Грюттер: это будет чудесная программа
Фото: Reuters
Текст: Надежда Баранова

Грюттер: это будет чудесная программа

О чемпионате Европы в Таллине, здоровье Ламбьеля, тройном акселе, новой системе и её недостатках, скандале в Солт-Лэйк-Сити и программах швейцарца рассказал его тренер Питер Грюттер.
12 января 2010, вторник. 15:30. Другие
Чемпионат Европы, который в этом году пройдёт в Таллине, уже совсем близко. Открытие турнира назначено на 19 января. Одна из его интриг – возвращение в любительский спорт серебряного призёра Олимпиады в Турине, двукратного чемпиона мира Стефана Ламбьеля. С его тренером, Питером Грюттером, наши корреспонденты поговорили во время прошедшего недавно национального чемпионата Швейцарии.

— Как вы оцениваете форму своего ученика? На турнире Nebelhorn Trophy в Оберстдорфе вы сказали, что к чемпионату Европы в январе будете полностью готовы.
— К Таллину нужно быть в лучшей форме, это точно. Но прошлая неделя была очень хорошей. Я удивлён, что здесь тренировки прошли не настолько успешно.

— А здоровье?
— Без улучшений. Но всё под контролем. Стефан — очень стойкий человек и может терпеть очень сильную боль. Всегда мог, даже когда был маленьким мальчиком. Он долго не жалуется. Если у него что-то болит, я узнаю на пару дней позже, чем должен был бы.

Думаю, с возрастом все спортсмены начинают тренироваться меньше, понимая что «машина изнашивается». Стефан каждый день делает физиотерапевтические процедуры и занимается в зале, словом, всё необходимое, чтобы выдержать этот сезон.

— Зимой Стефан говорил, что не может кататься дольше получаса. А потом, летом, во многих интервью упоминал, что теперь тренируется в полную силу.
— У него примерно семь часов тренировок на льду в неделю: пять дней по полтора часа. Стефану не нужно разучивать много новых элементов. Думаю, с возрастом все спортсмены начинают тренироваться меньше, понимая что «машина изнашивается». Кроме того, Стефан каждый день делает физиотерапевтические процедуры и занимается в зале, словом, всё необходимое, чтобы выдержать этот сезон.

— Как обстоят дела с прыжками? Нам показалось, что лутц у него более проблематичный. И есть ли улучшения с тройным акселем?
— В какие-то дни лучше идёт флип, в другие лутц, а бывают дни, когда вообще ничего не идёт (смеётся). После Оберстдорфа Стефан начал было прыгать аксель на тренировках, понемногу, и в сентябре этот прыжок у него получался довольно хорошо. Но потом однажды он очень неудачно упал на больное бедро… Поэтому мы решили пока аксель не форсировать. Я должен ждать, пока он сам не скажет, что готов. В конце концов, это не единственный прыжок. Сегодня есть фигуристы, которые вообще не делают четверной, а он может прыгнуть сразу два в одной программе. Но я никогда не диктовал ему, что сделать во время проката, всегда позволял решать самому по ходу проката, по ощущениям. Кому-то другому нужно всё проговаривать, иначе не хватит фантазии что-то поменять, но он умеет принимать решения во время проката.

— Мы также заметили, что Стефан в этом сезоне не меняет ребро во вращениях.
— Да, мы нашли другой способ получать четвёртый уровень за вращения, без смены ребра (то есть держать одну позицию в течение 8 оборотов. — Прим. «Чемпионат.ру»). От смены ребра падает скорость, да и выглядит он некрасиво, особенно в приседе, в «волчке». Раньше такие вращения смотрелись красиво в позициях с прямой спиной, сейчас же все фигуристы скрючиваются, как грибы. Выглядит ужасно! Такая жалость, что это приходится делать, чтобы получать больше баллов.

— Похоже, вы не любитель новой системы!
— Мне она не нравится. И никогда не понравится. Я надеюсь прожить достаточно долго, чтобы застать другую систему, которая будет менее арифметической: сейчас мы считаем баллы, как в банке. Новая система создана математиком Лакерником. Он хороший человек, у него была неплохая идея, но он математик, а не художник. Наш вид спорта по-французски называется patinage artistique (художественное катание), а по-английски — «фигурное катание». Но что такое фигура? И как, например, определили стоимость тройного флипа? Почему сальхов ценится меньше, чем флип?

— Считается, что сальхов легче флипа...
— Легче? Но на сальхове ошибаются чаще всего. Если посмотреть прокаты с чемпионатов мира, вы увидите, что очень многие ошибаются на сальхове. При этом что делают флип и лутц! Значит, сальхов должен стоить дороже. Статистика подтвердит, что сальхов — прыжок, на котором ошибается больше всего чемпионов. Получается, он должен считаться самым сложным. Всё индивидуально…
После Оберстдорфа Стефан начал было прыгать аксель на тренировках, понемногу и в сентябре этот прыжок у него получался довольно хорошо. Но потом однажды он очень неудачно упал на больное бедро… Поэтому мы решили пока аксель не форсировать.
Почему обязательным прыжком в короткой программе стал именно аксель? Кто так решил? Если бы один год обязательным был лутц, другой год – какой-нибудь ещё… но был выбран аксель. Почему? Это прыжок прыжков? Нет, прыжок прыжков — риттбергер.

— Tогда нужно что-то делать. Вы пробовали как-то на это повлиять?
— Я пытался. Я говорил господину Лакернику, что когда Стефан делает вращение первого уровня в начале разминки, быстрый волчок и потом винт, все аплодируют; а когда делает вращение четвёртого уровня, никто не реагирует. В Швейцарии была отличная фигуристка Люсинда Ру с чудесными вращениями: сейчас ей поставили бы за них, может быть, второй уровень. А она вращалась лучше всех в мире. Сейчас судьи должны просто ставить оценки, не сравнивая спортсменов и программы. Но я хочу, чтобы сравнивали! Тогда можно было бы сказать: это вращение лучше, оно должно стоить больше. Это логично.

— Возможно, опасаются судейской необъективности.
— Именно поэтому судей в бригаде так много. Если один или два арбитра предвзяты, у других двух будут другие предпочтения. Думаю, судейство в рамках прежней системы было не настолько несправедливым и результаты были не такими уж неправильными. А скандал в Солт-Лэйк-Сити раздули СМИ. Тогда голоса разделились пять против четырёх, у русской пары программа была сложнее, а канадцы представили милую постановку, но очень лёгкую, в ней было много катания на двух ногах. За год до этого русские не жаловались, когда в Канаде (на чемпионате мира 2001. — Прим. «Чемпионат.ру») канадцы победили с гораздо более лёгкой программой. Они просто согласились с таким решением. Весь скандал был раздут журналистами, потому что им нужно было продавать газеты, им нужно было поднимать тиражи.

— Но при старой системе спортсменов как раз сравнивали между собой. Многие до сих пор считают, что канадцы должны были победить, потому что у них был чистый прокат, а у Антона Сихарулидзе — помарка на выезде из двойного акселя. Зрители не понимали, какая программа сложнее. При новой системе у нас хотя бы есть список исполненных элементов с базовой стоимостью и оценками за качество исполнения (GOE).
— Если судей девять или одиннадцать, возможно, четверо предпочтут чистый прокат, а остальные предпочтут более сложную программу, пусть даже и с ошибками. Я бы принял итог такого судейства, даже если бы решение было другим, если бы пятеро судей предпочли чистый прокат более лёгкой программы. Но скандал я не принимаю.

— Ещё пара вопросов о программах уже вашего ученика. В одном из недавних интервью вы сказали, что вам не нравится танго и вы хотели бы поменять произвольную программу.
— Я не говорил, что она мне не нравится, я сказал, что это не олимпийская программа. Программа для Олимпиады должна запоминаться, быть особенной, как, например, программа на музыку Чарли Чаплина у Нобунари Оды или на музыку La Strada у Дайсуке Такахаши. «Времена года» в костюме с полосками зебры с Олимпиады в Турине тоже запомнились. А нынешняя произвольная — это просто очень хорошее танго, но его не будут помнить. Стефан оставил её, потому что катал весь прошлый год в шоу, и она у него в крови. Для Олимпиады понадобится что-то другое. В Оберстдорфе мне многие сказали, что хотя произвольная программа хороша, короткая сильнее. Неправильно начинать с более сильной программы. Поэтому я и не хотел оставлять танго для Олимпиады.

— У вас уже есть какие-то планы, идеи?
— У нас даже программа есть, но я не хотел бы об этом говорить. Она уже поставлена, Стефан катает её на тренировках каждый день. Сначала танго, потом короткую программу, а потом новую произвольную, пока без прыжков. Это будет чудесная программа. Думаю, люди её будут помнить. И надеюсь, что многим понравится музыка. Мы могли бы взять «Шехерезаду», поначалу я думал именно о ней. Публике обычно нравятся восточные мотивы. Но поскольку у Эвана Лайсачека произвольная программа на эту же тему, я подумал, что двух «Шехерезад» быть не должно.

— Мы не знали, что новая программа уже готова и беспокоились, что до чемпионата Европы осталось не так много времени, чтобы успеть что-то поменять.
— Мы скоро попробуем прокатать новую произвольную программу со всеми прыжками. Если окажется, что Стефану неудобно, он, конечно, решит в Таллине катать танго, но я надеюсь, что этого не случится.

В начале нового, 2010 года, Стефан Ламбьель официально объявил, что покажет в Таллинне на чемпионате Европы новую произвольную программу на музыку из оперы Верди «Травиата».

Интервью брали Татьяна Гейхман и Реут Голински.
Фотографии Реут Голински.


Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
31 марта 2017, пятница
30 марта 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Пять медалей Сергея Устюгова на ЧМ по лыжным видам спорта - это...
Архив →