Вейр: чтобы творить, надо лишиться комфорта
Текст: Элиза Пастухова

Вейр: чтобы творить, надо лишиться комфорта

О своих программах, тренерах, камбеке Ламбьеля и Плющенко, русской душе, олимпийском сезоне и постерах – в интервью бронзового призёра ЧМ из Америки Джонни Вейра.
13 декабря 2009, воскресенье. 13:02. Другие
В прошлом сезоне любители фигурного катания на время потеряли из виду одного из своих любимцев – бронзового призёра ЧМ из Америки Джонни Вейра. Из-за болезни ему не удалось отобраться в сборную на национальном чемпионате. Как ни странно, незапланированный перерыв в соревнованиях пошёл ему на пользу. Вейр потихоньку входит в обойму в олимпийском сезоне и удивляет публику своими неожиданными образами.

— Новые программы не похожи на всё то, что вы до сих пор делали…
Это естественно для моей страны, что кого-то любят сегодня и ненавидят завтра. Конечно, у меня есть мои фанаты, которые всегда остаются со мной. Но официальные лица, судьи, люди, которые просто смотрят фигурное катание…
— Да, особенно короткая. Совсем не в моём обычном стиле. Я выбирал испанскую музыку так, чтобы всем хотелось встать и пойти под неё танцевать. Я хотел показать, кто я такой на самом деле в этой программе, потому что никогда не делал этого раньше. Она свободная, как будто сделана для шоу, и игривая, а я думаю, что я тоже очень веселый человек. А произвольная программа больше напоминает меня прежнего на льду. Она элегантная, драматическая. Не знаю, последний ли это мой сезон в фигурном катании или нет…

— …или нет?
— Может, и нет. Может быть, я останусь. Но если последний, то я хотел бы в финальных аккордах показать, кто такой Джонни Вейр на самом деле. Было трудно подобрать музыку, которая выражала бы мой характер, но думаю, что я справился.

— Спасибо за выбор музыки к произвольной. "Леди Калиф" – одно из красивейших музыкальных произведений, звучавших на льду.
— Спасибо! С музыкой работал мой хореограф Дэвид Уилсон. Я прислал ему только одну часть – "Леди Калиф" – и попросил сделать обрамление. Потому что эта тема – единственная, которую я хотел. Получилось, как бриллиант в кольце. Окончание программы очень мощное, драматическое – эта музыка из какого-то фильма про наркотики, я даже не знаю, как он называется. Не знаю, где Дэвид нашёл и начало – голоса поющих ангелов. Но вся программа выстроена вокруг идеи падшего ангела. Я был падшим ангелом раньше, как и любой спортсмен: сегодня ты на вершине, завтра ты делаешь ошибку, и все тебя ненавидят. По крайней мере, в моей стране так. И потом ты должен подталкивать себя, чтобы взлететь снова.

— Вы действительно ощущали поток неприязни по отношению к себе?
— Скажем так, это естественно для моей страны, что кого-то любят сегодня и ненавидят завтра. Конечно, у меня есть мои фанаты, которые всегда остаются со мной. Но официальные лица, судьи, люди, которые просто смотрят фигурное катание…

— Скорее всего, это характеристика всех крупных держав, где много больших чемпионов и спортивные федерации в любом случае не в проигрыше.
— Разумеется, всегда кто-то новый приходит на смену.

— Два сезона подряд ваши программы ставила Нина Петренко. Как вам пришло в голову поменять хореографа?
— Я очень много времени провожу с Галиной, Виктором (Петренко. – Прим. "Чемпионат.ру"), Ниной, и это очень хорошо для работы. Но, к сожалению, свежесть уже пропала. А надо откуда-то черпать новые идеи для постановок. Чтобы творить, быть креативным, нужно на время лишиться комфорта, например, уехать из дома, пойти и поучить что-то новое, попробовать что-то другое. Поэтому я обратился к Дэвиду Уилсону, канадскому хореографу, который ставит программы также для чемпионки мира Ким Ю-На. С Дэвидом у нас хорошие отношения, он очень открытый и весёлый человек, даже немножко сумасшедший. Мне и нужен был такой вот сумасшедший постановщик, чтоб изменить мою хореографию.

— Это моё субъективное мнение, но ваши программы мне понравились даже больше, чем новые программы Ким.
— Спасибо! Но я хочу отметить, что программа это не только хореография, это всё вместе. Одна хореография не даёт спортсмену программы. Каждый кусочек его личности должен взаимодействовать с другим. Дэвид Уилсон видит все аспекты целиком. Чтобы поставить программу, надо иметь вдохновение. В случае Ю-На это была тема Джеймса Бонда, а в моём – что-то испанское.

— Ваш тренер Галина Змиевская доверяет вам настолько, что в олимпийский сезон позволила вам делать выбор самому?
— Опытный тренер знает, что нужно для победы, поэтому надо слушать своего тренера. Например, в прошлом сезоне Галина чуть-чуть прессинговала меня, и мне было порой тяжело кататься. Сейчас она даёт мне гораздо больше свободы. Атмосфера сразу стала лучше. Мы проводим много времени, отрабатывая чистое катание, работаем над выражением эмоций в катании, и я счастлив. Мои эмоции проявились и в том, как я сейчас выгляжу на льду.
Опытный тренер знает, что нужно для победы, поэтому надо слушать своего тренера. Например, в прошлом сезоне Галина чуть-чуть прессинговала меня, и мне было порой тяжело кататься. Сейчас она даёт мне гораздо больше свободы. Атмосфера сразу стала лучше.
Мне в целом не нравится дизайн этих однотипных костюмов, которые для меня раньше делали, поэтому я поменяю костюм к произвольной. Зато я очень люблю свой костюм к короткой. Он интересный: чёрный с розовым, плюс все эти гофрированные кусочки, кисточки…

— И вы не боитесь, что с верхних рядов вас будут принимать за эмо?
— Нет, эмо – точно не мой стиль. Я думаю, что чёрный с розовым очень подходит к испанской мелодии, потому что чёрный – танцевальный цвет. Если надеваешь чёрное, значит, идёшь танцевать. А розовый – это взрыв, шутка, смех!

— Каково это – кататься, когда кругом на арене развешаны постеры, на которых предстаёшь в обнажённом виде?
— Это моя вина (Смеется.). Я участвую в фотосессиях, и там всегда просят снять часть одежды. Я снимаю только рубашку, но от обилия фото появляется ощущение… Вот, например, Галина, выходя ко люду, спрашивает: "Джонни, ты хоть когда-нибудь одежду носишь?" Я говорю: "Конечно, Галина. Это просто мои фанаты выбирают такие фото".

— Что вы думаете по поводу камбеков Стефана Ламбьеля и Евгения Плющенко?
— Это хорошо. Мне печально смотреть, что кто-то вынужден покидать спорт не по своей воле и не в своё время.

— Это не новости, а "старости", но по поводу ваших совместных тренировок с Ламбьелем ходили разные слухи...
— Я не был рад, когда он появился у нас в прошлом. Он позвонил мне где-то недели за три до того, как приехать, и спросил, может ли он покататься у нас. Я подумал, что он имеет в виду просто покататься во время каникул, и сказал "да". А потом это появилось в новостях, и мне позвонила мама и сказала: "Ты знаешь, что Стефан поменял тренера на Петренко?" Моя первая реакция была: "Мам, ты шутишь?" Я был так расстроен… Это был всего лишь мой второй сезон у Змиевской, и я даже думал уйти от неё. Я знаю, что у русских тренеров принято, чтобы в группе была конкуренция, чтобы ученики дрались между собой за внимание тренера. Но Стефан попросил, чтобы мы тренировались в разное время. В итоге ему пришлось находиться на катке в одно время с детьми, а я катался сам по себе. В общем, было нормально, но всё равно сама ситуация оказалась стрессовой.

— Как продвигается изучение вами русского языка?
— Я всё ещё нервничаю, когда разговариваю. В Москве дал пару интервью на русском. Когда смотрю русское ТВ, фильмы на русском, понимаю, о чём речь. Я вообще учу его каждый день, но всё ещё не до конца уверен, когда разговариваю: так много правил, что я делаю ошибки постоянно.

— Наверняка тренировки у Галины Змиевской способствуют обучению?
— Это верно. У Галины Змиевской не очень хороший английский, поэтому мне приходится много воспринимать на слух по-русски. Заодно я приучился думать на шаг впереди говорящего, причём уже так натренировался в этом, что делаю так, даже разговаривая с моей мамой.

— А что насчёт ваших проектов вне льда? Фильм о вас получил хорошие отзывы? "Pop star on Ice" – документальный фильм о Вейере и его карьере, снятый режиссерами Джеймсом Пеллерито (James Pellerito) и Девидом Барбой (David Barba). Премьера состоялась в мае 2009 года. Готовится к выходу в январе сериал о Вейере, созданный этими же авторами.
Мне печально смотреть, что кто-то вынужден покидать спорт не по своей воле и не в своё время.
— Это необычное ощущение – люди ходят и смотрят фильм про меня! Я пообещал своим российским фанатам, что скоро привезу фильм в Россию. В широкий прокат он не пойдёт, но выйдет на одном каком-нибудь экране.

— Вы сумели реализовать ещё один давний проект – запустили линию модной одежды…
— Пока это только футболки, и только в Южной Корее, но, надеюсь, этой страной не ограничится.

— А в Москве открыть бутик, например, не хотите?
— Обязательно, как только будет возможность. В моей душе много русского, и я хочу, чтобы в России меня тоже было много.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →