До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Вспоминая титанов. Часть 3. Стальной занавес
Текст: Анатолий Соловьёв
Фото: nfl.com

Вспоминая титанов. Часть 3. Стальной занавес

О стальных големах американского футбола, возродивших славный город Питтсбург, о монстрах защиты "сталеваров" 70-х годов прошлого столетия – в третьей части сериала "Чемпионат.ру".
Другие

В спортивных лигах Северной Америки существует термин «династия». Он означает успешное выступление одного клуба на протяжении длительного периода времени. К примеру, в НХЛ «династией» можно бесспорно считать команду «Детройт Ред Уингз», в НБА – «Бостон Селтикс» или «Лос-Анджелес Лэйкерз», в МЛБ – «Нью-Йорк Янкиз». А в американском футболе одной из «династий» по праву является «Питтсбург Стилерз». Рождение нынешних победных традиций пенсильванцев состоялось в начале 70-х годов прошлого столетия. Именно тогда перед нападением их соперников впервые опустили «стальной занавес», что позволило клубу добиться феноменального результата: семь побед в дивизионе, четыре в конференции и столько же – в финале чемпионата (1974, 1975, 1978, 1979).

Легенда о стальных големах

Если вы когда-нибудь окажетесь в Питтсбурге, то вид города, едва вы покинете область знаменитого «Золотого треугольника», мягко говоря, озадачит вас. Все эти небоскрёбы, мосты, бизнес-центры, яркие вывески и прочие атрибуты любого мегаполиса затмевают собой истинную сущность этого места. Один из пролетарских центров Соединенных Штатов. Приглядитесь внимательнее — и поймёте, что до мегаполиса этому городу далеко. С населением менее 400 тысяч жителей, грязными улицами, многочисленными фабриками и заводами, бюджетными домами с некомфортными квартирками, Питтсбург представляет собой промышленного монстра, делающего сердца людей каменными и озлобленными от бесконечной рутины вследствие проживания в подобном месте.

Возможно, так оно и было бы. Если бы на одной из фабрик города молодому, 37-летнему инженеру Чаку Ноллу не разрешили бы ставить свои зловещие эксперименты. Первый сезон под его руководством клуб завершил с результатом побед 1-13, но затем стал заметно прогрессировать. Как угодно назовите ставший настоящей цитаделью зла для всех команд НФЛ в семидесятые стадион «Три реки», на котором в то время проводили свои домашние игры «сталевары». Но именно это место не позволило серым и унылым будням рабочих окраин сожрать всё человеческое, что было в жителях Питтсбурга, впервые явив миру одиннадцать стальных големов, несгибаемых и несломляемых. Самыми ужасными в этой механической компании были дефенсив тэклы Джо Грин и Эрни Холмс, энды Эл Си Гринвуд и Дуайт Уайт, а также корнебэк Мэл Блаунт.

В НФЛ каждая команда удивительно похожа на город, в котором играет. Вот и «Стилерз» исключением не стали. Во времена экономических кризисов и многочисленных забастовок в промышленном городе не мог родиться иной коллектив. Появился клуб такой же суровый и жёсткий, как и его болельщики, ставший настоящей опорой для них. Стальной опорой.

Для того чтобы управлять этой бесчувственной и беспощадной армией, стоявшей на страже пенсильванского замка, молодому чернокнижнику Ноллу требовались искусные помощники, готовые вести стальное войско в бой и руководить им на поле битвы. Такие помощники нашлись в лице настоящих воинов, лидеров по природе. Имена Энди Рассела, Джека Хэма и Джека Ламберта навсегда вошли в историю профессионального футбола. Это имена подлинных бойцов, которые прокладывали себе путь из безвестности к бессмертию.

Старый волк

Трудно найти себе более достойного помощника, чем человека, который немногим младше тебя, который стал играть в футбол на высоком уровне лишь несколько лет назад. В эпоху рассвета «Стилерз» ему перевалило за тридцать. Он не отличался какими-то сумасшедшими физическими данными, но без него, Энди Рассела, не было бы той великой обороны. Это был матёрый, старый волк, прекрасно читавший игру, что позволило ему аж целых семь раз попасть в Пробоул. Причём в пять из них он выбирался в возрасте тридцати и более лет.

Если бы вы увидели его в обычной одежде, только выходящим из дома на тренировку, вы бы подумали, что этот парень спешит на свой завод. Высокий, подтянутый, без горы мышц, с редкими усиками, делавшими его ещё более похожим на собственных фанатов, Энди был своим парнем. Выбранный в 16-м раунде под общим 220-м номером Рассел постепенно, подобно губке впитывая в себя особенности профессионального футбола, рос, тем самым прогрессируя из года в год.

Может быть, в статистической форме прогресс этот совсем даже не ярок, учитывая лишь 18 перехватов при одном возвращённом в тачдаун за карьеру. Но тогда не считали захваты. А меж тем пресса и фанаты видели, как Энди, превосходно анализируя игру, не давал футболистам нападения после ловли мяча пройти и ярда; он нёсся сломя голову навстречу выносной атаке, страхуя своих партнёров. Он просто играл в футбол. Когда в твоей команде есть такой «свой парень», то чертовски приятно выходить в её форме на поле.

Призрак викинга

Можете говорить, что хотите, но Чак Нолл был некромантом. По-другому я не могу объяснить появление в составе «Питтсбурга» в 74-м году Джека Ламберта, выбранного во втором раунде драфта того же года. Казалось, что он был призраком давно погибшего в битве викинга и теперь, выкинутый из Вальхаллы за бесконечные пьянки и буйное поведение, вернулся на землю, попутав немножко дивизион. Высоченный, сильный, атлетичный, с правильными нордическими чертами лица, светловолосый.

Подобно древнескандинавскому богу грома Тору, Ламберт обрушивался всей своей мощью на соперника, пугая, втаптывая в землю, побеждая его. Он как будто принял эстафетную палочку «мясника» у Рея Ничке и продолжал славное дело бывшего игрока «Грин-Бэй Пэккерс», сверкая своей беззубой улыбкой. Ламберт был монстром, идеальным лайнбэккером, что и подтверждает его статистика. Девять попаданий в Пробоул, лучший защитный новичок года (1974) и лучший защитник года (1976), за карьеру сделавший 1479 захватов, 23,5 сэка и 28 перехватов.

Невозможно быть столь великим футболистом и при этом не обладать врождённым чувством игры. У Ламберта это чувство присутствовало в полной мере. Потрясающие инстинкты, игровое мышление вкупе с великолепными физическими данными и очень приличной скоростью слились воедино в этом футболисте. Глядя на одно лицо его, можно было со всей серьёзностью сказать, что «стальной занавес» будет снова опущен и Ламберт, стоя в самом центре обороны своей команды, в её сердце, отдаст все силы, но не позволит сопернику набрать достаточное для победы количество очков.

Настоящий пенсильванец

В блестящем составе «стального занавеса» был и человек, всю жизнь выступавший только в командах одного штата. Настоящий пенсильванец. Джек Хэм. Защитник, которого боялись все без исключения. Он играл на уровне сэйфти против паса, также был великолепен в защите против выноса. Он мог блестяще атаковать конверт, раз за разом прорывая блок. Словом, он мог всё. Показательна одна цифра в его послужном списке — это 21 подобранный фамбл. О чём это может говорить? Только о великолепнейшем понимании игры, об умении находиться в нужное время в нужном месте. Другой значимой цифрой могут считаться 32 перехвата, совершённые за карьеру Хэмом. Этот парень надёжно прикрывал фланг своей команды, давая в центре Ламберту возможность поиздеваться над игроком нападения с мячом.

При всём при этом защита «Питтсбурга» никогда не считалась сборищем мясников. Напротив, это было то высокомерное, интеллектуальное болото, в котором могла завязнуть любая по силе атака. И воплощением именно интеллекта и был Хэм. Он постоянно играл в шахматы с квотербэком соперника, заставляя того делать опрометчивые, губительные для своей команды ходы. Хэм восемь раз выбирался в Пробоул, был также отмечен попаданием в ряд символических сборных. Но главное — он навсегда стал одним из тех представителей «стального занавеса», что принесли большие победы «Питтсбургу», до этого не радовавшему своих поклонников. И город, казалось бы сломленный бесконечной чередой задержек зарплаты, забастовками, прихотями работодателей, начал жить.

В американском футболе защиту команды принято характеризовать штампами: "…является одной из…", "…очень хороша против паса или выноса…", "…не даст пройти много ярдов…", но для обороны «Стилерз» подобные слова можно отнести к ругательствам. Ведь она играет. С того самого момента как впервые был опущен «стальной занавес». И на все времена.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент