Нойнер: в отпуске буду недоступна для всех
Фото: Reuters
Текст: Андрей Аносов

Нойнер: в отпуске буду недоступна для всех

Немецкая биатлонистка Магдалена Нойнер рассказала о своих тренировках, планах на межсезонье, а также поделилась мыслями о проблеме допинга.
21 марта 2011, понедельник. 20:40. Другие
— Лена, в течение сезона вы говорили, что соревновательный год для вас складывается не лучшим образом. Вы всё ещё придерживаетесь этого мнения?
(Смеётся.) Я пересмотрела свою позицию по этому вопросу. Дела пошли в гору начиная с этапов Кубка мира в США.
Сначала я стартую в шоу-гонке, которая пройдёт в Гельзенкирхене. Я очень рада ей. Раньше мне не удавалось выступить там из-за плотного календаря. В этом году гонку перенесли на очень удобное время. После состязаний в Гельзенкирхене с 1 по 30 апреля у меня будет отпуск. Я уже всем сказала, что хочу быть недоступной в этот период. Иногда и такое должно быть.
Думаю, что о чемпионате мира можно даже не напоминать. Я ведь и подумать не могла, что в конце сезона смогу включиться в борьбу за жёлтую майку лидера общего зачёта Кубка мира. Не считая проблем в декабре или на этапе в Антерсельве, сезон вышел умопомрачительным.

— Какие новые цели вы ставите перед собой после этой зимы?
— Пока ещё точно не знаю. Без новых целей я не останусь точно. Впереди чемпионат мира в Рупольдинге и новый сезон в Кубке мира.

— На чемпионате мира в Ханты-Мансийске было заметно, как домашний турнир отрицательно сказывается на российских биатлонистах. С вами такого не произойдёт на чемпионате мира в Рупольдинге?
— Такое может случиться, ведь домашний чемпионат мира — это нелёгкое испытание. Будет много внешних факторов, которые сильно утомляют. Надеюсь, что наш пресс-атташе Штефан Шварцбах проделает хорошую работу и снимет с нас часть нагрузки. Впрочем, у меня есть хороший тренер по психологической подготовке, который сможет меня подготовить.

— Расскажите подробней, как выглядит ваша работа с этим наставником?
— Он помогает мне сфокусироваться на моих целях и визуализировать гонку. Поэтому любой ход соревнований заранее запрограммирован. На это нужно потратить много времени, не каждый станет этим заниматься. В нашей команде по этой методике больше других работает Тина Бахманн.

— Как часто вы контактируете с тренером по психологической подготовке?
— Всё зависит от потребности. В Ванкувере мы работали каждый день, потом было несколько спокойных недель. Я не хочу полностью зависеть от этой подготовки, нужно уметь соревноваться и без психологических тренировок. Этот специалист мне очень помог в стрельбе. Не в самой подготовке на стрельбище, а в работе головы. Сейчас всё функционирует хорошо.

— После всех успехов и достижений у вас ещё есть компоненты, над которыми стоит поработать?
— Они есть всегда. Даже Уле-Эйнар Бьорндален неидеален. Нужно продолжать работать и стараться добиться оптимальных показателей. Скажу честно, что другие биатлонистки в нашей команде усерднее, чем я, тренируют стрельбу в зале или больше бегают трусцой. Я предпочитаю вместо этого потратить время на восстановление. Может быть, это выглядит неправильно, но я прекрасно знаю, что мне подходит и какая подготовка лучше функционирует.

— Чем вы планируете заниматься после завершения сезона?
— Сначала я стартую в шоу-гонке, которая пройдёт в Гельзенкирхене. Я очень рада ей. Раньше мне не удавалось выступить там из-за плотного календаря. В этом году гонку перенесли на очень удобное время. После состязаний в Гельзенкирхене с 1 по 30 апреля у меня будет отпуск. Я уже всем сказала, что хочу быть недоступной в этот период. Иногда и такое должно быть.

— В гонке на стадионе футбольного "Шальке-04" вас можно увидеть, а вот летних шоу-стартов вы сторонитесь…
— Да. Я считаю, что летом нужно тренироваться. Я и без этого должна принимать участие в различных акциях. Поэтому летние шоу-гонки — это уж слишком.

— Кажется, что во время "домашних" тренировок у вас одна из лучших тренировочных групп.
— Это абсолютно верно. Я не хочу расставаться с этой командой.
Я об этом не думаю. Напротив, мы слишком сильно привлекали к себе внимание, произнося: "Есть несколько человек, которые определённо принимают что-то". Но скандал с венской лабораторией переливания крови, где упоминались имена немецких атлетов, многому нас научил. Теперь я уже опрометчиво не высказываюсь о ком бы то ни было. Меня всё это не затронуло. Но все видели, как без вины можно получить дурную славу. Конечно, некоторые люди думают, что я что-то принимаю.
У нас сильный коллектив, в котором я самая старшая после Надин Хорхлер. Там собралась разнообразная группа людей всяческих возрастов из всевозможных мест. К тому же там рядом со мной находится моя сестра. Прекрасно, что я могу сказать: "Я иду на тренировки и встречаю там друзей!"

— Если бы вы были русской, то многие начали бы распространять слухи на тему того, что вы принимаете что-то запрещённое. Вас беспокоит, что конкуренты могут на эту тему шептаться за вашей спиной?
— Я об этом не думаю. Напротив, мы слишком сильно привлекали к себе внимание, произнося: "Есть несколько человек, которые определённо принимают что-то". Но скандал с венской лабораторией переливания крови, где упоминались имена немецких атлетов, многому нас научил. Теперь я уже опрометчиво не высказываюсь о ком бы то ни было. Меня всё это не затронуло. Но все видели, как без вины можно получить дурную славу. Конечно, некоторые люди думают, что я что-то принимаю.

— И что же вы принимаете?
— Много хорошей и позитивной энергии. Для меня важно, чтобы в моей личной жизни всё было хорошо. Тогда я могу показывать результат. К тому же я знаю, что дети берут с меня пример. Было бы катастрофой, если бы я употребляла запрещённые препараты. Спорт для меня не настолько важен, чтобы губить своё здоровье.

— Сейчас в мире все взоры прикованы к событиям, которые происходят в Японии. Это сказывается на вашей способности концентрироваться?
— Да. В Ханты-Мансийске были моменты, когда мы все вместе сидели перед ноутбуком или телевизором. Невозможно выкинуть из головы то, что мы видели или слышали. Из-за всего этого я плохо спала ночью. Так происходит, даже когда у тебя всё хорошо и медаль висит над кроватью. Перед награждением победителей эстафеты у нас была минута молчания, посвящённая жертвам в Японии. Тогда я сказала Мириам Гёсснер: "Мири, мы здесь радуемся, а там страдают люди". Я разрывалась между этими мыслями. Но всё-таки думаю, что нам нужно продолжать нормальную жизнь. Если мы постоянно будем печальными и грустными, то это никому не поможет.

По материалам немецких СМИ.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Кто победит в матче за титул чемпиона мира по шахматам?
Магнус Карлсен
992 (31%)
Сергей Карякин
1651 (51%)
Всё равно. Я вообще не понимаю ажиотажа вокруг шахмат
584 (18%)
Проголосовало: 3227
Архив →