Нойнер: не знаю, буду ли выступать на ОИ в Сочи
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Андрей Аносов

Нойнер: не знаю, буду ли выступать на ОИ в Сочи

Магдалена Нойнер на Олимпиаде в Ванкувере выиграла три медали: серебро и два золота. В интервью немецким СМИ биатлонистка рассказала о прошедших Играх, а также поделилась планами на будущее.
1 марта 2010, понедельник. 15:10. Другие
— Фрау Нойнер, президент мюнхенской "Баварии" Ули Хёнесс с радостью хотел бы видеть вас в маркетинговом отделе своего футбольного клуба после того, как вы завершите спортивную карьеру.
— Он сказал это всерьёз?

— Хёнесс известен всем как серьёзный человек.
— Я не знаю, что буду делать через 10 лет, но этот вариант выглядит очень интересным.

Я предпочитаю устраниться от суматохи вокруг своего имени. Поэтому мне удаётся показывать отличный результат.
— Пожалуй, это предложение о трудоустройстве лишний раз говорит о том, как вас любят в Германии...
— Честно говоря, в Ванкувере я не думала об этом вообще. К счастью, я не из тех, кто читает всю информацию в СМИ о себе. Предпочитаю устраниться от суматохи вокруг своего имени. Поэтому мне и удаётся показывать отличный результат.

— Множество людей устраивали паломничество к вашему дому, когда вы ещё не были олимпийской чемпионкой. Теперь вам придётся ещё сложнее?
— Я многому научилась за прошедшие три года. После чемпионата мира 2007 года, когда стала трёхкратной чемпионкой мира, я была наивной и думала, что шумиха вокруг меня скоро закончится. Но этого не произошло. После двух лет взлётов и падений я научилась говорить "нет" или прогонять фанатов. К тому же я заказала высокий забор, но он будет готов только весной.

— Высокий забор вокруг дома — это не слишком большая плата за славу?
— Нет. У каждой медали есть оборотная сторона, и я с этим согласна. Моё отношение к интересу общественности изменилось. Сейчас для меня биатлон — это профессия, а раньше я воспринимала его только как спорт. Стараюсь относиться к своему делу максимально профессионально, это касается и организации рабочего времени.

— На этих Играх вам было сложнее справиться с самой собой или с давлением со стороны общественности?
— Конечно, с внешним давлением было сложнее, правда, нужно сказать, что я его не слишком ощущала. Я знала, что от меня ждут многого, но эти ожидания меня не обременяли. Думаю, что это был мой бонус и почва для успехов.

Я не старалась получить приз за фэйр-плей. Ещё одна медаль для меня бы ничего не изменила.
— А сами на себя вы не давили?
— Нет, я поставила перед собой высокие цели. Я сказала себе, что хочу стать олимпийской чемпионкой, но была только рада этому. Я долго работала над этим, в том числе и ментально. Мне были известны мои способности. Перед стартом напряжение отсутствовало, а на стрельбище я была сконцентрирована. Всё сложилось удачно.

— Вы производите впечатление абсолютно расслабленного человека, похожи на 17-летнюю…
— То же самое было несколько назад, когда я была ещё юниоркой. Или до чемпионата мира 2007 года, когда я несла немецкий флаг и была этим довольна. 2008 год складывался не так легко, потому что мне нужно было доказывать, что я не случайно стала трёхкратной чемпионкой мира. Мне пришлось очень непросто, я преодолевала дистанцию как зомби.

— В Эстерсунде вы снова стали чемпионкой мира.
— Да, но после гонки думалось: "Ух, к счастью, сегодня всё сложилось хорошо, и я с медалью". Я не чувствовала себя лучшим образом.

— В этом году вы работали с психологом. Сложно пойти на такой шаг в 20 с небольшим?
— Несложно, когда знаешь, что и психически здоровый человек может обратиться за помощью. Я понимала, что у меня большой психологический потенциал. Мне было это понятно после сложного 2009 года, тогда я часто болела. Здорово, что один раз в неделю у меня были ментальные занятия. Они помогли мне не только как спортсменке, но и как личности. Теперь я более сбалансированный человек.

Может быть, буду в спорте до 2018 или 2020 года, а могу завершить карьеру и раньше. Я останусь в биатлоне, пока это будет доставлять мне удовольствие.
— Вы разговаривали с психологом, когда принимали решение об отказе от участия в эстафете на Олимпиаде в Ванкувере.
— Нет, в последний раз я общалась с ним перед Играми. Это было только моё решение, оно оказалось лучшим для всех. Сейчас у каждой моей партнёрши по команде есть олимпийская награда на шее. Я не старалась получить приз за фэйр-плей. Ещё одна медаль для меня ничего бы не изменила, а вот Мартина Бек явно была бы расстроена...

— Вы чувствуете себя непобедимой?
— Знаю, что конкуренция всё так же высока. Но моя форма столь хороша, что я могу продолжать успешные выступления Ванкувера. Я опережаю Хелену Йонссон в общем зачёте Кубка мира и хочу безоговорочно выиграть титул.

— У вас будут силы для выступления на Олимпиаде 2014 года в Сочи?
— Пока ещё не знаю. До этого ведь ещё далеко, а я довольно молода. Посмотрим, я принимаю решения год за годом. Может быть, буду в спорте до 2018 или 2020 года, а могу завершить карьеру и раньше. Я останусь в биатлоне, пока это будет доставлять мне удовольствие.

— Незадолго до Олимпиады в Ванкувере вам исполнилось 23 года. Не приходила ли вам мысль: "Чёрт побери, я жертвую лучшими годами жизни ради спорта".
— Нет, никогда. Я начала заниматься биатлоном в девять лет, можно сказать, всю свою жизнь провела в спорте. Все затраты оправданы. Естественно, часто получается, что я не могу встретиться с друзьями из-за тренировок. Но тренировочные занятия доставляют мне удовольствие, например летним днём. Я думаю, что здорово прокатиться на лыжах или пробежать по лесу, а не сидеть в офисе. Мой отец работает в банке, и мне известны преимущества моей профессии. Даже когда приходится помучиться.

По материалам немецких СМИ (spiegel.de и dpa)
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →