Зуева: каждый танец ставится на спортсмена
Фото: Reuters
Текст: Надежда Баранова

Зуева: каждый танец ставится на спортсмена

На двух из трёх этапов Гран-при победу в танцах одержали пары, постоянным хореографом которых выступает Марина Зуева. В интервью она поделилась секретами успеха своей работы.
1 ноября 2009, воскресенье. 16:33. Другие

— Вирту-Мойра и Дэвис-Уайта специалисты называют одними из самых ярких молодых пар. Не сложно ставить программы для сразу двух дуэтов, выступающих на столь высоком уровне?

Справка «Чемпионат.ру»

Марина Зуева,
хореограф. В 70-е годы выступала за сборную СССР вместе с Андреем Витманом в танцах на льду. В 1977 году они стали пятыми на европейском и мировом первенствах. Зуева была хореографом легендарной пары Екатерина Гордеева – Сергей Гриньков. Сейчас она работает в США, где вместе с Игорем Шпильбандом ведёт школу фигурного катания, выступает постановщиком и консультантом во всех видах фигурного катания. После перехода американского танцевального дуэта Танит Белбин и Бенджамина Агосто к Наталье Линичук и Геннадию Карпоносову в группе Зуевой – Шпильбанда остались две ведущие пары: канадцы Тесса Вирту – Скотт Мойр и американцы Мэрил Дэвис – Чарли Уайт.

— Нет, нисколько. Это же абсолютно разные таланты. Лучшее в Мэрил и Чарли диаметрально противоположно тому, что является лучшим в Тессе и Скотте. И когда я хочу показать в них это лучшее, появляются совершенно разные программы. Ведь каждый танец ставится на спортсмена, на личность. Могу сказать, что я счастлива работать с такими одарёнными фигуристами.

— Оригинальные танцы у этих двух пар действительно абсолютно разные. Как вы подбирали эти образы, как работали над постановками?
— Опять же – исходила из того, что лучше всего им подходит. Вы посмотрите, ведь от Мэрил глаз не оторвать в этом танце, так ей идут индийские жесты. Я и сама изучала хореографию Востока, но это было давно, ещё в институте. Чтобы добиться достоверности, мы специально приглашали настоящих индийских танцоров, которые преподают в США. С фламенко – другая история. В 1994 году, когда в любительский спорт вернулись Катя Гордеева с Серёжей Гриньковым, я ставила им фламенко. Это было впервые, никто раньше не брал в парном катании такую тему, и я решила, что может получиться интересная программа. Я специально занималась историей этого танца, моя преподавательница подарила мне очень много дисков с записями фламенко, родители одного из учеников, испанца – несколько книг, видео на эту тему. Так что у меня ещё с тех времён сохранилось очень много материала. Я отобрала 10 дисков с мелодиями и дала их послушать Тессе и Скотту. Хотела, чтобы окончательный вариант они выбрали сами. И знаете, больше всего им понравилась именно та композиция, которая и мне казалась самой для них подходящей.

— Но от канадской-то пары на Олимпиаде в Ванкувере ждали национального колорита…
— Мы рассматривали три варианта и первым, конечно же, присматривались именно к канадскому народному танцу. Это, собственно, Scottish country dance, который завезли в Канаду шотландцы. Прослушали несколько мелодий и поняли: музыкальный материал, по крайней мере, тот, который у нас был, не позволит выразить темперамент, чувства. А то, что выделяет Тессу и Скотта, — это уникальное взаимодействие между ними, умение показать чувство между мужчиной и женщиной. Словом, мы поняли, что канадской музыке придётся отказать. Дальше выбирали между мексиканским танцем и фламенко. Мне казалось, что мексиканский – интересная идея для них. Но Тесса заявила, что ей не нравятся мексиканские платья. Так что в итоге остановились на фламенко.

Я специально занималась историей фламенко, моя преподавательница подарила мне очень много дисков с записями фламенко, родители одного из учеников, испанца – несколько книг, видео на эту тему.

— То есть решающую роль сыграло платье?
— Так ведь девушка. Для Тессы очень важно, как она выглядит, важно, чтобы ей нравилось, как она выглядит. Так что – и это учитываем тоже.

— От оригинальных танцев – к произвольным. Здесь у вас тоже разный подход. Дэвис-Уайт катаются под очень популярное произведение «Призрака Оперы» Эндрю Ллойда Уэббера.
— За эту программу сначала были только я и Чарли. Даже официальные лица из американской федерации кривились: «Снова Фантом». А мы говорили: «Да, мы катаем Фантома». Я приводила в качестве аргумента следующее: сколько лет этот мюзикл идёт на Бродвее, и до сих пор на каждое шоу раскупаются все билеты. Это классика, которая всегда будет популярной. И для Мэрил и Чарли лучше музыки в этом сезоне нельзя было придумать.

— Федерация давит?
— Они не давят, скорее рекомендуют. Высказывают своё мнение. Им же хочется, чтобы их новые звёзды тоже блистали. Смотрят, сравнивают. «Вот, для Тессы и Скотта у вас редкая музыка». Но ведь пары-то разные.

Продолжение

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
28 мая 2017, воскресенье
27 мая 2017, суббота
26 мая 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...