Жизнь под парусом
Фото: synergyteam.ru
Текст: Андрей Максин

Жизнь под парусом

Любовь к морю может вылиться в создание профессиональной команды. Капитан "Синергии" Валентин Завадников рассказал о том, как давнее увлечение переросло в национальный проект.
13 мая 2010, четверг. 23:00. Другие
— Валентин Георгиевич, почему вы решили содержать российскую парусную команду, это своего рода меценатство?
— Нет, это не совсем правильное слово. Скорее - увлечение группы людей. Если бы я был один, наверно, мне это было бы не так интересно. Парус – это вообще вещь командная.

На сегодняшний день проект "Синергия" состоит из трёх частей. Это команды, которые выступают на "Луи Виттон Трофи", на "Транспаке-52", а также молодёжный состав "Синергии", который выступает в матч-рейсах. Общий годовой бюджет проекта составляет чуть больше 4 млн евро.
Вот и получилось, что примерно шесть лет назад мы решили создать команду. Все нынешние совладельцы так или иначе были связаны с морем, я когда-то давно занимался парусным спортом.

Затем был большой перерыв, связанный с бизнесом, и уже где-то к 40 годам мне захотелось вновь заняться любимым делом. Тем более что мы всё равно ездили отдыхать, арендовали яхты и ходили на них. Потом просто ходить стало неинтересно, решили, что будем гоняться.

Так и пошло-поехало. Поняли, что гоняться лучше на других лодках с другими людьми, мы стали профессионализироваться, заниматься подбором экипажа и потихоньку, сами того не замечая, стали совладельцами парусной команды.

То есть это была попытка реализовать своё былое увлечение в новом качестве. Гонялись в разных классах гонок и в итоге пришли в "Транспак-52". Это произошло четыре года назад. Так как все совладельцы являются бизнесменами, то мы разработали определённый бизнес-план, изучили рынок и после этого полностью внедрились в "Транспак", подбирая и лодку, и экипаж в соответствии с неким набором требований.

— В том числе появились и иностранцы?
— Да, конечно. Ведь иностранцы появляются в команде не только как члены экипажа, они ещё несут с собой некий набор знаний, которые перенимают россияне. К сожалению, у нас в стране нельзя сейчас найти навигаторов или тактиков необходимого уровня.

Тем не менее для нас не важна победа ради победы, хочется, чтобы у нас был именно русскоязычный экипаж. Мы нанимаем иностранцев не для того, чтобы они выигрывали за нас, а для того, чтобы учиться у них.

— А как вы сами попали в парусный спорт?
— Я жил на Дальнем Востоке, закончил мореходку, работал по профессии и в это время активно занимался парусным спортом. Сейчас, будучи мастером спорта международного класса, я всегда шучу, что я международный мастер двух стран – СССР и России.

— Ходят слухи, что в ближайшее время Сочи может принять один из этапов престижной "Луи Виттон Трофи"? Так ли это?
— Существует WSTA – Всемирная ассоциация парусных команд, куда в качестве привилегированного соучредителя и члена совета директоров входит "Синергия". WSTA управляет регатой "Луи Виттон Трофи". Мы предложили провести один из этапов в России.

Людям приходится выдерживать серьёзные физические нагрузки. К примеру, нагрузка на оверштаге в яхтах "Луи Виттон" – 12 тонн, если куда-нибудь не туда сунешь палец – моментально останешься без него. В "Транспаке" чуть легче – шесть тонн, однако для пальца этого всё равно вполне достаточно.
Теперь всё зависит от российских властей – если наша страна пришлёт приглашение, то гонке в России быть, в мае или октябре будущего года. Летом нельзя, потому что летом в Сочи нет ветра.

— Во сколько обходится содержание профессиональной парусной команды?
— На сегодняшний день проект "Синергия" состоит из трех частей. Это команды, которые выступают на "Луи Виттон Трофи", на "Транспаке-52", а также молодёжный состав "Синергии", который выступает в матч-рейсах. Общий годовой бюджет проекта составляет чуть больше 4 млн евро.

— Расходы как-то покрываются?
— Западный опыт показывает, что спорт является высокодоходным предприятием. Теоретически и парусный спорт может приносить прибыль.

— Все гоночные яхты принадлежат частным владельцам?
— Практически, но есть исключения. Так, часть бюджета новозеландской яхты покрывает государство.

— Правда ли, что владельцем испанской яхты "Брибон" является король Испании? — Он на ней числится рулевым, кому она при этом формально принадлежит – уже не так и важно.

— Числится или ходит?
— Иногда и ходит. Если гонка проходит в Испании, то всегда участвует.

— Хуан Карлос ведь далеко не молод. Как же ему удаётся выдерживать такие серьёзные нагрузки? Вы можете оценить его как рулевого?
— Конечно, я не могу сказать, что испанский король – слабый рулевой. Это далеко не так. Но он проигрывает профессиональным рулевым, таким, как наш поляк Кароль Яблонский. Тем не менее для человека его возраста и для короля Хуан Карлос рулит хорошо.

— С чем связана смена рулевого в "Синергии"?
— Мы пытались оптимизировать команду и пошли в "Луи Виттон Трофи". Как только мы туда попали, то стало понятно, что необходим рулевой, который имеет опыт выступления в этом классе яхт. Сергей Пичугин, который рулил раньше, – хороший спортсмен, но необходимых знаний не имел. А Кароль между тем – чемпион мира и обладатель третьего места на America’s Cup. У нас был выбор между ним и немцем Йохеном Шуманом, но всё-таки поляки нам ментально ближе и понятней.

— Какова ваша роль в экипаже?
— Я гриндер. Это человек, который крутит лебедку.

— Для этого нужна хорошая физическая готовность. Как-то поддерживаете форму?
— Да, когда я нахожусь в Москве, то практически каждый день минимум два часа провожу в спортзале.

— Вы и политик, и бизнесмен, и спортсмен. Как вам удаётся найти на все это время?
— Тот, кто хочет сделать дело, – ищет способ. Тот, кто не хочет, – ищет причину этого не делать. Поэтому если ты хочешь что-то сделать, то будешь планировать жизнь так, чтобы на всё хватило времени. Я не пропускаю ни одно событие, в котором принимает участие команда. Я могу быть не все дни, но часть времени обязательно проведу в гонке.

— Насколько опасен парусный спорт?
— Он травматичен. Людям приходится выдерживать серьёзные физические нагрузки. К примеру, нагрузка на оверштаге в яхтах "Луи Виттон" – 12 тонн, если куда-нибудь не туда сунешь палец – моментально останешься без него. В "Транспаке" чуть легче – шесть тонн, однако для пальца этого всё равно вполне достаточно.

— Бывают случаи, когда в гонке на вас покрикивают, если делаете что-то не то?
— Я рядовой член экипажа. Естественно, если вдруг окажется, что сделал что-то не то, мне тоже может достаться на орехи.

— Чем привлекателен парусный спорт? Это дань романтике или что-то ещё?
— Я не могу сказать, что увлечён только парусом, еще катаюсь на горных лыжах. Кстати, как ни странно, но многие яхтсмены любят именно горные лыжи. Кому-то море нравится, кому-то нет. Я не знаю, откуда у людей берутся увлечения. Связано ли это с чтением в детстве книжек про корсаров – не берусь сказать.

Парусный спорт - это достаточно тяжёлая физическая и интеллектуальная деятельность, связанная с высокими технологиями на воде.

— У вас есть мечта в парусном спорте?
— Я сам лично ничего не хочу добиться. Моя цель – создать команду, которая сможет достаточно адекватно соревноваться в любых классах лодок и занимать не последние места. И чтобы в экипаже были в большинстве русские. Сейчас есть позитивная динамика, и это не может не радовать.

— Правда ли, что в этой регате принимают участие все лучшие яхтсмены мира?
— Это действительно так. В связи с кризисом нет команд-дебютантов и непрофессиональных команд.

— Оцените результат первого дня соревнований. Вы приняли участие в трёх гонках. Сначала было восьмое место, затем первое и шестое. В общем зачёте "Синергия" пока делит 4-5-е места.
— Это новая лодка, это начало сезона. С моей точки зрения день получился неплохой. Да, были и тактические ошибки, и ошибки экипажа.

Мы хорошо стартовали, но затем плохо сходили в лавировку на верхний знак вправо, перенабрали высоты. Было несколько ошибок экипажа на повороте под спинакером, и это, как мне кажется, стоило нам двух мест, то есть мы могли финишировать не восьмыми, а шестыми.

Вторая гонка была сделана красиво. Мы отлично стартовали, вовремя ушли вправо, чётко повернули, было несколько мелких ошибок, но так получилось, что сделанного запаса хватило для победы.

Тот, кто хочет сделать дело, – ищет способ. Тот, кто не хочет, – ищет причину этого не делать. Поэтому если ты хочешь что-то сделать, то будешь планировать жизнь так, чтобы на всё хватило времени.
В третьей гонке проиграли старт, перетянули правый угол в первом повороте. Но вряд ли бы мы сильно поднялись по местам. Максимум могли войти в четвёрку.

В целом это получился хороший, хоть и тяжёлый день. Особенно учитывая то, что в этом составе и на этой лодке ребята выступают впервые в официальных стартах.

Любопытен завтрашний день. После него станет понятно, какова тенденция – будем ли мы ходить в первой половине или же окажемся ближе к последним местам.

— Какое место по итогам Med Cup будет успешным? Попадание в тройку, пятёрку или только победа?
— Было бы как минимум очень странным требовать от ребят исключительно победы. Стать первым в Med Cup – это чудо. Правда, чудеса порой случаются, например наше третье место на первой регате Louis Vuitton Trophy в Ницце в ноябре 2009-го. Сейчас мы можем претендовать на прорыв в тройку призёров, и это станет очень большим достижением. Сейчас я могу оценить нашу команду как лидера середняков.

— За счёт чего складывается победа в гонке?
— Везёт приблизительно всем одинаково, лодки одинаковые, разрывы минимальные. На первый план выходит слаженная физическая и интеллектуальная деятельность группы людей.

— Бывают ли столкновения между яхтами?
— Да, нечасто, но бывает. Это нарушение и к виновнику применяются штрафные санкции.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →