Бирнбахер: надеюсь, импровизация поможет
Фото: Reuters
Текст: Андрей Иванов

Бирнбахер: надеюсь, импровизация поможет

Об импровизации в Рупольдинге, тающем леднике, ажиотаже в Муонио и особенностях персональной подготовки – в интервью немецкого биатлониста Анди Бирнбахера.
6 ноября 2010, суббота. 23:00. Другие
Анди Бирнбахер уверенно выиграл летний чемпионат Германии - 2010, не оставив ни малейшего шанса своим соперникам. Признанный асфальтовый боец, в этом сезоне Анди превзошёл самого себя, выиграв четыре гонки из четырёх возможных. Однако столь же впечатляющими результатами на снегу Бирнбахер пока похвастаться не может, хотя полон решимости добиться серьёзных успехов в новом биатлонном году. Завершающую часть предсезонных сборов немец в составе национальной сборной проведёт в финском Муонио. Перед отправлением туда спортсмен рассказал о ходе своей подготовки к предстоящим стартам.

Последние недели, проведённые в Рупольдинге, стали достаточно тяжёлыми. Из-за различных работ, которые там проводятся, нам приходилось вновь и вновь импровизировать, меняя тренировочный процесс. Хотя всё равно удалось достаточно много.
— Анди, новый сезон стремительно приближается. Как проходит ваша подготовка?
— В данный момент всё хорошо. Подготовка идёт согласно намеченному плану, никаких неожиданностей не предвидится. Хотя последние недели, проведённые в Рупольдинге, стали достаточно тяжёлыми. Из-за различных работ, которые там проводятся, нам приходилось вновь и вновь импровизировать, меняя тренировочный процесс. Хотя всё равно удалось достаточно много. Принимая во внимание близость первых стартов, даже не знаю, пойдут эти изменения в подготовке мне на пользу или причинят вред. Вполне возможно, что вынужденная импровизация мне поможет.

— А что такого сложного было в Рупольдинге? Что вам удалось сделать, а что нет?
— При подготовке к летнему чемпионату Германии приходилось стрелять с более близкого расстояния, чем обычно, но при этом, по крайней мере, можно было делать это на стрельбище. А в Рупольдинге расстояние ещё более уменьшилось, поскольку в нашем распоряжении был только своеобразный импровизированный тир. Честно говоря, пока не представляю, хорошо это или плохо.

— Вы считаете, что в подобных нестандартных условиях можно получить нечто полезное?
— Вы знаете, последние несколько лет у меня был достаточно стабильный график подготовки к сезону. Он проверен временем, замечательно мне подходит, и я всегда следовал ему. И вот впервые за достаточно долгий срок в моём подготовительном процессе появилось что-то новое, необычное.
Последние несколько лет у меня достаточно стабильный график подготовки к сезону. Он проверен временем, замечательно мне подходит, и я всегда следовал ему. И вот впервые за достаточно долгий срок в моём подготовительном процессе появилось что-то новое, необычное.
Я не думаю, что из-за некоторых изменений у меня появятся серьёзные проблемы. С другой стороны, это может вдохнуть в меня новые силы. Вряд ли я вот так сразу забуду, как нужно стрелять, поэтому посмотрим, как дела будут складываться дальше.

— А как вам тренировки на леднике в Рамзау? Они-то не претерпели изменений?
— Нет. Всё, что соответствовало нашим планам в Рамзау, было выполнено. Хотя сам ледник, конечно, сильно меняется. Похоже, он постепенно тает, и это с каждым годом всё заметнее. Однако снег там пока нормального качества, температура вполне комфортная, так что всё прошло здорово.

— Что было дальше? Оберхоф?
— Да, дальше мы поехали туда. Там, конечно, работа велась совершенно в других направлениях. Основную часть тренировочного времени я уделял стрельбе. Поскольку октябрь только начинался, а это рановато для сборов национальных команд, стрельбище почти всегда было практически свободно, поэтому загрузка была полноценной, и тренировки удавались. Также достаточное количество работы проводилось в тренажёрном зале.

Все спортсмены разные, что хорошо для одного, может навредить другому. Заранее никогда не знаешь, какие упражнения помогут тебе, а какие нет. Поэтому глупо пытаться копировать тренировки других. Каждый должен тренироваться по индивидуальной программе. Пока ты не испробуешь что-то новое на себе, ты не поймёшь, годится это конкретно для тебя или нет.
— Ледник, затем тренажёрный зал, теперь вот финский Муонио. Это три различные стадии подготовки или всё-таки кусочки одного целого?
— Действительно, это совершенно разные варианты подготовки. На леднике сложно тренироваться с полной нагрузкой, значительная высота и разреженный воздух немедленно дают о себе знать. Особенно в начале подготовительного цикла. Оберхоф с его крытым горнолыжным комплексом утомляет морально. Там один единственный коротенький круг, и тебе приходится бежать его снова и снова. Это очень быстро надоедает, но приходится выполнять до конца всё то, что было намечено. А в Муонио совсем другое дело. Здесь достаточно снега и пространства. К тому же это наш последний шанс завершить подготовку, отработать до конца все те моменты, которые нуждаются в дополнительном закреплении. Так что эта тренировка самая важная. Единственный минус – это наличие там достаточно большого числа команд. Приходится постоянно согласовывать время, чтобы не мешать друг другу. И иногда получается тренироваться вовсе не тогда, когда хотелось бы.

— Ты наблюдаешь за работой спортсменов из других стран? Не пытаешься почерпнуть что-то интересное, чтобы потом использовать это в своей подготовке?
— Нет, я этого никогда не делал. Конечно, я вполне мог бы смотреть чужие тренировки вживую или по телевизору, но только это ни к чему не приводит. Мы все разные, что хорошо для одного, может навредить другому. Заранее никогда не знаешь, какие упражнения помогут тебе, а какие нет. Поэтому глупо пытаться копировать тренировки других. Каждый должен тренироваться по индивидуальной программе. Пока ты не испробуешь что-то новое на себе, ты не поймёшь, годится это конкретно для тебя или нет.
Источник: biathlon-online.de
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →