Юбилей Рыжей Бестии
Текст: Надежда Баранова
Фото: bestemyanovabukin.narod.ru

Юбилей Рыжей Бестии

6 января исполняется 50 лет великой отечественной фигуристке Наталье Бестемьяновой, которая и сейчас великолепно выглядит и в жизни, и на льду...
6 января 2010, среда. 12:30. Другие

Глядя на Наталью Бестемьянову, трудно поверить, что знаменитая фигуристка собирается отмечать свой юбилей. Пятидесятилетие! Цифры остаются на бумаге. Реальная Бестемьянова легко и стремительно скользит по льду. Идёт репетиция Театра ледовых миниатюр. Премьера – спектакль «Кармен», подарок художественного руководителя и режиссёра театра Игоря Бобрина своей жене. 6 января олимпийскую чемпионку Калгари придут поздравить друзья, коллеги и ученики. Шоу «Рыжая Бестия» — значится на афишах.

Справка «Чемпионат.ру»

Наталья Бестемьянова


Советская фигуристка. Родилась 6 января 1960 года.

Фигурным катанием занималась с 5 лет. Выступала как одиночница, выиграла юниорский чемпионат СССР и Кубок СССР 1976 года. С 1977 года перешла в танцы на льду и встала в пару с Андреем Букиным. Вместе с ним стала пятикратной чемпионкой Европы, четырёхкратной чемпионкой мира, серебряным призёром Олимпиады 1984 года и олимпийской чемпионкой 1988 года.

— Наталья, а вы помните, когда появилось это прозвище – Рыжая Бестия?

— Точную дату, конечно, не скажу, но это было практически сразу, когда я начала кататься в танцах. Рыжей Бестией меня окрестил в статье кто-то из журналистов. И всё, с того момента так стали звать все. Было приятно – это меня словно выделило, подчеркнуло мою индивидуальность.

— Это ваш образ на льду или за пределами катка вы тоже?..

— Нет, нет, что вы! Это – про лёд. В жизни я вообще очень тихий человек.

— То есть полная противоположность? В это трудно поверить, глядя на ваши выступления!

— На самом деле, сложно сказать, ведь я никогда не оставалась долго без тренировок, репетиций, выступлений. На льду я переживаю такое огромное количество эмоций, что потом дома вздыхаю, выдыхаю, наслаждаюсь… Я общаюсь с друзьями, хохочу, но вот такую бурю, как на льду, не стремлюсь переживать, люблю покой и тишину.

— Вы сначала выступали как одиночница и в пару с Андреем Букиным встали, когда вам было уже 17 лет, в 1977 году…

— Я действительно поздно перешла в танцы, и мы с Андреем очень волновались, что у нас не хватит времени, чтобы чего-то добиться. Мы гнали, мы очень много тренировались, Татьяна Анатольевна (Тарасова. — Прим. «Чемпионат.ру») считала, что нам нужно проводить очень много часов на льду, чтобы скататься. И поэтому, конечно, всё время был этакий нерв, беспокойство.

— Понятно, что у тех спортсменов, которых ставят в пару в более раннем возрасте, есть преимущество — слаженность катания, взаимодействие с партнёром. А были ли козыри у вас, взрослой фигуристки?

— Да. Я пришла в танцы очень хорошо «организованной в коньке». Первую нашу программу называли «летающей», потому что я привнесла в неё дух одиночного катания, скакала, прыгала, крутилась – Андрей только успевал меня подхватывать и ловить. Это было свежо, мы заявили новый стиль в танцах: скорость и атлетизм. А потом уже добавились и эти дикие эмоции.

— И всё же перейти из одиночников в танцы – значит полностью поменять сам подход к тому, что делаешь на льду, ведь катаешься не один, а с партнёром.

— Было трудно. Но Андрей – очень терпеливый партнёр и потрясающий учитель. Первые полгода всему меня учил он. Татьяна Анатольевна уезжала на соревнования, в туры по Америке, Сибири, приедет, глянет одним глазком, что мы делаем, и всё. С января по конец мая мы были предоставлены самим себе, и за это время Андрей дал мне все азы, которые были нужны! Как он это сумел – не знаю, он и катался, и одновременно объяснял, задыхался, но продолжал говорить, учить меня.

— Вы сказали, что было мало времени. Но при всём этом поначалу вы продолжали параллельно кататься и как одиночница?

— Да, до конца марта. Было определённое количество соревнований, в которых я должна была принять участие. Ведь существуют обязательства, если тренируешься в одном клубе, ты должен выступать за него, я не могла подвести людей. И получалось, что на сборах я приходила утром тренировать фигуры, обязательные для одиночников, потом с Андреем мы катали обязательные танцы, после я шла катать свою короткую и произвольную программы, потом снова приходил Андрей, и мы переключались на танцы – словом, я не уходила с катка. Но мне это очень нравилось!

— То есть дело в обязательствах, не было какой-то неуверенности в выборе?

— Что вы, была дикая неуверенность! Я совмещала два вида не потому, что не хотела уходить из одиночниц. Я абсолютно чётко решила, что перехожу в танцы, что у меня нет высоких перспектив в одиночном катании, это было понятно, это было определено, я хорошо это понимала… Но была так не уверена, что в танцах что-то получится, переживала, что просто упущу время… Я все время боялась, что мне много лет. Понимаете, мне было 19, а я боялась, что мне уже 19, такой был страх ужасный!

— Когда почувствовали, что страх уходит?

— Думаю, на второй или третий год. Первые год-два всё время беспокоилась о том, что у меня такой замечательный партнёр, что я абсолютно ему не соответствую, что меня заменят, поставят кого-то другого к нему в пару, и ужасно комплексовала. Я вообще человек очень закомплексованный и неуверенный в себе.

— Вы знаете, если честно – не скажешь. Получается, что образ Рыжей Бестии помогает ещё и в психологическом плане?

— Пожалуй, да — я выкладываюсь на льду, и это даёт мне возможность реализовать себя и перестать беспокоиться. Психотерапия такая!

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
21 июля 2017, пятница
20 июля 2017, четверг
Партнерский контент
Ждёте ли вы возвращения Юлии Липницкой в сборную России?
Архив →