"15-й сезон мы катаемся вместе"
Фото: Reuters
Текст: Надежда Баранова

"15-й сезон мы катаемся вместе"

О французской теме, лучшем результате в карьере, костюмах, глубоких чувствах – в первой части интервью бронзовых призёров Rostelecom Cup Екатерины Рублёвой и Ивана Шефера.
31 октября 2009, суббота. 17:15. Другие
"Выступать дома морально было тяжелее", — признавалась Екатерина Рублёва после того, как все три танца - обязательный, оригинальный и произвольный - были позади. Для них с Иваном Шефером Rostelecom Cup стал уже вторым этапом Гран-при. Неделю до того ребята выступали в Париже на Trophee Eric Bompard, где стали пятыми. После того как из-за травмы партнёра с соревнований снялись Оксана Домнина и Максим Шабалин, Рублёва — Шефер стали первым номером сборной на московском турнире. Ожидания и болельщиков, и федерации резко возросли. Ребята справились, выиграв бронзовую медаль.

Справка "Чемпионат.ру".

Екатерина Борисовна Рублёва, родилась 10 октября 1985 года, дочь известных советских фигуристов и тренеров Светланы Бакиной и Бориса Рублёва.

Иван Алексеевич Шефер, родился 19 февраля 1983 года.

Российские фигуристы, выступают в танцах на льду. Вместе катаются с 1994 года. Двукратные серебряные призёры чемпионатов России (2008/09), серебряные призёры Зимней Универсиады (2009).
— Катя и Ваня, поздравляем с таким удачным стартом. Вы не просто завоевали медаль, но и обновили свой personal best, лучший результат в карьере. Как сами чувствуете: действительно стали кататься лучше или просто судьи стали к вам лучше относиться?

Е. Р.: Мы прекрасно знаем свои слабые стороны и к себе относимся с очень большой долей критики. На протяжении долгих лет к нам достаточно строго относились и очень многого требовали. Так что понимаем: расслабляться нельзя, надо работать, работать и работать. Нет предела совершенству. Ну а судьи, скорее всего, поняли, что мы просто так не отступим! Что закалённые вечной борьбой Рублёва — Шефер будут стоять на своём!
И. Ш.: Мы многое поменяли. У нас теперь новый хореограф, новый специалист по общефизической подготовке. А это значит – совершенно другой подход к тренировкам.
Е. Р.: Когда мы вышли на лёд во время сентябрьских прокатов сборной, почувствовали, насколько легче нам дался танец. И связали это именно с тем, что физической подготовке уделялось большое внимание.

— Костюмы у вас в этом сезоне тоже просто отличные. Особенно те, что вы использовали в оригинальном танце, очень понравились.
Е. Р. и И. Ш.: Да, здесь тоже всё по-новому. Эскизы к костюмам нарисовал художник, с которым мы раньше не работали, – Ангелина Мымликова. Это немного спонтанно получилось. И пошив мы заказывали в новом для нас ателье, Dance Art.

— У вас лиричный произвольный под "Вечную любовь" и совершенно другой, зажигательный оригинальный танец на русскую народную тему. Задача – показать разные стороны вашего характера?
Е. Р.: Мне кажется, что для нашей пары не составляет труда раскрыть разные образы. В прошлом году нашей темой была Испания. Достаточно сильная и абсолютно другая программа, нежели сейчас. Я не могу сказать, что у нас есть какой-то типаж, мы можем сделать всё. И потом, на контрастах работать интереснее, согласитесь. Если будет сплошная лирика, люди могут и заскучать!

— Тема Франции у вас не только в произвольном, но и показательном. Какой танец появился раньше?
И. Ш.: Практически одновременно. На самом деле номер под песню Мирей Маттье сначала готовился не для гала-концертов. Когда заговорили о том, что, возможно, обязательный и оригинальный танцы объединят – это был один из вариантов такого соединения. Там есть и кусочки из двух обязательных вальсов – Золотого и Венского, и такие элементы, как параллельная дорожка, поддержка и твиззлы.
Из первых уст. Екатерина Рублёва.

— Французская тема нас преследует уже очень давно. Мне безумно нравится французский язык, Франция – потрясающе красивая страна.
Мы показывали его в Милане на семинаре ISU, посвящённом объединению двух видов танцевальной программы.
Е. Р.: Французская тема нас преследует уже очень давно. Мне безумно нравится французский язык, Франция – потрясающе красивая страна.
И. Ш.: Париж – это вообще лучший город в мире.
Е. Р.: Поэтому в своё время у нас была "Ромео и Джульетта" из французского мюзикла, и под Патрисию Каас мы катались. Вот и с произвольным – радостно шагнули в эту тему снова. Тем более и тренеры, и критики считают, что нам очень идут такие вещи.

— Мне кажется, что для олимпийского сезона, да и не только для него, должны выбираться именно те программы, которые больше всего подходят паре.
Е. Р.: Мы уже очень давно катаемся вместе, и для нас не составляет труда показать на льду глубокие чувства. Менее скатанным парам это тяжелее даётся. Один близкий знакомый спросил меня: "Что вы показываете в этом танце?" Мы долго размышляли и пришли к выводу, что это не влюблённость юных Ромео и Джульетты, а любовь двух взрослых людей, которые отдают себе отчёт в том, насколько важно сохранить это чувство. Хотелось показать глубину таких серьёзных отношений. Я думаю, что это получилось.

— Давайте поговорим немного об истории вашей пары. Вы помните, как всё начиналось? Когда вы начали кататься вместе?
Е. Р.: Ой, я всё прекрасно помню. Ванечку вообще заметил сначала мой папа.
И. Ш.: Да, я тогда катался в одиночниках и видел, как какой-то дядя приходил на наши тренировки. Смотрел, обсуждал что-то с моим тренером, Владимиром Александровичем Мамаевым.
Е. Р.: А потом в один прекрасный день папа пришёл и сказал: "Катя, я нашёл тебе другого партнёра". На тот момент я уже каталась в паре – с этим мальчиком, кстати, мы учились вместе в одном классе и до сих пор поддерживаем хорошие отношения. У нас замечательно проходили тренировки, мы вместе смеялись-хохотали. И первая моя мысль была: "Ну как же так?" Но у моего партнёра начались проблемы со здоровьем, и вопрос, что называется, встал ребром. И тут – появился Ваня.
Из первых уст. Екатерина Рублёва.

— Мы уже очень давно катаемся вместе, и для нас не составляет труда показать на льду глубокие чувства. Менее скатанным парам это тяжелее даётся.
И. Ш.: Я, конечно, поломался немного, когда мне предложили перейти из одиночников в танцоры. Но согласился довольно быстро. Единственное, что меня беспокоило, – обязательные позиции. Когда катаешься один – всё решаешь сам за себя, а тут партнёрша, её держать, вести надо. Очень хорошо помню, как мы начинали кататься, – в разные стороны. Я брал Катю за руку, спрашивал: "Готова?", она кивала: "Готова", и мы начинали двигаться, но я тянул влево, а Катя – вправо.
Е. Р.: Притирались, конечно, долго друг к другу. Ведь два совершенно разных характера, две разные ипостаси. Что скрывать, было всё, прошли через все проблемы, через которые можно было пройти. Но сейчас… Всё же бывает, что по прошествии времени некоторые партнёры даже видеть друг друга не хотят. У нас же случилось иначе, мы смогли найти подход друг к другу. Теперь Ваня – это как моя вторая половинка, я знаю, что этот человек мне очень близок.
И. Ш.: Для нас этот год уже юбилейный. Уже 15-й сезон мы катаемся вместе.

Продолжение следует...
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →