Макарова: постараюсь попасть на Олимпиаду
Фото: skateforthecure.com
Текст: Андрей Скачковский

Макарова: постараюсь попасть на Олимпиаду

17-летняя Ксения Макарова, дочь бронзовых призёров Олимпиады в Сараево Ларисы Селезнёвой и Олега Макарова, недавно вернулась в Санкт-Петербург и мечтает об Олимпиаде в Ванкувере.
24 декабря 2009, четверг. 14:46. Другие
20 декабря дочери бронзовых призёров Олимпиады в Сараево Ларисы Селезнёвой и Олега Макарова Ксении исполнилось 17 лет. Тем не менее она не собирается дожидаться Олимпиады в Сочи, а намерена бороться за поездку в Ванкувер. Тем более что отбор будет проходить в её родном Санкт-Петербурге на стартующем в четверг чемпионате России.
Из первых уст. Олег Макаров.

Она начала кататься в Америке и выступала достаточно хорошо, выиграв все отборочные соревнования перед чемпионатом США. Фигурное катание в Америке, особенно женское, очень сильное. Возможно, самое сильное в мире. Мы бросили её в самое пекло, ведь отобраться в сборную там очень тяжело.
Пока на счету Ксении лишь пятое место первенства России среди юниоров, но после выступления в Лэйк-Плейсиде на втором этапе юниорской серии Гран-при, где россиянка заняла второе место, соперницы в борьбе за ванкуверскую путёвку всерьёз опасаются вчерашнюю юниорку. О самобытной биографии юной фигуристки и планах на будущее "Чемпионат.ру" рассказала сама Ксения, а также её именитый отец и по совместительству тренер.

— Ксения, расскажите, где вы родились и как попали в фигурное катание.
Ксения: Я родилась в Санкт-Петербурге. Начала кататься с 8 лет, достаточно поздно.
Олег: Мы поставили её на коньки примерно в пять лет, но она вышла на лёд, провела минуту и упала. Было холодно, больно. На этом и закончили. Затем, когда мы переехали в 2002 году в Америку, одними из последних могикан, то стали там тренировать детей. И так получилось, что одели на неё коньки, чтобы не болталась по дворцу спорта. Вот так она начала кататься.

— Под вашим чутким руководством?
О: Нет, сама. А потом ей самой стало интересно.

— Как сложилась ваша жизнь в Америке?
О: Мы обосновались под Нью-Йорком, в Ньюбурге. Этот городок находится в 75 км от Нью-Йорка. У нас там два катка, своя школа. Приехали мы туда, потому что у нас там очень много друзей, которые очень интересовались нами и дочкой.

— Ксения, расскажите, как вы начинали кататься. Как это выглядело с вашей точки зрения?
К: Ну, как сказал папа, сначала мне не понравилось: было холодно, а после падения и очень больно. Но когда начала опять кататься, то со второй попытки понравилось больше: старалась прыгать, вращаться.

— Вас всему учили родители или были и другие тренеры?
К: Нет, других тренеров не было.

— Как складывалась ваша карьера? Когда поняли, что есть способности, данные и есть шанс выступать на международном уровне? Или вы изначально ставили такую цель перед собой?
О: Мы поставили её на каток для здоровья. Я сам начинал кататься для здоровья, жена начинала кататься для здоровья. Так получилось, что затем мы попали в сборную, выиграли медали. Так же вышло и с Ксенией. Каких-то больших планов у нас не было и до сих пор нет. Она у нас ходит каждый день в школу. Учится в классе, который занимается по усиленной программе. Там стобалльная система. Так, например, в прошлом году она закончила с результатом 97,8. По-нашему, это пятёрка или пять с минусом. В этом году мы договорились со школой, что учиться будем с утра, так как у нас очень много разъездов, связанных с участием в турнирах из серии Гран-при. У Ксении пять уроков, которые попадают на время с 7:20 до 11:30. Без завтраков. Уроки идут подряд с перерывом в пять минут. После этого она приезжает на каток.

— Какие предметы в школе нравятся?
К: Сейчас я занимаюсь по четырём предметам: химия, английский, американская история и математика.

— Американская история интересует больше, чем российская?
К: История меня особенно не интересует. Просто это обязательный предмет. Самой мне больше нравится химия.

— У вас в семье есть химические гены?
К: Нет, мой папа, скорее, математик, у него очень хорошо обстоит с этим предметом. А у мамы очень хорошо с русским языком.
О: В своё время я закончил математическую школу. Поэтому хорошо знал математику. Сейчас всё забыл. А мама действительно очень хорошо знает русский язык и литературу.

— В какой момент вам пришлось определяться, за какую страну выступать?
Из первых уст. Олег Макаров.

У Ксении пять уроков, которые попадают на время с 7:20 до 11:30. Без завтраков. Уроки идут подряд с перерывом в пять минут. После этого она приезжает на каток.
О: Такой вопрос перед нами не стоял. Она начала кататься в Америке и выступала достаточно хорошо, выиграв все отборочные соревнования перед чемпионатом США. Фигурное катание в Америке, особенно женское, очень сильное. Возможно, самое сильное в мире. Мы бросили её в самое пекло, ведь отобраться в сборную там очень тяжело. И так получилось, что когда она попала в сборную США, я позвонил в спорткомитет России. У нас начались разговоры о переходе, чтобы выступать за Россию. Этот период сложился очень неудачно, она сломала правую ногу. До сих пор мы ощущаем последствия этой травмы. Тогда мы разучивали четверной прыжок. Она его делала в 12,5 лет. Если посмотреть на девочек в 11-12 лет, то они начинают прогрессировать очень сильно. А затем у них наступает большой спад. Если этот момент переждать, перетерпеть, то всё возвращается. Вот и сейчас начинается переходный период 16-17 лет.

— А на каких первых соревнованиях вы выступили за Россию?
О: Это был Кубок Москвы, четвёртый этап Кубка России. Произошло это два года тому назад, и она выиграла, хотя каталась со сломанной ногой.
К: Да, я тогда выиграла…

— А потом был ещё один перелом?
О: Нет, это были последствия первого перелома. После того как она пропустила 4,5 месяца, мы покатались около двух месяцев. Сезон уже прошёл, на американские турниры мы уже никуда не попадали. Я позвонил и узнал, можно ли поехать на российские соревнования. Нас пригласили, и Ксения достаточно хорошо выступила.

— Как отреагировали в России? Как отнеслись к идее, чтобы Ксения каталась за страну?
О: Очень хорошо, так как очень многие нас знают здесь. Никто и не удивлялся, потому что помнят нас с Ларисой как россиян. Я сам родился в Санкт-Петербурге, да и внутри-то мы остаёмся русскими.

— Необычно, что девочка, которая выросла в Америке, выступает за Россию. До Маши Бутырской у нас не было фактурных девочек.
О: Надо уточнить, что она выросла не в США, до восьми лет она и мы жили в России. До 12 лет она была мне по пояс. Маленькая, а выросла буквально за год. Хотя в основном маленьким девочкам легче. Это спорт. Надо показывать сложные элементы, а при большом росте это делать намного сложнее.

— Мы не видели пока лутца. Флип наконец-то получился в финале юниорского Гран-при. Это проблемные прыжки? Если она осваивала четверной прыжок, то и эти должна была делать?
О: Это правильно, но это было в 12-13 лет, когда она была маленькая. Все эти прыжки есть, но всё зависит от адаптации, акклиматизации.

— В США вы присматриваетесь к опыту американских хореографов?
О: Профессия тренера не такая лёгкая. Чтобы создать какой-то образ, надо много читать и смотреть. Вместе с женой вырываемся в Нью-Йорк, стараемся не пропускать современные шоу. Смотрим, читаем, учимся у других тренеров. Рядом с нами находятся Витя Петренко и Галина Змиевская. Галя воспитала олимпийских чемпионов, помогает и подсказывает нам, мы дружим семьями. Сейчас она вместе со мной выводит Ксению на соревнования.

— Кто делает эскизы к вашим костюмам, особенно для произвольной программы?
— К: РЕСТ. Это Санкт-Петербургская компания, которая создаёт костюмы для танцоров и фигуристов.
Из первых уст. Ксения Макарова.

Конечно, я хочу попасть на эту Олимпиаду. Стараемся, шанс есть, тем более что в родном городе отбираться.
О: История с костюмами была долгая. Три или четыре месяца каждую неделю они присылали эскизы, а мы всё выбирали и до сих пор не решили, подходит или нет. Большую роль сыграл Джонни Вейр, с которым мы дружим. Ксюша катается вместе с ним на одном льду, а у него много идей: и по короткой, и по произвольной программам. Полностью их ещё не реализовали.

— После выступления в Лэйк-Плейсиде народ заговорил, что есть шансы отобраться в олимпийскую сборную. Девочки задёргались, забеспокоились. Насколько вы сами рассчитываете попасть сейчас? Или подождёте Сочи?
К: Конечно, я хочу попасть на эту Олимпиаду. Стараемся, шанс есть, тем более что в родном городе отбираться.
О: Сейчас приехали в Санкт-Петербург с финала Гран-при, который проходил в Японии, для акклиматизации. Посмотрим и поборемся.

Продолжение следует...
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →