду, бронзовый призёр Олимпиады 1988 года. – Прим. Чемпионат.ру), с ней ребята работают над рёберностью, поворотами, качеством скольжения, переходами, связками. Так что у нас потрясающе гармоничная команда.

— Когда вы выступали, вас называли Мистер Тройной Аксель. Перейдя в вашу группу, Адам Риппон выиграл второй чемпионат мира среди юниоров, блестяще исполнив этот прыжок. Вы работали с ним над этим элементом?
— Ох, господи! (Орсер шумно вздыхает, потирая лоб.) Мы его буквально разобрали по винтику, а потом собрали обратно. Выучили прыжок заново. Это сложно. Всё же Адаму 19 лет, а взрослому фигуристу тяжело избавляться от старых стереотипов и нарабатывать новые. Так что после того самого юниорского чемпионата нам пришлось снова заниматься разбором. А потом, в конце лета, у Адама была небольшая травма… Но теперь он исполняет этот прыжок лучше, и это придаёт фигуристу дополнительную уверенность. Я думаю, Адам сейчас – словно алмаз негранёный. Так что на ближайшие четыре года у нас есть над чем работать. С Ю-Ной мы прошли такой же путь. И сейчас я взволнован тем, что нам предстоит.

— К вам на тренировки собирается ещё один именитый фигурист? Стефан Ламбьель заявил, что берёт у вас уроки.
— Да, это так. Он прилетает в Торонто уже в это воскресенье.

— И вы собираетесь работать?..
— Над акселем, над акселем.

— Кто бы мог подумать! Если серьёзно – такого ответа мы и ждали. Ведь именно этот прыжок был главной проблемой для Стефана.
— Да, я знаю. Этим летом с ним мы тоже занимались тем, что разбирали по винтику технику исполнения этого элемента. Я смотрел на "Ютьюбе" записи его последних, осенних выступлений на Nebelhorn Trophy и Japan Open. Там он прыгал пока лишь двойной аксель, но делал его красиво и легко, было видно, что исполнять прыжок ему удобно, у него появилось больше уверенности. Думаю, что уже скоро Ламбьель перейдёт к тройному акселю, надо лишь запастись терпением.

— А как вы начали сотрудничать с Ламбьелем?
Я сначала пришёл именно в хоккей. Просто на коньках держаться почти не умел, вот и решил дополнительно заняться фигурным катанием, чтобы увереннее себя чувствовать. Ну а потом увлёкся.

— Он приехал к физиотерапевту Марле Пишлер, которая работает с фигуристами в моей группе. Вы же знаете, что Ламбьель ушёл из любительского спорта из-за проблем со здоровьем. Во время турне Stars on Ice в Канаде Стефан впервые встретился с Марлой, и она очень ему помогла. Поэтому он приехал в Торонто снова и попросил разрешения заодно покататься у нас. Ну а там речь зашла и об акселе. На мой взгляд, тренировки вместе с Адамом и Ю-Ной дают Стефану дополнительное вдохновение. У нас на катке хорошая атмосфера. И, по-моему, ему нравится, что здесь не все сходят по нему с ума. Когда он тренируется дома, в Швейцарии, на льду вместе с ним катается много других учеников – совершенно разного уровня. И все смотрят на чемпиона влюблёнными глазами. А у меня на катке он может просто тренироваться. Что же с нашей стороны – это всегда здорово, когда в группу приходит новый человек, "свежая кровь". Это делает тренировки интереснее.

— Вы помните, как сами начали кататься? В Канаде мальчишки скорее будут заниматься хоккеем, чем фигурным катанием. Как вы выбрали этот вид спорта?
— А я сначала пришёл именно в хоккей. Просто на коньках держаться почти не умел, вот и решил дополнительно заняться фигурным катанием, чтобы увереннее себя чувствовать. Ну а потом увлёкся. Моими кумирами тогда были Толлер Кренстон, Робин Казинс, Джон Карри.

— А что вы можете сказать о современном мужском одиночном катании?
— Мне нравится, в каком направлении оно развивается. Нравится новая система. Но спортсмен должен быть действительно особенным, чтобы соответствовать всем её требованиям. Одних прыжков недостаточно. И хотя такой обязательной прежде дисциплины, как "фигуры", сейчас нет, вторая оценка учитывает всё это. Надо уметь хорошо вращаться, кататься на рёбрах, делать повороты.

— Вы считаете, что фигуры – необходимая основа и для прыжков?
— Это основа вообще всего. Прыжков в том числе, потому что фигуры учат контролировать тело, помогают развивать координацию движений, физическую силу. Когда вы три часа в день стоите на одной ноге, а потом три часа на другой, она вам просто необходима.

— А что насчёт четверного? Два сезона подряд чемпионами мира становились спортсмены, не исполнившие этот прыжок в своих программах. Тем не менее на парижском турнире многие одиночники заявили четверной не только в произвольной, но и в короткой программе.
— Адам сейчас работает над четверным, он хочет исполнять этот прыжок. Правда, из-за травмы ноги, о которой я уже упомянул, он три недели не мог тренироваться. Но как только здоровье придёт в норму, мы снова начнём работать. Я считаю, надо стремиться к тому, чтобы владеть четверным. И баллов за исполнение этого элемента, на мой взгляд, нужно давать больше.

— В этом сезоне конкуренция в мужском одиночном катании как никогда велика. На ваш взгляд, чьи шансы на олимпийское золото выше?
— Кандидатов действительно много. Для меня это в первую очередь Жубер, Лайсачек, Чен, Ламбьель, Такахаши, Плющенко. Вейр тоже может получить медаль. Если все они ровно откатают короткую программу, мы сможем увидеть великолепную борьбу в произвольной программе.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →