Сикора: методы Эневолдсена революционны
Фото: Reuters
Текст: Андрей Иванов

Сикора: методы Эневолдсена революционны

О новом тренере сборной Польши, работе над техникой, подготовке к сезону и нескучных тренировках — в первой части пресс-конференции Томаша Сикоры и Йона-Арне Эневолдсена.
13 ноября 2010, суббота. 14:00. Другие
После 17 лет выступления на мировом биатлонном Кубке у сборной Польши впервые появился западный тренер. Этим летом команду возглавил 48-летний наставник Йон-Арне Эневолдсен. Норвежец официально занял свой пост 1 августа, пропустив начальную стадию предсезонной подготовки. Однако за то время, что он находится у руля команды, сделано немало. Главная звезда сборной Польши Томаш Сикора с удовольствием готовится под его началом, отмечая массу положительных моментов в новом назначении.
Эти несколько месяцев под руководством Йона дали нам энергию и заряженность на борьбу. Его методы просто революционны для нас. Он использует совершенно иную систему тренировок, рассчитывая работу по времени, а не по расстоянию. Тренер всегда с нами, в дождь и в снег. Для предыдущих наставников это было невозможно.
В преддверии старта первого этапа Кубка мира польская сборная отправилась на заключительный предсезонный сбор в норвежский Лиллехаммер. Непосредственно перед отъездом Томаш Сикора и Йон-Арне Эневолдсен на пресс-конференции, посвящённой старту нового сезона, ответили на вопросы журналистов.

— Томаш, как вам новый тренер?
— Эти несколько месяцев под руководством Йона дали нам энергию и заряженность на борьбу. Мы на самом деле прибавили почти во всём. Его методы просто революционны для нас. Он использует совершенно иную систему тренировок, рассчитывая работу по времени, а не по расстоянию. Нагрузки постоянно увеличиваются, но происходит это очень плавно. Тренер всегда с нами, в дождь и в снег. Для предыдущих наставников это было невозможно. Мы много работаем над техникой. Очень жаль, что Эневолдсен пришёл в августе, а не в июне.

— Работа над техникой? В свои 36 лет вы можете чего-то не знать в этом вопросе?
— На протяжении многих лет различные тренеры были не в состоянии поставить мне классический ход. А с Йоном я овладел классикой буквально за несколько тренировок. Теперь у меня получается гораздо лучше. Были некоторые проблемы с восстановлением после операции на бедре. Йон тщательно следил за моей работой и создал специальную тренировочную стратегию, направленную на улучшение моего состояния.

— Он долгое время работал в Норвегии, затем тренировал англичан, канадцев, американцев в разных клубах. Все его подопечные далеко не лидеры современного биатлона.
— Не скажите. Некоторые из его воспитанников хорошо известны в биатлонном мире. К тому же у него был ряд очень серьёзных предложений из лыжных национальных сборных. Он их отверг, потому что считает, что на данный момент они не будут способствовать развитию его собственной карьеры. А с Польшей он надеется добиться серьёзных успехов и сделать тем самым первый шаг к тренерским вершинам.

— Йон, вы действительно много разных стран повидали за свою тренерскую карьеру. Какого метода стараетесь придерживаться?
— Я использую не только норвежскую школу, но и американскую и канадскую. Из каждого места, где мне приходилось работать, я стараюсь взять всё лучшее. Норвежский стиль обучения более интенсивный, я стараюсь несколько разнообразить его. Для меня не так важно заставить спортсменов преодолеть как можно больше километров, как сделать так, чтобы они делали это с удовольствием. Я не ограничиваюсь стандартными биатлонными упражнениями, стараюсь подключать и работу классикой, и велосипедные кроссы.
Я использую не только норвежскую школу, но и американскую и канадскую. Из каждого места, где мне приходилось работать, я стараюсь взять всё лучшее. Норвежский стиль обучения более интенсивный, я стараюсь несколько разнообразить его. Для меня не так важно заставить спортсменов преодолеть как можно больше километров, как сделать так, чтобы они делали это с удовольствием.
Главным является то, что в то время, когда вы даёте отдыхать одним группам мышц, можно давать адекватную нагрузку другим. Нужно разнообразить тренировки, и тогда никому скучно не будет. Это очень важно с психологической точки зрения.

— Томаш, это правда, что вы принимали непосредственное участие в назначении Эневолдсена?
— Действительно, президент федерации задал мне этот вопрос. Видимо, он принимал во внимание мой опыт и то, что я много лет в команде и прекрасно знаю обстановку изнутри. Я ответил ему, что не хотел бы назначения тренера, ранее уже работавшего в какой-либо сильной национальной сборной. Я считал, что нам нужен не просто тренер, который будет осуществлять какие-то общие функции, а тот человек, который станет непосредственно работать с каждым спортсменов, особенно с нашей перспективной молодёжью. Он должен постоянно быть рядом с ними, поддерживать и направлять их по заранее продуманному маршруту развития. Это важно, потому что в России, Германии, Норвегии серьёзные специалисты приходят в уже сформированные тренерские штабы сборных и по большей части занимаются управлением отлаженных механизмов. У нас такого нет, мы все разные, и нам нужен специалист, способный плодотворно работать с каждым и во всех областях.

— А где проходил процесс подготовки к сезону?
— Мы были в Рамзау, но не на самом леднике, где обычно, а немного ниже. В первый раз тренировались в Италии, в Бормио. Я никогда не бывал там раньше, очень красивое место. В завершение вместо обычного Муонио мы поедем в Лиллехаммер. После 15 лет одного и того же уже сама смена обстановки необычайно помогает. А если добавить к новым местам и нового тренера, то на усталость просто нет времени.

— Есть серьёзные различия в общении с новым тренером по сравнению со старыми?
— Йон считает нашу работу полноценным партнёрством. Любой спортсмен может легко обратиться к нему по имени, хотя большинство предпочитает традиционное – "тренер". Для каждого у него находится время, он никогда никому не отказывает. Самое главное, он активно участвует в тренировочном процессе. Когда идёт дождь, он не стремится укрыться под крышей, а находится с нами. Он работает, словно у него есть источник дополнительной энергии.
Йон считает нашу работу полноценным партнёрством. Любой спортсмен может легко обратиться к нему по имени, хотя большинство предпочитает традиционное – "тренер". Для каждого у него находится время, он никогда никому не отказывает. Он работает, словно у него есть источник дополнительной энергии. Стыдно даже мысли допустить, что вы можете не пойти на тренировку, когда он там.
Стыдно даже мысли допустить, что вы можете не пойти на тренировку, когда он там. Особенно его отношение к делу вдохновляет молодых спортсменов. У них ещё больше укрепляется желание работать. Йон, например, побежал с нами на роликах и выдержал все три часа тренировки. То же самое касается велосипеда. В работе классическим ходом так он вообще не хуже любого из нас.

— Но всё-таки он тренер без особого опыта работы с серьёзными спортсменами. Вы не боитесь, что наступит момент, когда станет очевидно, что его работы не хватает?
— Нет. Йон отличный специалист с огромным запасом знаний. Я доверяю ему на сто процентов.

— Йон, это правда, что вы преодолеваете дистанцию вместе с биатлонистами?
— Я всегда стараюсь быть рядом со спортсменами. Во-первых, вблизи всё гораздо лучше видно. Если тренер стоит на финишной черте, то он видит своего подопечного один раз за круг примерно в течение 5-10 секунд. Если я стартую вместе с Томашем, то могу следить за ним в течение двух часов беспрерывно. Могу наблюдать за его эмоциями, состоянием, могу понять, что он сделал достаточно и может немного отдохнуть. Спортсмен доверяет вам больше, если вы постоянно рядом. А во-вторых, ничего не делая, можно просто замёрзнуть (смех в зале).

Продолжение следует.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →