Гёсснер: биатлоном начала заниматься с парнями
Фото: biathlonresults.com
Текст: Андрей Аносов

Гёсснер: биатлоном начала заниматься с парнями

Немецкая биатлонистка Мириам Гёсснер в интервью Eurosport рассказала о своей скорости, борьбе с промахами, а также поведала, как на её приход в биатлон повлиял стоматолог.
23 декабря 2010, четверг. 11:00. Другие
— Не все знают, что в спорт вы пришли не через биатлон или лыжные гонки…
— Я занималась горными лыжами. Слалом, гигантский слалом, под конец пару раз супер-гигант… Однако затем перешла в биатлон.

— Почему же вы ушли из горнолыжного спорта?
— В 14 лет случилось серьёзное падение: я лишилась нескольких зубов и повредила лицо. После этого я долго не могла кататься на лыжах. Теперь я уважительно отношусь к скорости. Я уже снова каталась на горных лыжах,
В 14 лет случилось серьёзное падение: я лишилась нескольких зубов и повредила лицо. После этого я долго не могла кататься на лыжах. Теперь я уважительно отношусь к скорости. Я уже снова каталась на горных лыжах, и это доставляло удовольствие, но чего-то уже не хватало. Я больше не могла победить себя, а это очень важно. Нужно быть не просто быстрой, а супербыстрой. Ну а это очень опасно.
и это доставляло удовольствие, но чего-то уже не хватало. Я больше не могла победить себя, а это очень важно. Нужно быть не просто быстрой, а супербыстрой. Ну а это очень опасно.

— Что привело вас в биатлон?
— Зубной врач сказала мне: "Мой муж — биатлонный тренер. Приходи на занятие и попробуй себя". Спорт, который требует выносливости, всегда нравился мне, так я и оказалась в биатлоне.

— Когда вы поняли, что в лыжных гонках у вас всё получается хорошо?
— Всё шло довольно быстро. Я начала заниматьcя летом, и лыжный ход мне давался хорошо. Помню ещё, что моими первыми соревнованиями зимой стал немецкий школьный Кубок. Это была индивидуальная гонка с тремя огневыми рубежами. Я допустила в ней семь промахов, но заняла второе место. Стрелковая подготовка была для меня проблемой с самого начала.

— Вам доводилось стрелять ещё до биатлонных тренировок?
— Нет. Впервые я взяла оружие в руки на тестовой тренировке.

— Уле-Эйнар Бьорндален как-то рассказал, что хотел бы повсюду носить с собой свою винтовку. У вас тоже специфические отношения с оружием?
— Конечно. Для нас это своего рода святыня. Мы внимательно следим за оружием, чистим его, заботимся о нём. Существует связь между спортсменом и оружием. Это очень важно, ведь результат вы показываете вместе с ним.

— Наверняка почти сразу на тренировках стало понятно, что вы быстрее своих сверстниц. С кем же вы тренировались тогда?
— У меня на родине в Гармише было не так много девочек моего возраста. Поэтому я сразу же начала заниматься биатлоном вместе с парнями.

— Вы очень быстро шагнули в главную команду. Что значит для вас быть одной из лучших биатлонисток Германии?
— Всё прошло действительно очень быстро. Если говорить о том, чем главная сборная отличается от остальных, то это в первую очередь обслуживание. Так много людей заботится о наших вещах, помогают нам. К примеру, сервисёры готовят наши лыжи. Это настоящая роскошь. Всегда рядом есть кто-то, способный помочь. К сожалению, к этому очень быстро привыкаешь. Например, когда кто-то приносит твои вещи на старт. Но это также стимул, чтобы стремиться сохранить место в команде ради всех этих удобств.

— Вы меняли что-то в своей стрелковой подготовке в последнее время?
— Изменения произошли только в мелочах. Я больше не стараюсь подходить к стрельбищу на учащённом пульсе. На подход к стрельбе мне требуется немного больше времени. На этом я теряю пару секунд, но в итоге получаю на два штрафных круга меньше, чем обычно.

— Но работа над мелочами иногда занимает много времени…
— Это так. Мы отшлифовывали изготовку, но это делает каждый атлет. Каждая мелочь может стать определяющей. В этом году в Оберхофе мы с Рикко Гроссом работали над изготовкой до 11 часов ночи. В итоге всё было по-новому. Я хорошо чувствовала себя с новой изготовкой, но вначале допускала ошибки. Это сложно психологически, когда что-то не получается. Необходимо верить, что всё улучшится.

— Ваша мать норвежка. У вас не было мыслей выступать за сборную Норвегии?
— Нет, никогда об этом даже не думала. Я получала в Германии всё, что нужно, и меня всегда поощряли. Если я здесь не могу попасть в состав команды, значит, что-то делаю недостаточно хорошо. Если бы я выступала за сборную Норвегии, где так же есть сильные биатлонистки, я бы не стала сразу первой, потому что победу нужно добывать.

— Но вы бы точно были в составе команды на этапах Кубка мира…
— Иногда лучше сначала показывать хорошие результаты во второй лиге, чтобы стабилизировать их, а потом уверенней выступать в Кубке мира. Нет ничего хорошего в том, чтобы просто бегать в Кубке мира только ради нахождения там. В прошлом сезоне я убедилась в этом.

— Тогда в Эстерсунде вы заняли 73-е и 58-е места.
— Да. Случается так, что быстро получаешь оплеуху.

— У вас с десяток выступлений в биатлонных гонках и 11 стартов в лыжном Кубке мира. На бумаге вы ещё лыжница…
— Меня не беспокоит, что я так
Моя главная цель — закрепиться в национальной команде, стать её частью. Затем я, естественно, хочу улучшить свои стрелковые показатели, чтобы они были стабильными, а люди больше не говорили о том, что я попадаю в цель случайно. Ну и в лыжном ходе я тоже хочу развиваться дальше.
мало гонок провела во взрослом биатлоне, ведь последний год я тренировалась вместе с девушками. В Хохфильцене я была поражена, когда мама сказала, что мне не стоит думать о том, что я не побегу в эстафете. Ведь спринт был моей шестой гонкой — это быстро забывается.

— Другие также это быстро запамятовали. После двух серебряных наград в Эстерсунде можно было прочитать: "Гёсснер снова только вторая".
— Такого я не читаю. Те дни получились потрясающими, я здорово бежала и при этом отлично стреляла. Я увидела, что могу показывать отличные результаты. Это было важно для меня самой.

— Ваш тренер Геральд Хёниг считает, что вас ждёт великая карьера. Вы с ним обсуждали это?
— Нет, мы не разговариваем о карьере с тренерами. Они могут лишь сказать: "У тебя впереди будет ещё много эстафетных гонок. Не стоит расстраиваться". Так было, когда в Хохфильцене мне пришлось наблюдать за эстафетой со стороны. В других ситуация мы почти не разговариваем о будущем.

— Поговорим о ближайшем будущем. Каковы ваши цели на сезон?
— Моя главная цель — закрепиться в национальной команде, стать её частью. Затем я, естественно, хочу улучшить свои стрелковые показатели, чтобы они были стабильными, а люди больше не говорили о том, что я попадаю в цель случайно. Ну и в лыжном ходе я тоже хочу развиваться дальше.

— Путёвка на чемпионат мира по биатлону у вас уже в кармане. Нет ли теперь желания побороться за попадание на первенство планеты по лыжным гонкам? В конце концов, оно пройдёт на вашей второй родине, в Осло.
— Я очень хочу сделать это, но понятия не имею, когда, как и где. У нас очень плотный график. И всё не так легко, чтобы я просто разок выступила в лыжных гонках и сразу же получила приглашение в сборную на чемпионат мира. Всё гораздо сложнее, что, конечно, грустно, ведь выступление в Осло — это абсолютная мечта.
Источник: Eurosport.de Сообщить об ошибке
Всего голосов: 3
22 января 2017, воскресенье
Как вы относитесь к употреблению спортсменами запрещённых препаратов по терапевтическим исключениям?
Архив →