Нойнер: я уже не маленькая, сладенькая девочка
Фото: Reuters
Текст: Андрей Аносов

Нойнер: я уже не маленькая, сладенькая девочка

Двукратная олимпийская чемпионка по биатлону Магдалена Нойнер в интервью Straubinger Tagblatt призналась, что устала поддерживать образ маленькой, сладенькой девочки, играющей на арфе.
22 октября 2010, пятница. 12:00. Другие
— Вы уже подготовили к зиме свой сад в Вальгау?
— Да! По крайней мере, я убрала с балкона свои цветы, которые начали увядать. Об остальном в саду, слава богу, позаботилась моя бабушка. Мы вместе с ней живём в доме. Она отвечает за всё, что находится внизу, а я за верхний этаж.

Здорово, что в прессе обо мне всегда хорошо говорят. Есть спортсмены, к которым приковано более пристальное внимание. Недостаток заключается в том, что меня постоянно просят раздавать интервью и автографы, люди часто заговаривают со мной на улице. Если бы я не была всеобщей любимицей, то всё было бы иначе. Но уж лучше пусть будет так, чем если бы меня никто не любил.
— Вопрос возник, потому что вы отказались от поездки в отпуск с командой в Португалию. Объяснив это желанием набраться сил дома и поработать в саду…
— Главной причиной моего отказа стало то, что там будет очень много прессы. В 2007 году на аналогичном мероприятии мне пришлось раздавать по семь интервью в день. Я считаю, что это не похоже на отдых. Чтобы расслабиться, мне нужно сходить в горы или просто поваляться дома на диване. В Вальгау, правда, мне порой приходится запирать входную дверь на все засовы. Люди часто встают в очередь за автографами у моего дома. Иногда я могу выйти пообщаться с ними, но порой не бывает никакого желания делать это.

— Если кто-то и является всеобщей любимицей в немецком спорте, то это вы. Не беспокоит, что ожидания от вас очень высоки?
— Да, конечно. Но у всего есть свои плюсы и минусы. Здорово, что в прессе обо мне всегда хорошо говорят. Есть спортсмены, к которым приковано более пристальное внимание. Недостаток заключается в том, что меня постоянно просят раздавать интервью и автографы, люди часто заговаривают со мной на улице. Если бы я не была всеобщей любимицей, то всё было бы иначе. Но уж лучше пусть будет так, чем, если бы меня никто не любил.

— Вы являетесь примером для подражания для молодёжи. Вас не тяготит эта дополнительная ответственность?
— Сейчас уже нет. В 19 лет я начала спрашивать себя, что со мной происходит. Ведь я ещё не взрослая, но уже должна решать взрослые проблемы. Мне приходилось самой принимать решения, подписывать контракты. Порой я даже думала, что для меня всё это слишком, что я так дальше не смогу. Но рядом со мной всегда были люди, которые поддерживали меня. Мои родители всегда были со мной, когда я принимала важные решения. Я всегда советовалась с ними, как мне поступить. Сейчас у меня есть отличные менеджеры, которые постоянно консультируют меня. Чувствую ли я себя идолом? Нужно сказать, что я ощущаю большую ответственность. Прежде всего перед детьми. Понятно, что приходится соответствовать статусу примера для подражания. Это уже целая задача. Однако иногда она приносит удовольствие. Я заметила, что со своим опытом становлюсь взрослее. Уже могу давать те или иные советы. Думаю, что это хорошо.

Это не как в Playboy, когда ты продаёшься полностью, а совсем другой уровень. Но при этом тут можно показать людям: "Посмотрите, я уже взрослая, а не маленькая, сладенькая девочка, играющая на арфе в национальном костюме. У меня есть и другая сторона!" Конечно, эта фотосессия вызвала много отзывов, как позитивных, так и негативных. Для меня это было что-то вроде: "Взгляните, я умею не только вязать".
— Вы играете на арфе и охотно вяжете. Ваш друг Зепп выступает в духовом оркестре с кларнетом. Магдалена Нойнер и впрямь такая добропорядочная, как рисует ваш портрет пресса?
— На самом деле, с этим образом всегда есть небольшие проблемы. Меня постоянно представляют маленькой, сладенькой Магдаленой, которая сидит в национальном костюме и играет на арфе. При этом Магдалена вяжет носки и целыми днями не делает ничего другого. Да, это часть меня, но нельзя воспринимать людей так однобоко. Моего друга зовут Зепп Хольцер, он играет в оркестре. Но это всего лишь одна сторона.

— Недавно вы снялись в рекламе нижнего белья. Этой откровенной фотосессией вы хотели изменить свой имидж?
— Это не как в Playboy, когда ты продаёшься полностью, а совсем другой уровень. Но при этом тут можно показать людям: "Посмотрите, я уже взрослая, а не маленькая, сладенькая девочка, играющая на арфе в национальном костюме. У меня есть и другая сторона!" Конечно, эта фотосессия вызвала много отзывов, как позитивных, так и негативных. Для меня это было что-то вроде: "Взгляните, я умею не только вязать".

— Этот ваш шаг был довольно провокационным.
— Нет, не провокационным. Просто я хотела показать себя с другой стороны. Я молодая женщина, мне уже 23 года. Фотосессия доставила мне удовольствие. Как говорится, я хотела выйти из образа, изменить имидж. Я могу сделать что-то, чего совсем от меня не ждут.

— Как к этим фотографиям отнеслись ваши родители? Известно, что они сильно верующие…
— Это тоже своего рода имидж, стереотип. Люди думают, что католики сидят целый день дома и молятся. Я заранее рассказала родителям о фотосессии и спросила, что они думают об этом. Они ответили: "А почему бы и нет?" У меня были хорошие предчувствия. К тому же мой друг сказал мне: "Если ты этого хочешь, то, конечно, делай!" В итоге получились красивые фотографии. Ещё раз хочу подчеркнуть: есть большая разница между журналом Playboy и рекламой качественного белья May. Здесь речь идёт о продукте, а не о продаже моего тела. Я хотела показать, что хорошо выгляжу не только в лыжном костюме, но и отлично смотрюсь в нижнем белье.
Источник: Straubinger Tagblatt Сообщить об ошибке
Всего голосов: 3
21 февраля 2017, вторник
20 февраля 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Довольны ли вы итогами чемпионата мира по биатлону для сборной России?
Архив →