Бухлицкий: не хотел бы оказаться на месте испанцев
Фото: Александр Сафонов
Текст: Артём Загумённов

Бухлицкий: не хотел бы оказаться на месте испанцев

О двух турнирах: отборочном этапе ЧМ в итальянском Бибионе и четвёртом этапе Евролиги в голландской Гааге, сборной Испании, Амарелле и защите титула — в интервью Андрея Бухлицкого.
28 июля 2010, среда. 16:41. Другие
В среду гостем редакции "Чемпионат.ру" стал один из лучших голкиперов в мире пляжного футбола, вратарь сборной России Андрей Бухлицкий. В ходе беседы Андрей вспомнил два турнира: отборочный этап к ЧМ в итальянском Бибионе и четвёртый этап Евролиги в голландской Гааге, пожалел испанцев, которые не поедут в будущем году на мировой форум в Риме, а также порассуждал на вечные спортивные темы.
Я думаю, просто психологически трудно выходить на площадку, когда уже знаешь, что два года ничего не будешь делать. Не хотел бы оказаться на их месте.


— Андрей, рад приветствовать вас. Для начала предлагаю поговорить о завершившемся на той неделе этапе Евролиги в Гааге, в ходе которого сборная России одержала две победы и потерпела одно поражение. Чем оно было вызвано, на ваш взгляд?
— Если вспоминать Гаагу, то да, проиграли Швейцарии. Проиграли, потому что я не выручил, а ребята до конца не вытянули матч. На самом деле это уже четвёртый старт за сезон, который ещё продолжается. Впереди ещё один турнир, Португалия, Суперфинал. На данный момент всё-таки накопилась усталость - сужу не только по себе, но и по ребятам. Второе место – не самый плохой результат. Конечно, не очень приятно проигрывать, но, может быть, лучше сейчас, чем потом. Тем более что в общем зачёте мы первые, поэтому особо ничего не поменялось.

— Грозную Испанию мы обыгрываем уже не в первый раз в этом сезоне. Вот и сейчас в Гааге оказались сильнее. До этого - на отборочном этапе в Бибионе. Получается, сдаёт Испания свои позиции?
— Я думаю, не сдаёт, просто после Бибионе у них другие эмоции, может, даже задачи другие. И потеря игроков у них случилась после Бибионе, Нико не играл в Гааге. Я думаю, просто психологически трудно выходить на площадку, когда уже знаешь, что два года ничего не будешь делать. Не хотел бы оказаться на их месте.

— Мы заговорили о Суперфинале, он уже совсем близко. Вам придётся защищать честь победителей Евролиги. Что сложнее - защищать или завоёвывать?
— Всегда тяжелее отстаивать то, что ты выиграл. На самом деле, все команды, взять ту же Румынию, знают, кто мы такие. Поэтому они на нас уже по-другому настраиваются. От этого вдвойне тяжелее.

— Давайте вспомним итальянский город Бибионе, где решалось очень многое, если не всё. В Италии разыгрывались путёвки на ЧМ. На турнир было отведено всего 8 дней и 7 матчей. В какой момент было тяжелее всего?
— Сложно сказать, всё шло как по нарастающей. Тяжелее всего было, когда уже вышли на мир. Задача была выполнена, приходилось эмоции доставать из себя, потому что родственники, друзья смотрят, переживают. Наверное, они и не поняли, почему мы проиграли. Ну, так вот случилось. Значит, в другом месте мы заберем своё.
Задача была выполнена, приходилось эмоции доставать из себя, потому что родственники, друзья смотрят, переживают. Наверно, они и не поняли, почему мы проиграли. Ну, так вот случилось. Значит, в другом месте мы заберем своё.


— Удивило, что в Италии вдали от всех крупных городов было столько болельщиков? Причём на каждом матче трибуны были забиты исключительно поклонниками российской сборной.
— Я уже ничему не удивляюсь, потому что наши люди везде есть, на всех курортах в большом количестве, как в Подмосковье. В Бибионе было много из Германии людей, которые не так давно жили в России, эмигранты, одним словом. Конечно, это приятно, и я считаю, что это очень здорово.

— В Бибионе у вас было два поражения. Довольно неожиданное от румын и от португальцев. О причинах проигрыша Португалии вы уже сказали, расскажите, почему проиграли Румынии? Что произошло в последнем матче группового этапа?
— Я ещё в Москве на первом этапе, когда мы их обыграли 9:3, сказал, что это непростая команда, и они кусаются. В итоге мы них и попали. Хорошо, что в группе. Но это поражение было нужно. Тем более что с ним ничего не поменялось.

— Давайте вспомним самый важный матч для нашей команды, игру с Испанией. Как настраивались на этот поединок, ведь он, как сказал Михаил Лихачёв, был самым важным в сезоне?
— Все это прекрасно понимали. Это ведь был даже самый важный матч не сезона, а двух лет. Первой задачей было не накрутить себя: эта грань, оступимся, не оступимся. Если ты об этом думаешь, то так обычно и получается. Лично я готовился просто на испанцев. Ну как на них настраиваются? Хочется выиграть и всё.
Не могу отвечать за всю команду, но лично у меня всегда была уверенность в том, что мы выиграем. Я вообще не думал, проигрываем или не проигрываем. Игра состоит из трёх периодов. Обычно в последнем всё решается. Так в итоге и получилось.


— Насколько обессилела сборная Испании с потерей Амарелле?
— Обессилела, конечно. Но моё мнение, когда он на поле, то вся игра строится через него, поэтому нам даже немного проще. Мы знаем, как он играет и чего от него можно ожидать. И когда его перекрываем, то игра совсем в другое русло идёт. Уже они не знают, как и что делать.

— По ходу встречи мы выигрывали два мяча, потом проигрывали два. В какой момент появилось, если вообще появилось, сомнение в итоговом результате?
— Не могу отвечать за всю команду, но лично у меня всегда была уверенность в том, что мы выиграем. Я вообще не думал, проигрываем или не проигрываем. Игра состоит из трёх периодов. Обычно в последнем всё решается. Так в итоге и получилось.

— Судейство в этом матче было очень странное. Вернее, оно вызвало море нареканий. Речь прежде всего о голландском рефери, с которым вы встретились позже в Гааге. Как вы оцените его работу, не только по матчу с Испанией, а в целом?
— Самое интересное, что его и ругать нельзя, потому что он как в ту сторону судил, так и в нашу. Он просто неквалифицированный, наверное. Больше слов нет. Но если на этом заострять внимание всё время, то играть будет противно. Нужно быть выше этого, что мы и доказали. Если по этой игре судить, то два тайма он был против нас, а после второго штрафного, пенальти практически, взял и поменял направление своих решений. Значит, мы заслужили.

— С испанцами удалось поговорить после этого матча? Может быть, в Гааге. Если да, то о чём говорили?
— На самом деле они на контакт не очень шли. На следующий день в Бибионе они подошли, извинились за ту стычку, которая была в конце матча. Если честно, то о чём нам говорить? Что обсуждать? Я даже не знаю. Вот Валейро, мой хороший друг. Что у него спросить? Я не смог найти ответа на этот вопрос.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →