Сухорученко: копать надо глубже
Фото: Reuters
Текст: Андрей Скачковский

Сухорученко: копать надо глубже

О фаворитах в бобслее на трассе в Уистлере, шансах россиян и их проблемах – в беседе с Олегом Сухорученко, главным тренером сборной России на зимних Олимпийских играх 1998 и 2006 годов.
10 февраля 2010, среда. 20:45. Другие
На Олимпиаде в Ванкувере бобслеистам предстоит разыграть три комплекта наград — среди мужских и женских экипажей-двоек, а также среди мужских четвёрок.

— Олег, Борисович, какова, на ваш взгляд, ситуация в российском бобслее перед Олимпиадой? Вы работали главным тренером сборной России на зимних Олимпийских играх 1998 и 2006 годов и, думаю, как никто другой, являетесь экспертом в этом вопросе. Что изменилось за время, прошедшее между Олимпиадами в Турине и Ванкувере?
— Изменилось очень многое. Изменилось руководство федерации и руководство сборной. Мне трудно судить, что сейчас происходит с командой, потому что сейчас я с ней не работаю. Насколько я наблюдаю вместе со зрителями за происходящим в этом сезоне, результаты только падают. Что случится на Олимпиаде, покажет время.
Дело не только в бобах. Это и методика всего подготовительного цикла, и комплектование экипажей, и техника, организация тренировочного процесса – влияет всё в совокупности. Тут надо копать глубже.
Вопросы по подготовке команды надо адресовать к главному тренеру сборной Владимиру Любовицкому и вице-президенту федерации Владимиру Мысеву, которые ведут сейчас всю спортивную деятельность.

— После того как в Турине те же Зубков и Воевода выиграли серебряные медали в заездах четвёрок, казалось, что надо идти дальше. Но результаты в Кубке мира говорят об обратном. Всё дело в бобах или есть другие причины?
— Думаю, что дело не только в бобах. Это и методика всего подготовительного цикла, и комплектование экипажей, и техника, организация тренировочного процесса – влияет всё в совокупности. Тут надо копать глубже.

— До какого момента командой руководили вы лично?
— Практически я работал ещё год-два после Олимпиады в Турине. Последние успехи у нас были на чемпионате мира в Германии, когда Зубков и Воевода стали у нас третьими в двойке и вторыми в четвёрке. Потом к руководству пришли другие люди и внедрили свою методику подготовки.

— Но всё-таки не секрет, что в бобслее очень многое зависит именно от машин. Почему только в последнюю минуту наши бобслеисты определились, что в четвёрке Зубков выступит на бобе производства Wallner (Австрия), Абрамович и Попов – на четвёрках производства Singer (Германия), а двойки Зубкова и Абрамовича — на изделиях фирмы Wimmer (Германия)?
— Думаю, что эксперименты с бобами будут продолжаться и на Олимпиаде, до самого старта. Сделать выбор непросто, когда у тебя целый парк бобов, и все они примерно одинаковые. Тут можно, как в лотерее, попытаться угадать и ткнуть пальцем в тот, что принесёт успех, и готовить именно его. Когда начинаются метания, то можно заблудиться и в трёх соснах.

— Биатлонисты везут с собой 20 пар лыж, лыжницы до 40 пар, а сколько машин везут с собой бобслеисты?
— Бобслеистам сложнее из-за трудностей перевозок, много с собой не увезёшь. Наверное, под Зубкова взяли две двойки и две четвёрки, а определятся уже на месте, во время последней тренировочной недели.

— Олег Борисович, что можно сказать о физической форме наших бобслеистов? Раньше на разгоне мы выигрывали, а теперь?
— Отставание на разгоне говорит об отсутствии слаженности в коллективе. Отрабатывать это надо ещё летом, формировать экипажи надо в самом начале подготовительного периода и вкатывать в течение всего сезона. А когда по ходу сезона меняются разгоняющие, то к хорошему это не приводит.

— В первых репортажах из Ванкувера отмечается, что у российских бобслеистов и скелетонистов невесёлое настроение перед стартами. Вы можете это как-то объяснить?
— Этих репортажей воочию я не видел, но атмосферу в команде разделяю. Давление большое. Есть требования, не просьбы, а именно требования результата, кровь из носу. А где эти результаты взять, если в течение сезона многое упущено? Впрочем, это моё субъективное мнение.

— В феврале 2009 года президент Федерации бобслея и скелетона России Никита Музыря объявил, что в Ванкувере можно ждать пять медалей, с оговоркой "если у самих ребят на то будет хороший настрой". Летом аппетит у Музыря снизился, и он назвал другие цифры:
В четвёрке 36-летний Андре Ланге в последних стартах показал, что не собирается сдавать позиций, как и Холкомб. Хозяин трассы Линдон Раш не захочет упускать своих шансов. Силён латышский экипаж во главе с Янисом Мининсом, который выиграл здесь в прошлом году этап Кубка мира на олимпийской трассе. Ну и не будем забывать Александра Зубкова.
"Мы планируем выиграть три медали. Одну в скелетоне и две в бобслее: в четвёрках — одну как минимум и одну в двойках". А перед отъездом на пресс-конференции Музыря заявил: "Конечно, мы будем довольны и одной медалью, ведь это Олимпиада, а спортсмены – не станки с программным обеспечением. Как вы объясните такие метаморфозы?
— Думаю, что эти слова говорят сами за себя. Может быть, когда человек, далёкий от спорта, говорил о пяти медалях, то не отдавал себе отчёт, о чём говорил. А ближе к Олимпиаде в голову пришли реальные мысли.

— На трассе в Уистлере спортсменам предстоит разыграть три комплекта наград — среди мужских и женских экипажей-двоек, а также среди мужских четвёрок. Кто является вашим фаворитом?
— Если говорить о двойках, то в первую очередь претендовать на золото будет швейцарец Бит Хефти. Как, впрочем, и американец Стивен Холкомб и немец Андре Ланге. Не исключаю, что и Зубков с Воеводой смогут побороться за медали с победителями Кубка мира.

В четвёрке 36-летний Андре Ланге в последних стартах показал, что не собирается сдавать позиций, как и Холкомб. Хозяин трассы Линдон Раш не захочет упускать своих шансов. Силён латышский экипаж во главе с Янисом Мининсом, который выиграл здесь в прошлом году этап Кубка мира на олимпийской трассе. Ну и не будем забывать Александра Зубкова. Он сильный пилот, у него – сильная команда, хорошие бобы, хорошие возможности в совокупности. Если всё грамотно сделать, то он может приблизиться к медалям. Поживём – увидим.

— Какие особенности у олимпийской трассы в Уистлере вы бы отметили и дадут ли они кому-нибудь преимущество?
— Особенностью я бы назвал только то, что она самая скоростная из всех, на которых проводятся этапы Кубка мира. Перепад высот составляет 148 метров, и это позволяет развивать огромную скорость. Но условия на трассе для всех одинаковые, и не думаю, что она даст преимущество кому-то из пилотов. Думаю, что всё решат нервы, физическая и техническая подготовка экипажей.

— Все долго ждали первую российскую трассу в Парамоново. Но наши бобслеисты отказались на ней выступать, ссылаясь на отсутствие сервиса и гостиницы. А что вы как профессионал думаете об этой трассе?
— Мне кажется, что трасса довольно интересна. Она действует. Лёд на ней есть. Саночники провели на ней этап Кубка мира среди юниоров, и отзывы были самые приятные. Бобслеисты соревнований не проводили. В предварительных заездах была показана скорость 129 км/час без разгона. С разгоном будет за 130. Она может быть полезна в плане подготовки резервов, поскольку безопасна. На ней можно учить подрастающее поколение.

Что касается сборной, то отсутствие гостиницы — не главная причина. Нужно решать некоторые проблемы, которые решать никто не хочет. Все оборудование и оснащение находится в Сигулде или Европе. Его надо перевозить, что сопряжено с трудностями и финансовыми расходами. Думаю, если трассу передадут от администрации Дмитровского района в Федеральное подчинение, то ситуация изменится к лучшему.
Сейчас я исполняю обязанности директора спортивной школы "Парамоново", тренирую детей на санях, скелетоне и в бобслее. И с этими ребятами мне очень хорошо и комфортно. Но моё мнение, что руководство и президента федерации надо менять.
А пока все чемпионаты России проводятся за границей. Но думаю, что все вернутся сюда. Потому что другой трассы в России нет и не предвидится. Разве что в Сочи к 2014 году.

— Олег Борисович, вы не собираетесь ещё раз претендовать на пост президента Федерации бобслея и скелетона России?
— Нет. Сейчас я исполняю обязанности директора спортивной школы "Парамоново", тренирую детей на санях, скелетоне и в бобслее. И с этими ребятами мне очень хорошо и комфортно. Но моё мнение, что руководство и президента федерации надо менять. При сегодняшнем подходе у нашего вида спорта нет будущего. Может быть, эти люди в чём-то и профессионалы, но только не в спорте. У них по жизни другие задачи, и результаты спортсменов их мало волнуют.

— Тогда будем надеяться на чудо?
— Чудеса иногда случаются. На удачу также влияют жеребьёвка, погода, психологическая подготовка. Ждать осталось недолго.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →