Федор Андреев: приятно выступать за родину
Фото: "Чемпионат.ру"
Текст: Надежда Баранова

Федор Андреев: приятно выступать за родину

В третьей части интервью с Яной Хохловой и Федором Андреевым – об особенностях жизни в Америке, возвращении в Россию и первых впечатлениях от Москвы.
25 декабря 2010, суббота. 11:00. Другие
Часть первая: Хохлова: решение пришло с первого совместного шага
Часть вторая: Хохлова – Андреев: стараемся сделать максимум


— Для Яны же, наверное, главная сложность была в смене обстановки? Насколько трудно привыкать к жизни в другой стране?
Я.Х. – Наверное, помогает то, что я просто человек авантюрный. Мне нравится менять обстановку. Очень помогали освоиться в новой атмосфере тренеры, спасибо им большое, и Марине и Игорю. Что приятно, ребята очень хорошо приняли, я не чувствовала себя дискомфортно. Плюс поначалу практически все время проводила на катке, и это тоже спасало: я приезжала домой, падала, и всё – уже следующий день.
Комплимент от партнера – это что-то значит! Спасибо. Мне действительно очень интересно. Я всю жизнь хотела учить язык, но понимала, что в России, даже посещая какие-то курсы, занимаясь в группе — это всё равно все не сравнить с тем, когда тебя окружают только люди, говорящие на другом языке, когда ты слышишь только английскую речь.
Но на самом деле, очень интересно. Учу язык, кстати.

Ф.А. – Можно, скажу?

Я.Х. – Скажи.

Ф.А. – Когда Яна приехала – знала на английском лишь пару слов. "Здрасьте", "как дела", "я хочу кофе". (Обращаясь к смеющейся Яне) Знала ты это? Может быть, даже этого не знала! А сейчас — сама читает книги на английском, спокойно сама со всеми разговаривает, смотрит фильмы — я вообще в шоке. За шесть месяцев человек начал свободно говорить по-английски.

Я.Х. – Комплимент от партнера – это что-то значит! Спасибо. Мне, действительно, очень интересно. Я всю жизнь хотела учить язык, но понимала, что в России, даже посещая какие-то курсы, занимаясь в группе — это всё равно всё не сравнить с тем, когда тебя окружают только люди, говорящие на другом языке, когда ты слышишь только английскую речь. Плюс я и психологию людей начала понимать лучше, потому что когда не понимаешь язык, начинаешь считывать жесты, мимику… И так это было интересно, что я даже стала не только на английском книжки читать, но и по психологии, по интернету нашла очень интересную информацию. Мне кажется, если ты правильно принимаешь такие глобальные перемены, они дают тебе хороший толчок к развитию как личности. Я просто счастлива, что оказалась в таких руках: и тренеры, и партнер, и ребята на катке настолько доброжелательны, я даже не ожидала.

— Произошла не только смена жизни, но и смена образа на льду. Мы привыкли видеть Яну совсем другой. Я не могу сказать, хуже или лучше, это был другой образ. Сложно ли было измениться на льду?
Я.Х. – Честно говоря, вообще никаких усилий не составило. Как-то… Партнер диктует, тренеры создают такую атмосферу, что я просто чувствую себя органично на льду. Не было такого: "мне надо измениться", — оно само собой получилось.

Ф.А. – Никто этого и не хотел.

Я.Х. – И не учил специально. Как-то так вышло.

Ф.А. – И очень удачно вышло, на самом деле.

Я.Х. – Спасибо.

— Сезон уже в полном разгаре, ваши соперники выступают — успевали ли вы следить за тем, как шел Гран-При, как катались российские пары, с которыми вам предстоит сейчас соревноваться на чемпионате России?
Я могу сказать одно: я вышла на второй день в центре Москвы из метро на Пушкинской площади и заплакала. Потому что – понятное дело, все говорят про пробки и прочее, но это мой родной город, я очень его люблю, здесь все мои родные, друзья. И когда после полугода пребывания в чужой стране, которая для меня уже тоже стала вторым домом, я всё-таки вернулась — не знаю, как объяснить эти ощущения.
Я.Х. – Мы смотрели, конечно, Гран-При. Не хочу комментировать катание конкретных пар, но, в принципе, обстановка очень интересная на данный момент в танцах. Хотелось бы посмотреть чемпионаты Европы и мира, как всё сложится там, всё же Гран-При – это несколько иной уровень, а когда все соревнуются вместе, естественно, расклады могут быть другими.

Ф.А. – К тому же сезон послеолимпийский и всё совершенно по-другому. Для молодых это, наоборот, хорошо, а для ветеранов… Порой всё странно.

Я.Х. — Иногда ожидания совершенно могут не совпадать с результатом.

Ф.А. – Но мы абсолютно ко всем парам относимся с большим уважением и даже не стремимся пока соревноваться с ними.

Я.Х. – Скорее, поучиться у них чему-то. Мы сейчас, всё-таки, ещё пытаемся найти себя, наверное.

— В завершение – о вашем приезде в Москву. Впечатления, скорее всего, у вас были разными: Федору вряд ли удавалось часто бывать в России, а для Яны это возвращение после долгой разлуки…
Я.Х. – Я могу сказать одно: я вышла на второй день в центре Москвы из метро на Пушкинской площади и заплакала. Потому что – понятное дело, все говорят про пробки и прочее, но это мой родной город, я очень его люблю, здесь все мои родные, друзья. И когда после полугода пребывания в чужой стране, которая для меня уже тоже стала вторым домом, я всё-таки вернулась — не знаю, как объяснить эти ощущения. Описать их невозможно, можно только прочувствовать. Просто были мурашки, и слёзы, и всё. Наверное, будет опять очень тяжело уезжать. Но у меня есть возможность остаться на Новый год. Марина и Игорь отпустили, сказали: мы всё понимаем — нужно побыть с родными, так что… Я хотя бы этому счастлива.

Ф.А. – Первые три дня мы стояли в пробке просто. Для меня это был полный шок. Яна предупреждала, что такое будет, когда мы приезжали в мае – но тогда мы стояли по два часа, это ещё ничего. В этот раз – по три часа. Я даже не понял, как можно так долго ехать на такое короткое расстояние.

Я.Х. – Это по сравнению с Америкой.

Ф.А. – Да, конечно, мы там практически в деревне живем.

Я.Х. – Пробки только на шоссе возможны.

Ф.А. – Но всё же — здесь я родился. Это ничем не заменить. Да, я живу в Америке уже давно, но Россия – моя родина, здесь моя семья, мои родственники. И, конечно же, возвращаться очень приятно.

Я рад очень. До этого у меня не было такого шанса. Я жил в Канаде, тренировался там же – кататься за эту страну было логичным. К тому же в то время русские фигуристы были куда сильнее канадских и пробиваться в сборную было бесполезно: Плющенко, Ягудин, Урманов… (качает головой) Ой, как давно я катаюсь! Словом, для меня очень приятно получить такой шанс: выступать за родину.
Я.Х. – Расскажи, как ты был впечатлён в первый приезд тем, как всё изменилось.

Ф.А. – Совсем другой город! У нас квартира на Беговой – там всё поменялось. Одни новые здания. Я ничего не узнал.

Я.Х. – Но красиво, правда?

Ф.А. – Да, красиво. Я, кстати, сказал Яне, что архитектура – настоящая солянка.

Я.Х. — Смешение стилей.

Ф.А. — Точно. Такого, по-моему, нигде в мире нет. Очень интересно.

– И, конечно, это не просто возвращение в Москву; если раньше как одиночник Федор выступал за Канаду, теперь вы представляете Россию. Приятно?
Ф.А. – Я рад очень. До этого у меня не было такого шанса. Я жил в Канаде, тренировался там же – кататься за эту страну было логичным. К тому же в то время русские фигуристы были куда сильнее канадских и пробиваться в сборную было бесполезно: Плющенко, Ягудин, Урманов… (качает головой) Ой, как давно я катаюсь! Словом, для меня очень приятно получить такой шанс: выступать за родину.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →