Коротышкин: нравятся игры с адреналином
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат.ру"
Текст: Роман Семёнов

Коротышкин: нравятся игры с адреналином

Об успешном выступлении на прошедшем чемпионате мира по плаванию в короткой воде, своей мечте, целях на будущее и предстоящем Новом годе в эксклюзивном интервью поведал Евгений Коротышкин.
25 декабря 2010, суббота. 22:20. Другие

Прославленный российский пловец Евгений Коротышкин на прошедшем в середине декабря в Дубае чемпионате мира по плаванию в 25-метровом бассейне завоевал сразу две медали – серебро в комбинированной эстафете 4×100 м и золото на своей коронной дисциплине 100 м баттерфляем. В эксклюзивном интервью корреспонденту «Чемпионат.ру» 27-летний спортсмен рассказал о своём успехе на Ближнем Востоке, причинах неудачи женской сборной России, спортивной мечте, планах на будущее, увлечении экстремальными видами спорта и предстоящем Новом годе.

Безусловно, для спортсмена все условия должны быть идеальными, но как показывает практика, атлеты топ-уровня побеждают, в первую очередь, головой. Однако я не представляю, какую сейчас нужно иметь голову, чтобы сначала проплыть одну дистанцию с рекордом мира, а потом через три минуты на восстановление, проплыть другую с ещё одним рекордом.

— Как оцените выступление на чемпионате мира?
— Всё прошло как нельзя лучше. Мы все, естественно, довольны. Если говорить про всю команду, то перед нами не стояла задача даже просто войти в тройку лучших в общекомандном зачёте, однако мы заняли второе место. Это прекрасно!

— А какая задача изначально стояла?
— Ни для кого не секрет, что в последние годы российское плавание находилось в глубоком кризисе. Если исходить из выступления наших спортсменов на Олимпиадах в Афинах и Пекине, то Россия не могла завоёвывать места, даже приближенные к тройке сильнейших. Сейчас мы уже вышли на второе место в мире.

Я не скажу, что мы не стремились к этому. Нет, мы каждый день боремся ради этой цели. Но когда получилось так, что мы стали вторыми, мы поняли, что у нас есть потенциал и хорошее будущее.

— Как вам показалось, почему не заладилось на этом чемпионате у девушек? Это просто проблемы конкретных спортсменок или же общая неблагоприятная ситуация в женском плавании?
— Я думаю, что это стечение обстоятельств. Наши лидеры, Ефимова и Зуева, прошли реабилитацию после непростых травм, сейчас они восстановились и готовы к нормальным полноценным тренировкам. Я надеюсь, что на чемпионате мира 2011 года они смогут полноценно выступать и завоёвывать первые места.

Вы знаете, девушки порой боятся побеждать. Им нужен толчок, чтобы кто-то из своей же команды завоевал первые медали. Именно поэтому перед лидерами всегда стоит негласная задача открыть медальный счёт, чтобы остальные к ним подтянулись.

— В Дубае вы завоевали свою первую личную золотую медаль чемпионата мира. Чем она отличается от командного золота?
— Она отличается тем, что все ребята очень надеялись и поддерживали меня в те минуты, когда я плыл свою стометровку. Они искренне переживали всё время прохождения мной дистанции. Это был для меня вопрос чести.

К тому же, весь этот год складывался для меня крайне успешно. Были и рекорды мира, и победы на чемпионате Европы, и на этапах Кубка мира. В этом сезоне я ни разу не проиграл на своей коронной дистанции 100 м баттерфляем. В идеале мне нужна была для полного комплекта медаль с чемпионата мира. В общем, всё идёт как по расписанию, и меня это очень радует.

— Какие мысли у вас были во время прохождения партнёрами по команде заключительных участков комбинированной эстафеты 4×100 м?
— Мысли были что-то вроде того: «Я отдал всего себя, выложился на 100%. Я помог команде так сильно, как только мог». И уверен, что все в команде сделали всё возможное, никто не пытался сачкануть или сэкономить силы. Все плыли по максимуму. Поэтому данное серебро ни в коем случае не разочарование, просто-напросто американцы сейчас сильнее всех на голову. Нужно ещё сделать огромный шаг, чтобы достигнуть их уровня, но радует, что мы на пути к ним.

— Тренер Райана Лохте заявил, что его подопечный планирует завоевать восемь медалей на Олимпиаде в Лондоне. Как вам кажется, это возможно?
— После Майкла Фелпса все поняли, что от американцев можно ожидать чего угодно. Если они нашли свою формулу успеха, значит, они смогут повторить этот триумф. Я не думаю, что такой человек рождается раз в 1000 лет. Мне кажется, что они могут поставить это на поток.

— А у вас есть свои мысли по поводу того, как найти эту формулу успеха?
— (Смеётся.) Мысли, конечно, есть, но они не дадут такого подъёма в результатах. Безусловно, для спортсмена все условия должны быть идеальными, но как показывает практика, атлеты топ-уровня побеждают, в первую очередь, головой. Однако я не представляю, какую сейчас нужно иметь голову, чтобы сначала проплыть одну дистанцию с рекордом мира, а потом через три минуты на восстановление, проплыть другую с ещё одним рекордом. Тем более, раньше мы плавали в костюмах, и они давали определённое преимущество, ведь ты не так сильно уставал. То есть ты мог проплыть дистанцию, отдышаться и плыть дальше. Костюм сохранял лишнюю энергию, так как тебе не надо было тратить силы на подъём из воды, он сохранял плавучесть. Сейчас, безусловно, бескостюмная эра подразумевает большую работу в воде, большую работу мышц, и очень трудно осознать то, что ты можешь так быстро восстановиться и побить ещё один мировой рекорд. Не знаю, мы всё время в поисках этой формулы успеха.

— Кстати, про голову. Расскажите о своей победе на стометровке баттерфляем. Вы сумели подавить соперников психологически ещё до старта или же находились в столь хорошей форме?
— Для меня этот чемпионат прошёл в рабочем порядке. Я на него настраивался гораздо серьёзнее, чем обычно. Я надеялся и полагал, что буду стопроцентно готов и разгружен, а также, что пик формы настанет вовремя. Правда, мы ошиблись с пиком формы буквально на одну-две недели.

Для меня этот чемпионат прошёл в рабочем порядке. Я на него настраиваться гораздо серьёзнее, чем обычно. Я надеялся и полагал, что буду стопроцентно готов и разгружен, а также, что пик формы настанет вовремя. Правда, мы ошиблись с пиком формы буквально на одну-две недели. Он наступил чуть позже. Мой результат в эстафете гораздо превышал мой же финальный результат на стометровке баттерфляем.

Он наступил чуть позже. Мой результат в эстафете гораздо превышал мой же финальный результат на стометровке баттерфляем.

У меня не было никакого мандража, я выходил на дистанцию с внутренней уверенностью. Я знал, что проплыву за определённое время и мне этого времени хватит для победы. Я готовился плыть на секунду быстрее остальных.

— Сейчас вы ещё острее осознаёте, что в 2008 году после неудачи на Олимпиаде в Пекине, подумывая о завершении карьеры, чуть было не совершили роковую ошибку?
— Я не знаю. На самом деле, я верю в судьбу. Всё что ни делается – всё к лучшему. Это помогает жить и не жалеть ни о каких поступках. Каждый человек выбирает лучший вариант для себя.

— С какими мыслями вы смотрите в будущее? Пока у вас только лишь цель на 2012 год и Игры в Лондоне, дальше вы не загадываете?
— Да, сейчас в приоритете у меня 2012 год, очень хочется завоевать олимпийскую медаль. Это для меня идея-фикс. Дальше я не загадываю, но, конечно же, хотелось бы что-то сделать для развития российского спорта.

— Это будет связано с политикой или же исключительно со спортом?
— Я не думаю, что уйду в политику, потому что рассуждать о спорте, сидя в кресле, как мне кажется, это не очень действенная работа. Хочется контролировать весь процесс, делать что-то, что действительно от тебя зависит. Мне кажется, я знаю, что надо делать.

— Ну тогда я сейчас не буду вас пытать об этом, лучше вы мне расскажете через два года…
— Да, обязательно вам расскажу! Осталось только получить место (смеётся).

— Ещё пару слов о прошедшем чемпионате мира. Поделитесь впечатлениями от этого вояжа на Ближний Восток. Что особенно понравилось?
— Понравился, безусловно, сам город, который за прошедшие 40 лет буквально возвели из песка, прямо посреди пустыни. Крайне был удивлён количеству небоскрёбов, понравилось, что весь город говорит на английском. Пускай на плохом английском, но уже хоть как-то можно общаться. То есть Дубай более американо-европейский город. Очень смешно было наблюдать за арабами, которые вылезали из Lamborghini в своих простынях, или за женщинами, укутанными в паранджи, но обязательно с сумкой от Louis Vuitton в руках.

Там абсолютно необыкновенные постройки! Внутри Дубай Молл огромнейший аквариум, где плавают все: от акул и до аквалангистов, от маленьких рыб до самых больших. В общем, Дубай удивительное место, поражающее даже самых искушённых русских туристов (смеётся).

— Удалось ли вам попасть в здание Бурдж Халифа – самый высокий небоскрёб в мире?
— Нет, не удалось. Не было на это времени. Да и силы пытались поберечь для финальной битвы. Поэтому я принял решение, что приеду сюда в следующий раз, непосредственно для отдыха, и уже тогда посещу этот небоскрёб.

— Вы не боитесь высоты?
— Мне кажется, все боятся. Странно, если тебе не страшно, стоя на каком-то высоченном здании и смотря вниз… Это любого приведёт в ужас. Лично я прыгал с парашютом, и это было очень захватывающе и экстремально. Хотелось бы ещё попробовать бейсджампинг. Мне нравится захватывающая игра с адреналином.

— Насколько я знаю, вы собираетесь встречать Новый год, летая на вертолёте вокруг какого-то вулкана.
— (Смеётся.) Да. Я как раз в этот момент нахожусь в аэропорту, откуда вылетаю в Париж. Завтра из столицы Франции отправлюсь на остров Реюньон, где пройдут плавательные соревнования. На них за первое место и рекорд чемпионата можно выиграть полёт на вертолёте вокруг вулкана. Вот я и планирую обязательно полетать, так как пик формы наступил вовремя (смеётся).

Мне кажется, все боятся высоты. Странно, если тебе не страшно, стоя на каком-то высоченном здании и смотря вниз… Это любого приведёт в ужас. Лично я прыгал с парашютом, и это было очень захватывающе и экстремально. Хотелось бы ещё попробовать бейсджампинг. Мне нравится захватывающая игра с адреналином.

— А в целом уже появилось ощущение наступающего праздника или же это пока мимо вас проходит?
— Нет, конечно, появилось. Везде стоят ёлки, все друг друга поздравляют, дарят подарки. Это здорово. Что касается меня, то я впервые решил отметить Новый год без снега, тазика оливье и мандаринов. Наверное, это будет необычно, в новинку (улыбается).

— А вы уже запаслись подарками для друзей и знакомых?
— Да, конечно, уже всё готово (улыбается). Правда, дарить их буду уже после Нового года.

— Когда вы возвращаетесь в Москву и когда начинаются ваши тренировки?
— 3 января вечером я вернусь в Москву, а 10 числа, наверное, полечу обратно в Италию, где начну полноценные тренировки. Кстати, со мной начинает тренироваться Сергей Фесиков. Он решил попробовать, открыть для себя маленькую Италию (смеётся).

— С вашего напутствия или это его инициатива?
— Он попросил, хотел попробовать тренировки за рубежом. На мой взгляд, это достаточно правильное решение, потому что спортсмен должен развиваться как личность. Необходимо периодически окунаться в среду, которая в корне отличается от обыденной. Да, занятия в нашей сборной хороши, все эффективно готовятся и прочее. Но иногда у спортсмена наступает такой момент, когда ему становится скучно от одних и тех же тренировок, людей и прочего. Смена языка тоже будет являться положительным моментом. Та же тренировка, но на английском языке, на какой-то промежуток времени будет гораздо интереснее.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
27 мая 2017, суббота
26 мая 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...