Деревоедов: Ярошенко выбрал правильный путь
Фото: Reuters
Текст: Александр Круглов

Деревоедов: Ярошенко выбрал правильный путь

Во второй части интервью Александр Деревоедов рассказал о взаимодействии с федерациями, вариантах поведения дисквалифицированных спортсменов и антидопинговой пропаганде Дмитрия Ярошенко.
18 мая 2010, вторник. 12:00. Другие
Часть 1. Деревоедов: отношение к допингу в стране меняется

— Сергей Кущенко в одном из интервью заметил: "Мы заказали большое количество проб". Каким образом вы осуществляете взаимодействие с федерациями? Существует ли помимо таких "заказов" внезапный контроль и как быть с теми федерациями, которые много проб не заказывают?
— Напрямую федерация не может заказать у нас определённое количество проб. Встречаясь с руководством федераций, мы обсуждаем совместную работу по противодействию допингу. Мы идём навстречу, когда они выражают озабоченность и желание усилить контроль, но не согласовываем с ними объёмы и места проведения контроля. Во всех случаях, кроме соревнований, такой контроль внезапен.

Меня больше беспокоит то, что мы не доходим до истины и не выявляем все причины того, как запрещённая субстанция оказалась в организме спортсмена. В ряде случаев это может действительно происходить из-за приёма некачественной биологически активной добавки. Но для этого необходимо иметь серьёзные доказательства. Основываясь же только на словах спортсмена, невозможно принять решение в его пользу.
— Какие федерации в последние годы существенно улучшили условия борьбы с допингом?
— Взаимодействие с федерациями у нас с каждым годом улучшается. Пионером выступила федерация лёгкой атлетики ещё в 2008 году на этапе формирования РУСАДА. Вы помните, какие неприятные события у нас были в лёгкой атлетике накануне Олимпиады? После этого мы договорились о совместных мероприятиях, в том числе о заборе большого объёма допинг-проб, но мы не действовали по заказу федерации. Мы понимали их озабоченность и сделали всё от нас зависящее для решения проблемы. Взаимодействие это продолжается, и я могу сказать, что федерация лёгкой атлетики в этом отношении самая продвинутая. Сейчас большую заинтересованность в наших услугах предъявляют другие федерации, например биатлон, тяжёлая атлетика. В организации противодействия допингу мы со всеми руководителями находим общий язык.

— На сайтах многих спортивных организаций появились антидопинговые разделы. Помогает ли РУСАДА в их разработке и является ли присутствие антидопингового раздела обязательным?
— Когда к РУСАДА обращаются, мы предоставляем все необходимые документы. Согласно изменениям, внесённым в российское законодательство, это один из тех разделов, который должен быть у каждой федерации. Он должен включать документы международных федераций, регламентирующие борьбу с допингом, и собственные документы. Я считаю, это очень важный раздел для всех пользователей сайта, особенно тренеров и спортсменов. Постепенно такие разделы появляются, они разного качества, не всегда обновляются в срок, но тем не менее эта важная работа ведётся.

— Недавно швейцарский трибунал отклонил апелляцию Екатерины Юрьевой и Альбины Ахатовой. На ваш взгляд, оправдана ли тактика большинства российских спортсменов судиться до последней инстанции, ставить под сомнения компетентность аккредитованных лабораторий и не вредит ли она имиджу российского спорта?
— Спортсмен имеет право на защиту собственной чести и достоинства всеми приемлемыми способами. Не только наши спортсмены идут до трибунала. Недавно иностранные теннисисты обратились в вышестоящие судебные инстанции и добились смягчения или даже отмены наказаний. Меня больше беспокоит то, что мы не доходим до истины и не выявляем все причины того, как запрещённая субстанция оказалась в организме спортсмена. В ряде случаев это может действительно происходить из-за приёма некачественной биологически активной добавки. Но для этого необходимо иметь серьёзные доказательства. Основываясь же только на словах спортсмена, невозможно принять решение в его пользу. Не думаю, что это ухудшает отношения с международными федерациями, так как является обычной практикой, но нужно отдавать себе отчёт в эффективности этого метода. Нередко это просто попытка пройти все инстанции, пытаясь с помощью одних и тех же доказательств склонить судей на свою сторону. Мне кажется проще пойти другим путем, тем более что кодекс ВАДА считает смягчающим обстоятельством добровольное признание спортсменом нарушения антидопинговых правил. В недавнем случае с лыжницей Лилией Степановой признание вины и откровенный рассказ о происшедшем нарушении привели к тому, что она получила не четыре, а два года. Во многих случаях целесообразно признать реальность и продолжать работать над тем, чтобы такое не повторилось.

Я считаю, это правильная линия поведения, полностью соответствующая кодексу ВАДА, согласно которой спортсмен во время дисквалификации имеет право принимать участие только в специальных антидопинговых программах. За исключением Ярошенко и Прокунина, к сожалению, у нас пока нет других таких прецедентов.
Дмитрий Ярошенко — один из первых российских спортсменов, избравших именно такую линию поведения. Послужила ли его деятельность примером для других дисквалифицированных спортсменов? Обращался ли к вам кто-нибудь из них с предложением о сотрудничестве?
— Спортсмены обращались. Сейчас я не хочу называть их имена, потому что их обращения ещё не дошли до логического завершения. Я считаю, это правильная линия поведения, полностью соответствующая кодексу ВАДА, согласно которой спортсмен во время дисквалификации имеет право принимать участие только в специальных антидопинговых программах. За исключением Ярошенко и Прокунина, к сожалению, у нас пока нет других таких прецедентов.

— Сейчас Дмитрий активно занят проведением антидопинговых семинаров для юных спортсменов. Помогает ли ему РУСАДА в организации данных мероприятий?
— Организацией занимается он сам, а мы помогаем с методическими материалами, участвовали в подготовке пособия для детей. Наш специалист на одном из семинаров пояснял некоторые вопросы, касающиеся борьбы с допингом.

— Эта деятельность породила немало слухов о том, что Ярошенко таким образом решил подработать. Имеет ли спортсмен какую-то коммерческую выгоду от этих мероприятий?
— Нет, конечно, никакой коммерческой выгоды он от этого не имеет.

— Брошюры, который Дмитрий написал совместно с вами, пользуются большим спросом. Издание действительно очень наглядное и уникальное. Планируется ли выпуск ещё одного тиража?
— Думаю, с некоторыми правками мы сделаем новое издание и будем периодически переиздавать с изменениями и дополнениями. Кроме того, у нас есть и другие интересные проекты, над которыми идёт работа. Это симпатичный мультфильм, подготовленный вместе с белорусами, совместные материалы с норвежцами, детские книжки, написанные с канадцами. Большую часть этих материалов вы сможете найти на нашем сайте.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →