Ананд: мне необходимо как следует выспаться
Фото: Reuters
Текст: Зураб Читая

Ананд: мне необходимо как следует выспаться

В интервью Rediff.com чемпион мира по шахматам индийский гроссмейстер Вишванатан Ананд вспомнил перипетии "самого тяжёлого матча в его жизни" против болгарина Веселина Топалова.
15 мая 2010, суббота. 11:00. Другие
Многие считают Ананда величайшим спортсменом, когда-либо рождавшимся на территории Индии. С эти утверждением можно спорить или соглашаться, но одного отрицать нельзя: место в истории 40-летний гроссмейстер себе уже застолбил. Ещё ни один шахматист не выигрывал три матча за мировую чемпионскую корону подряд (после объединения). 11 мая чёрными Виши нанёс сокрушительный удар по белым Веселина Топалова, выиграв 12-ю партию, а вместе с ней и матч (6,5:5,5) за звание чемпиона мира по шахматам. Всего же эта виктория стала для Ананда четвёртой. Спустя несколько дней Вишванатан Ананд дал интервью сайту Rediff.com, в котором вспомнил перипетии "самого тяжёлого матча в его жизни".

София (Болгария). Шахматы. Матч за звание чемпиона мира

Одиннадцатая партия
Вишванатан Ананд (Индия, 2789) — Веселин Топалов (Болгария, 2812) — 0,5:0,5.

Двенадцатая партия
Веселин Топалов (Болгария, 2812) — Вишванатан Ананд (Индия, 2789) — 0:1.

Счёт в матче — 6,5:5,5 в пользу Ананда.
— Виши, примите поздравления с чемпионским титулом!
— Большое спасибо.

— Согласны с тем, что именно это чемпионство стало для вас самым трудным из четырёх?
— Абсолютно. Мне ещё не приходилось проводить чемпионский поединок, в котором вопрос о победителе стоял бы до самого последнего матча. Более того, в прежние годы заключительная игра даже не проводилась – за ненадобностью. Так что соглашусь, этот случай – особенный. Шутка ли, в день игры я ещё не знал, кем проснусь следующим утром – чемпионом или экс-чемпионом. Или, может, пришлось бы готовиться к тай-брейку.

— Эта мысль преследовала вас вплоть до начала матча?
— Признаюсь, это очень необычное ощущение. Но в итоге ты всё равно должен смириться с ним и начать игру. Выхода-то всёравно нет.

— Можете назвать этот титул самым "сладким" из всех?
— У каждого чемпионства своя сладость. Особенно в момент достижения цели. Я бы не стал сравнивать и выбирать какую-то из своих побед. Они все мне дороги. Но в этот раз нервов было потрачено в самом деле больше. К счастью, весь этот стресс оказался оправданным.

— В связи с извержением исландского вулкана вам пришлось 40 часов добираться из Франкфурта в Софию. Это сильно помешало настрою?
— Мы все старались просто сохранять спокойствие и относиться к непредвиденным обстоятельствам философски. Ведь поделать что-либо с ними было не в наших силах. Вулкан нужно уважать!

Психология – материя тонкая, но если Топалов и планировал вывести меня из себя таким образом, то у него вряд ли бы получилось. Дело в том, что моя команда тщательнейшим образом оберегала меня от любой лишней информации. Газет я во время турнира не читал и не видел ни одного интервью Веселина.
— Первая игра серии стала для всех шоком. То, как быстро всё кончилось, то, как вы сделали 23-й ход, наконец, ваша реакция после игры – всё это было огромным сюрпризом…
— Понимаю, о чём вы. Я проиграл, потому что смешал порядок ходов. Должен был сыграть королем ходом позднее, чем сделал это. Такое иногда случается.

— Не думаете, что долгий переезд и связанная с ним усталость могли стать одной из причин ошибки?
— Нет, это могло произойти и в любое другое время.

— Ночью после этой партии спали нормально?
— Старался сохранять спокойствие. Повторял себе, что проиграл лишь одну партию и впереди ещё 11.

— То, что уже во второй партии вы сумели победить, сильно помогло в смысле обретения уверенности?
— Да, конечно. То, что мне удалось "вернуться" в игру сразу же, сказалось положительно. Это был в некотором роде "освежающий" эффект.

— Какая партия получилось самой тяжёлой?
— Все, начиная с 8-й и до 11-й. Очень трудный отрезок.

— А какая понравилась больше других?
— Снова назову серию – со 2-й партии по 5-ю. В этот период мне игралось комфортно, я был очень уверен в себе.

Если я сижу на вершине Эвереста, то сейчас мне необходимо только одно: устроить себе отдых и как следует выспаться.
— Какая из двух проигранных партий далась тяжелее – первая или восьмая?
— Пожалуй, восьмая.

— Чувствовали, что течение матча было очень ровным и в любой момент могло повернуться в ту или другую сторону?
— Каждый день, отправляясь на игру, я не представлял, чем она закончится. Возможен был любой сценарий – никакого доминирования не было.

— Перед матчем многие говорили, что преимущество будет на стороне Топалова. Болгарин и сам подливал масла в огонь, заявляя, что на ничью не будет согласен ни при каких обстоятельствах. Можно ли такими методами оказать давление на такого опытного спортсмена, как вы?
— Психология – материя тонкая, но если Топалов и планировал вывести меня из себя таким образом, то у него вряд ли бы получилось. Дело в том, что моя команда тщательнейшим образом оберегала меня от любой лишней информации. Газет я во время турнира не читал и не видел ни одного интервью Веселина.

— Топалов играл на родине. Можно сказать, что у него было преимущество "своего поля"?
— Люди болели за него, это понятно. Но я не чувствовал себя изгоем. И вообще, родные стены могут работать как за, так и против тебя. С одной стороны, поддержка обеспечена, с другой – это лишнее давление.

— Вы достигли шахматного Эвереста. Чувствуете, что в состоянии продержаться на этой вершине ещё долго?
— Если я сижу на вершине Эвереста, то сейчас мне необходимо только одно: устроить себе отдых и как следует выспаться.
Источник: Rediff.com Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
24 января 2017, вторник
23 января 2017, понедельник
Как вы относитесь к употреблению спортсменами запрещённых препаратов по терапевтическим исключениям?
Архив →