Ишмуратова: соберитесь, хватит сопли жевать!
Фото: Reuters
Текст: Артём Загумённов

Ишмуратова: соберитесь, хватит сопли жевать!

О неудаче российских спортсменок, успехе Магдалены Нойнер, проблеме с винтовкой Булыгиной и словах Слепцовой – в эксклюзивном интервью с известной биатлонисткой Светланой Ишмуратовой.
18 февраля 2010, четверг. 19:24. Другие
— Начнём со спринтерской гонки, с гонки преследования - как вы оцениваете выступления наших девушек?
— Понимаете, все мы люди, все мы человеки, я сама была спортсменкой и знаю это. Я бы не назвала их выступление провалом, просто небольшая неудача.
Все мы люди, все мы можем ошибаться. Есть надежда на наших девчонок, я в них до последнего верю, кто бы что ни говорил. Завтра будем за них болеть и переживать, а прогнозы делать я не хочу, потому что боюсь сглазить.
Да, что-то не получилось, но я считаю, что девчонки выступили нормально, стабильно, стреляли они просто изумительно, один промах на всех – это очень здорово. Тем самым они создали себе очень хорошие шансы на персьют, и, конечно, в гонке преследования я ждала от них медалей. Я знала, что любая из них может, тем более они делали это на этапах Кубка мира, могли зацепиться за медали, причём любого достоинства. Ну не получилось, проклинать себя и рвать на себе волосы, я думаю, не стоит. Ещё три старта впереди, а биатлон - такая штука, здесь всё может быть. Тот же Бьорндален сделал четыре промаха на спринте, а, казалось бы, человек и стреляет превосходно, и передвигается, и вообще главный фаворит, но что поделать. То же самое и на персьюте, где он дважды промазал. Все мы люди, все мы можем ошибаться. Есть надежда на наших девчонок, я в них до последнего верю, кто бы что ни говорил. Завтра будем за них болеть и переживать, а прогнозы делать я не хочу, потому что боюсь сглазить.

— В вашей карьере бывали такие случаи, как произошло с Булыгиной, когда патрон застрял, затвор не затворился.
— Это бывает. Понимаете, эти их винтовки, чем они отличаются от тех же русских винтовок: наши как тракторы - их лупи, бросай, им всё равно. Немецкие винтовки очень аккуратные, и, самое главное, когда девочки делают холостой тренаж из немецких винтовок, они не доводят затвор до конца, чтобы не сломать баёк. Есть там такая штучка, которая цепляет за гильзу. Поэтому, может быть, это движение и остаётся, оно уже до автоматизма доходит.

Я стреляла из русских винтовок, затвор был наш, родной, у меня не было никакого страха, что он сломается или ещё что-то. Нет, бывает, когда патрон идёт в перекос, но это редкий случай, а то, что такое случилось на Олимпиаде, такого и врагу не пожелаешь. Я думаю, что Аня испытала небольшой шок, она этого не ожидала.

Нельзя говорить о том, что мы ничего не должны. Мы должны, мы обязаны тем людям, которые с нами работают, мы должны отдать должное своим родителям. Разница с Ванкувером 11 часов, а они сидят перед своими экранами телевизоров, не смыкая глаз, пьют валидол, переживают, волнуются. Так же болеют наши руководители регионов, то же самое. И вся эта цепочка переходит в 140 миллионов россиян, которые также болеют и переживают.
— Ваша тёзка Слепцова вчера заявила, может быть сгоряча, что, мол, "никому ничего не обязана". Это действительно так?
— Я думаю, Светка это сказала по молодости, она девчонка юная, горячая, пробежала эту гонку, расстроилась и выплеснула эмоции. Не стоит так строго её судить, хотя как члена сборной я как старожил её бы немного попеняла. Нельзя говорить о том, что мы ничего не должны. Мы должны, мы обязаны тем людям, которые с нами работают, мы должны отдать должное своим родителям. Разница с Ванкувером 11 часов, а они сидят перед своими экранами телевизоров, не смыкая глаз, пьют валидол, переживают, волнуются. Так же болеют наши руководители регионов, то же самое. И вся эта цепочка переходит в 140 миллионов россиян, которые также болеют и переживают. Как спортсмены, мы должны, мы обязаны, так как мы лицо нашей страны, нам доверили бежать эту гонку. Мы должны сделать всё, что можно, ну а если не получилось, то это спорт. Мы живые люди, мы можем заболеть, упасть, да здесь куча всяких моментов. Нужно отнестись к Светиным словам более легко, не хвататься за них, думаю, что она выпалила их сгоряча и по молодости.

— Вы с девчонками общаетесь?
— Нет, я с девчонками не общаюсь, потому что я с ними не встречаюсь, не выезжаю на этапы Кубка, потому что меня новое руководство СБР не берёт.

— Приходилось слышать мнения, что ошибка наших тренеров в том, что они приехали чуть-чуть раньше срока и наша сборная не успела акклиматизироваться или даже, наоборот, "перегрелась". Это так?
— Я не знаю, я не тренер, не вижу девчонок и не знаю их биохимических данных. Я их вижу так же, как и наши болельщики, – по телевизору, так что сказать что-то по этому поводу просто не могу.

— Магдалена Нойнер очень интересно проводит сезон: на этапах Кубка мира она из рук вон плохо выступает, а здесь взяла, да и выиграла золотую медаль. Это стратегический план или случайность?
— Она не так уж и плохо выступала, всегда развивала большую скорость. Во всех интервью она говорила, что работала над стрельбой, делала то-то, и так далее. Мне очень понравилось, что она заряжена на победу. Как она стояла на старте гонки преследования – она просто стучала "копытами". Она была психологически готова и стрелять, и бежать, это чувство передавалось через экран. Хотя, если честно, я думала, что на последнем рубеже она может не справиться, но у меня была мысль, что если она попадёт первый патрон, то всё у неё получится. И она попала, она молодец. Но я бы больше радовалась, если бы наши девчонки были поближе (смеётся).

— В какой из оставшихся гонок наши шансы выше?
— Во всех. Они готовы, могут стрелять, и если всё сложится так, как надо, если муха сядет на наши головы, то можно бороться, можно делать всё что угодно, ведь это биатлон, это лотерея.
Сказала бы: "Соберитесь, хватит сопли жевать, чтобы на финише бежали, рвали, метали, чтобы конкуренток близко не было". Они всё это умеют делать, они это не раз делали и умеют это делать красиво.
Опять же можно вспомнить Бьорндалена - как бы его ни хвалили, и король, и всё такое, на каждого бывает проруха. Так что девчонкам надо работать, ещё ничего не потеряно. Любая из наших может выиграть. Да, у Яны Романовой это первая Олимпиада, она вся в эмоциях, но другие уже "стреляные воробушки". Так что они могут всё что угодно.

— Как вам здешняя погода?
— Наверху-то в принципе нормально, там 0, +3, но главное, что снега очень много. Вы знаете, мне здесь нравится. В Москве же зима была непривычно холодной, а тут мы попали в такое лето, ходишь без шапки, я получаю удовольствие. Люди улыбаются. Мой ребёнок вообще бешеным спросом здесь пользуется (смеётся). Он ходит в форме Bosco, а она сама по себе очень красивая. Я смотрю, наши соотечественники огромными очередями стоят в магазин за ней, но ладно, когда большой размер одежды, а тут мой маленький сын ходит в этом костюмчике, с ним постоянно фотографируются, значки ему дарят. У меня как у мамы от этого чувство радости, счастье, когда твой ребёнок доволен.

— Какие бы слова вы сейчас сказали нашим девушкам, если бы их увидели?
— Сказала бы: "Соберитесь, хватит сопли жевать, чтобы на финише бежали, рвали, метали, чтобы конкуренток близко не было". Они всё это умеют делать, они это не раз делали и умеют это делать красиво. А потом мы бы с ними сфотографировались (смеётся).
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →