Макарова: Овечкин! А кто это?
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Артём Загумённов

Макарова: Овечкин! А кто это?

Фигуристка Ксения Макарова поведала о роли Вейра в её успехах, об отношении к "Ледникому периоду", знакомстве с Овечкиным и планах на будущее, в котором она мечтает стать следователем.
26 февраля 2010, пятница. 14:45. Другие
Россиянку Ксению Макарову вряд ли пока можно назвать примой фигурного катания, особенно наблюдая за выступлениями представительниц азиатского блока Ким Ю На и Мао Асада, но тем не менее мы вправе восторгаться её выступлением на Олимпиаде в Ванкувере и строить планы относительно её, а заодно и нашего светлого будущего. Дебютантка Игр сумела не просто попасть в десятку, но и обновить попутно все свои личные достижения, что, учитывая современные реалии, равносильно триумфу. Слишком пафосно? Возможно. Но что толку сокрушаться по поводу несправедливого судейства и пенять на то, что кто-то не исполнил прыжок в четыре оборота, с с жалкими серебром и бронзой в активе самое время порассуждать о будущем… будущем, которое и олицетворяет Ксения.

Было бы здорово, если бы удалось на чемпионате Европы попасть в тройку призёров, хотя я прекрасно понимаю, что сделать это будет сложно. Впрочем, во всех соревнованиях буду стремиться показывать свой максимум, чтобы потом не было стыдно отвечать на ваши вопросы.
– Ксения, примите поздравления с отличным катанием и попаданием в десятку!
– Спасибо огромное, я и сама собой довольна.

– То есть своё выступление оцениваете как удачное?
– Мне удалось продемонстрировать на Олимпиаде именно тот уровень катания, который я хотела. Что задумала – всё сбылось. Я откатала и короткую, и произвольную программы достаточно чисто, только на вращении сегодня слегка ошиблась, попала в выбоинку на льду. Но что поделать, судьям же не расскажешь об этом.

– Нужно требовать, чтобы вы перед каждым вашим выступлением заливали лёд…
– (Смеётся.) Да уж, это точно было бы кстати.

– Нервничали хоть немного на утренней раскатке или непосредственно перед прокатом?
– Кто сказал? Я очень хорошо себя чувствовала, ни капельки не нервничала. Даже сама удивилась. Мне кажется, мои тренеры – в первую очередь Джонни Вейр, - и родители и друзья из Ньюбурга, которые приехали поддержать, сыграли в этом определённую роль. Я была спокойна, правильно дышала, в общем, всё было в порядке, поэтому, наверное, и откаталась так хорошо.

– Когда нервничали больше всего - на чемпионате России, первенстве Европы или в Ванкувере?
– На континентальном первенстве, но это объяснимо – я впервые каталась с элитой мирового фигурного катания.

– Вы упомянули о Джонни, какую роль он играет в ваших успехах?
– Вейр? Он, если угодно, исполняет роль опытного наставника в моей команде, личного психолога. Перед выходом успокоил меня, дал несколько ценных советов, которые мне, к слову, пригодились, и объяснил, что нужно делать, чтобы не срывать прыжки.

– Что он вам сказал после проката?
– Он меня просто обнял и даже ни единого слова не вымолвил. Наверное, имел в виду, что я большая молодец.

Меня тоже просили взять автограф у Овечкина, но у меня не было в тот момент, когда мы встретились, ничего, на чём бы он мог расписаться. Хотя я не уверена, что это он был. Это Алёна всех хоккеистов в лицо знает, а я даже не представляю, кто это.
– Вы передали кучу приветов за то время, что находились в зоне kiss and cry (слёз и поцелуев. – Прим. "Чемпионат.ру")
– Я должна была успеть сказать всем спасибо и не забыть моих друзей в Ньюбурге, знакомых, которые меня поддерживали. Получилась спонтанно, я просто захотела поблагодарить их всех – им же наверняка было очень приятно.

– В Санкт-Петербург на чемпионат России вы привозили американские школьные учебники…
– Я и в Ванкувер привезла. Кстати говоря, в значительно большем количестве. Необходимо думать о будущем, ведь фигурным катанием я вряд ли буду заниматься всю свою жизнь, а другая профессия не помешает. Правда, освоить всё, что хотела, не удалось, слишком много приходилось отвлекаться, ведь на Олимпиаде по-другому быть не может.

– В столь популярной сейчас программе "Ледниковый период" наверняка нашли бы себе применение?
– Там тоже всю жизнь не будешь кататься. Да и пока рано об этом задумываться, я хочу добиться успехов в любительском фигурном катании.

– В этом году вы планировали попасть в десятку, и вам это удалось - на что рассчитываете в следующем?
– Было бы здорово, если бы удалось на чемпионате Европы попасть в тройку призёров, хотя я прекрасно понимаю, что сделать это будет сложно. Впрочем, во всех соревнованиях буду стремиться показывать свой максимум, чтобы потом не было стыдно отвечать на ваши вопросы.

– В чём вам необходимо прибавлять? За счёт чего вы можете усложнить свою программу: добавить новые прыжки или довести до автоматизма уже освоенные элементы?
– Над этим нам с тренером предстоит подумать, но мне ближе именно то, что я уже умею делать. За тройным акселем я не гонюсь. Мы с папой смотрели выступления в короткой программе, и за каскад "тройной аксель – двойной тулуп" Мао Асада получила меньше, чем Ю-На Ким за два тройных. Аксель – очень сложный прыжок, который отнимает много сил. Лучше сделать несколько каскадов из двух тройных, например с лутцем или флипом.

Я очень хорошо себя чувствовала, ни капельки не нервничала. Даже сама удивилась. Мне кажется, мои тренеры – в первую очередь Джонни Вейр, - и родители и друзья из Ньюбурга, которые приехали поддержать, сыграли в этом определённую роль. Я была спокойна, правильно дышала, в общем, всё было в порядке, поэтому, наверное, и откаталась так хорошо.
– Родители Алёны Леоновой попросили её привезти из Ванкувера автографы российских хоккеистов, и в первую очередь Александра Овечкина…
– Меня тоже просили, но у меня не было в тот момент, когда мы встретились, ничего, на чём бы он мог расписаться. Хотя я не уверена, что это он был. Это Алёна всех хоккеистов в лицо знает, а я даже не представляю, кто это.

– Вы шутите? Его же вся Америка знает.
– Ну, вот видите, а я не знаю!

– В одном из интервью вы говорили, что хотели бы стать следователем.
– Мне осталось ещё полтора года до завершения учёбы в колледже, а что буду делать потом, я пока не знаю. Причём это не будет зависеть от моих успехов в фигурном катании.

– Следующая Олимпиада пройдёт в Сочи…
– …и я очень хочу на ней выступить. Мы с Алёной не попали на церемонию открытия нынешних Игр и, когда беседовали, рассуждали, как было бы хорошо, если бы удалось нести флаг через четыре года на подобном мероприятии.

– Впору вводить женское парное катание в олимпийскую программу.
– (Хохочет.) Точно!

– Какому результату на чемпионате мира в Турине не расстроитесь?
– Буду рада, если снова попаду в десятку.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →