Майер: передо мной открыто множество перспектив
Фото: Reuters
Текст: Андрей Аносов

Майер: передо мной открыто множество перспектив

Двукратный олимпийский чемпион по горнолыжному спорту Херманн Майер завершил карьеру в октябре прошлого года. В интервью изданию Welt он рассказал о своей жизни после ухода из спорта.
27 января 2010, среда. 18:15. Другие
— Герр Майер, чем вы занимаетесь, досрочно отправившийся на пенсию? Строите большие дома?
— Нет, нет (смеётся). У меня сейчас очень непривычное состояние, потому что появилось свободное время. Этап Кубка мира в Китцбюэле стал первым, который мне удалось посетить. Сейчас у меня нет каких-то особых планов на будущее. Посмотрим, что будет, может быть, осенью или летом я буду ковать что-нибудь.

— Вы скучаете по большому спорту?
— Нет, совсем нет. На данный момент я прекрасно себя чувствую. Можно сказать, что в Китцбюэле я впервые снова появился на публике.

Для меня важно было обладать временем, которое можно потратить на себя. А ещё важнее было закончить карьеру здоровым человеком.
— Неужели не появилась ностальгия? Или свобода перевешивает всё?
— Я наслаждаюсь тем, что передо мной открыто множество перспектив. Нет какого-то определённого плана.

— Михаэль Шумахер тоже говорил, что о его возвращении не может быть и речи… Есть шансы, что и вы вернётесь в горнолыжный спорт?
— Думаю, что нет. Я завершил карьеру и не думаю, что когда-либо изменю своё решение. Мне было очень непросто объявить о том, что я ухожу из большого спорта. Это был очень эмоциональный момент, ведь я с самого детства только и работал над своей карьерой.

— Чем вы занимались в первые месяцы после ухода из спорта в октябре прошлого года?
— Я не делал ничего особенного — это было великолепно. Для меня важно было обладать временем, которое можно потратить на себя. А ещё важнее было закончить карьеру здоровым человеком. Теперь я могу делать всё, что захочу.

— Вы катались на лыжах после своего ухода?
— Да, но только ради удовольствия. Воспоминания на меня не нахлынули, потому что я ехал не до финиша, а катался для себя. У меня не возникло мысли, что я должен вернуться.

— Недавно вы сказали, что стали больше уважать горнолыжников после завершения карьеры. С чем это связано?
— Со стороны скорость спортсменов воспринимается гораздо острее. А соответственно растёт уважение к столь храбрым людям.

— Возможно, через некоторое время вы будете считать безумством то, что делали на трассе?
— Вероятно, так оно и будет, если пройдёт ещё несколько лет, а я ослабею физически. Но вряд ли человека, пробовавшего свои силы в Китцбюэле, может что-то сильно потрясти.

Для меня победой является также то, когда я могу взобраться на гору с лыжами на спине, а затем скатиться вниз по свежему снегу.
— Многие известные спортсмены после завершения карьеры будто погружаются в чёрную дыру. С вами такого не произошло?
— У меня нет такой проблемы. Если я сейчас нахожусь в чёрной дыре, то нужно сказать, что здесь очень здорово (смеётся). Как уже говорилось ранее, по горнолыжному спорту я не скучаю.

— А по былой физической форме вы не скучаете?
— Я по-прежнему тренируюсь, поэтому здесь различия едва ощутимы. У меня почти такой же вес, как раньше. С выносливостью дела обстоят тоже неплохо. Спорт - одна из важнейших частей моей жизни. Сейчас я часто совершаю лыжные туры, поднимаюсь на горы, правда, в стороне от трасс. Это замечательно. Не могу сказать, что мне чего-то не хватает.

— А как насчёт опьяняющего вкуса победы?
— Для меня победой является также то, когда я могу взобраться на гору с лыжами на спине, а затем скатиться вниз по свежему снегу.

— По журналистам вы вряд ли скучаете?
— Это уж точно (смеётся).

— Кого из австрийских горнолыжников вы считаете лучшим на данный момент?
— Михаэля Вальхофера и Марио Шайбера. Они сражаются на хорошем уровне.

— Как вы оцениваете результаты австрийской сборной?
— Всё не так уж плохо, просто вокруг результатов много истерии. СМИ подливают масла в огонь. Ситуация вполне удовлетворительна. Не нужно при этом считать Китцбюэль каким-то особенным этапом.

На Олимпийских играх важна только одна гонка, один день, один час, одна минута. Необходимо сконцентрироваться на конкретном моменте.
— Какова разница между стартом на этапе Кубка мира и Олимпиадой?
— На Олимпийских играх важна только одна гонка, один день, один час, одна минута. Необходимо сконцентрироваться на конкретном моменте. При этом не нужно быть в числе лидеров Кубка мира. Я рад, что мне удалось победить на Олимпиаде.

— Вы гордитесь своей карьерой?
— Хм, гордости, я думаю, нет. Скорее, есть благодарность за все успехи, которых я смог добиться. Мои победы не были само собой разумеющимися, ведь карьера складывалась не гладко.

— Вам удаётся вести нормальную жизнь в Австрии?
— Я стараюсь это делать. Хотя, конечно, тяжело приходится, когда 80 или 90 процентов людей на улицах знают тебя в лицо. Но с этим приходится мириться. Для меня главное оставаться самим собой.

— Насколько тяжело быть Херманном Майером?
— Иногда непросто, но, в сущности, в этом нет большой проблемы.

— Часто ли вам приходится бывать на площади Херманна Майера в вашем родном городе Флахау?
— Почти каждый день. Кто-то ведь должен следить за чистотой на площади, там слишком много птиц (смеётся).
Источник: Die Welt
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →