Все новости
Ламбьель: и сейчас продолжаю достраивать себя
Фото: Reuters

Ламбьель: и сейчас продолжаю достраивать себя

О новой постановке на музыку Верди к опере "Травиата", выборе костюмов и первой программе в семилетнем возрасте — в первой части интервью швейцарского фигуриста Стефана Ламбьеля.
Другие

На чемпионате Европы в Таллине состоялась премьера новой произвольной программы швейцарского фигуриста Стефана Ламбьеля на музыку Верди к опере «Травиата». Она принесла фигуристу уже третье серебро европейских чемпионатов, что уже само по себе примечательно. Ведь медалей другого достоинства на первенстве Старого Света швейцарец не выигрывал.

Когда я решил, что беру «Травиату», я смонтировал музыку, как хотел, и у меня в голове сразу сложилась программа, с расставленными элементами, я точно знал, где будут дорожки шагов, вращения и все прыжки.

О новой постановке на музыку Верди к опере «Травиата», выборе костюмов и первой программе в семилетнем возрасте двукратный чемпион мира рассказал корреспондентам «Чемпионат.ру».

— Стефан, вы вернулись после перерыва длиной в целый сезон. Своим зрителям вы хотели продемонстрировать того самого, прежнего Стефана Ламбьеля или предстать на льду совершенно обновлённым? Как вы себя ощущаете сейчас?

— Я тот же, но более зрелый. Это как строить пирамиду: основа та же, но она немного выше, чем была раньше. Я и сейчас продолжаю достраивать себя.

— В этом сезоне вы впервые выступаете в обеих программах — и короткой, и произвольной — под классическую музыку. Чем вызван такой выбор?

— Когда я хочу перемен, хочу новую программу, я просто прислушиваюсь к себе, к тому, какая музыка созвучна моим ощущениям. В этом году мне подошла классика.

— Кто решил взять именно музыку Верди?

— Я. Мы переслушали много музыки для новой произвольной, и мистеру Грюттеру (Питер Грюттер, тренер Ламбьеля. – Прим. «Чемпионат.ру») очень понравилась «Травиата», он любит эту оперу, а я всегда держал её в голове как вариант для программы. Это чудесная музыка. И у нас получились две связанные между собой программы. Как будто короткая программа — это первый акт, а потом во втором акте танцевальная часть, они схожи между собой, но в то же время очень разные.

— И всё-таки почему «Травиата»? Вряд ли вы слушаете подобную музыку каждый день в машине, например…

— Это классическая музыка, но в то же время очень лёгкая для восприятия, она полна радости, успокаивает… В отличие от танго, в котором много драмы, нервов… И вальс в «Травиате» — как будто летишь.

— Да, в прокате была такая лёгкость…

— … что я не удержался на дуге и упал на дорожке шагов (смеётся)!

— Как много времени заняла постановка новой произвольной? Известно, что короткая программа на музыку Россини к опере «Вильгельм Телль» была поставлена за три дня.

— Когда я решил, что беру «Травиату», то смонтировал музыку, как хотел, и у меня в голове сразу сложилась программа, с расставленными элементами, я точно знал, где будут дорожки шагов, вращения и все прыжки. Поэтому сама постановка шла легко. Работать с Саломе (Саломе Брюннер, постоянный хореограф Ламбьеля. — Прим. «Чемпионат.ру») было очень удобно, потому что мы отлично друг друга понимаем. Мы работаем вместе уже 12 лет, я знаю её подход, она чувствует, что мне подойдёт, а что нет, у неё огромный опыт. Когда мы встречаемся на катке, почти не разговариваем, я просто двигаюсь под музыку, а минут через 10 мы обсуждаем, что получилось. Через пару часов уже есть каркас программы, и так шаг за шагом мы её постепенно выстраиваем. Это наше общее создание.

— А как придумали костюм?

— Когда я пришёл к Паскаль Мюллер, дизайнеру, которая до этого делала костюм к программе «Времена года», тот, с полосками зебры, у меня изначально уже была идея. Но эскиз мне не очень понравился, так что я отказался от неё. Сначала мне хотелось сложный костюм, но чем больше я катал эту программу и чем дольше слушал музыку, тем больше понимал, что нужно что-то простое и элегантное, что подходило бы мне, ничего экстравагантного. Думаю, новая произвольная программа сама очень яркая, и сложный костюм был бы уже чересчур. Мне хотелось, чтобы костюм был удобным, чтобы чувствовалась свежесть, лёгкость. Обычно я люблю высокие воротники, но в этот раз мне хотелось показать шею, поэтому от воротника мы отказались.

Когда я хочу перемен, хочу новую программу, просто прислушиваюсь к себе, к тому, какая музыка созвучна моим ощущениям. В этом году мне подошла классика.

Это окончательный вариант, который уже не будет меняться, разве что добавим больше сверкающих кристаллов к тем чёрным, которые есть сейчас, но других изменений не будет.

— Вы рассказывали, что костюм к короткой программе был придуман под влиянием сериала «Тюдоры», а что послужило источником вдохновения для костюма к произвольной?

— Балет. Первая идея была на основе конкретного костюма, который я видел, но потом я передумал в пользу классики.

— А помните первую программу, для которой выбрали музыку вы сами, а не тренер и не хореограф? Или это всегда ваш выбор?

— Да, всегда. Первая программа… Я помню музыку (напевает), это был Вангелис или что-то подобное, очень симпатичное… У меня были чёрные брюки и бирюзовая рубашка, у мамы до сих пор есть фотографии, так мило… И длинная чёлка, примерно как сейчас. Мне было семь.

— И у вас уже тогда была идея программы?

— Да. И я всегда добавлял какие-то свои движения. Кто-то помогал с хореографией, но потом я всегда добавлял своё. Даже сейчас на тренировках – не здесь на соревнованиях, а дома, когда никого нет, я придумываю что-то новое, и мистер Грюттер очень веселится, когда это видит.

Комментарии (0)
Партнерский контент