Пайффер: мне ничего не даётся легко
Фото: Reuters
Текст: Андрей Аносов

Пайффер: мне ничего не даётся легко

Немецкий биатлонист Арнд Пайффер рассказал о своём таланте, прогрессе и ответственности перед детьми, а также высказал мнение о партнёрах по сборной — Михаэле Грайсе и Магдалене Нойнер.
22 марта 2011, вторник. 22:00. Другие
— В Ханты-Мансийске вы стали чемпионом мира в спринте. Вас поразил тот факт, что эта победа никого уже не удивила?
— Спринт — это моя любимая дисциплина. Своими победами на этапах Кубка мира я уже доказал, что со мной нужно считаться. Поэтому моё чемпионство не стало сюрпризом.

— Не считая неудачной Олимпиады 2010 года, вам постоянно удаётся прогрессировать. Как у вас это получается?
— Я постоянно стараюсь что-то улучшить в себе, но делаю это шаг за шагом. Если сразу взяться за многое и у тебя при этом что-то не выйдет, то будет сложно разобраться, в чём была причина неудачи. В один год я изменяю спусковой механизм, в другой — ложе. Но никогда не ломаю всё кардинально.

Я постоянно стараюсь что-то улучшить в себе, но делаю это шаг за шагом. Если сразу взяться за многое и у тебя при этом что-то не выйдет, то будет сложно разобраться, в чём была причина неудачи. В один год я изменяю спусковой механизм, в другой — ложе. Но никогда не ломаю всё кардинально.
— Многие говорят, что Арнд Пайффер не суперталантлив, но у него светлая голова. Вы согласны с этим мнением?
— Определённый талант у меня есть, но я должен много и тяжело работать. Мне ничего не даётся легко. Но если вы научились чему-то полезному, то это доставляет пользу. Это можно перенести и на другие сферы жизни.

— Если судить по результатам, то в этом сезоне вы сместили Михаэля Грайса с поста лидера команды. Вам удалось это почувствовать?
— Мы с Михи сейчас сильнейшие биатлонисты команды, но при этом я не чувствую себя первым номером или лидером. У Михи ведь есть три золотых медали Олимпиады в Турине. Это своего рода залог. Хорошо, что у нас есть такой спортсмен, как он. Михи важен для моего личного развития. Он принимает на себя большую часть давления. И в то время как СМИ возьмутся за него, я смогу спокойно совершенствоваться. Здесь у Михи нет выбора.

— Титул чемпиона мира увеличивает рыночную стоимость Арнда Пайффера как бренда...
— Я не задумываюсь об этом. Но понятно, что большие успехи открывают двери. С другой стороны, я очень забочусь о долгосрочных партнёрах. Поэтому нельзя сказать, что сейчас я сниму сливки.

— Вам нужен персональный менеджер?
— Думаю, что нет. Я сам заключаю контракты. Невозможно представить в такой ситуации Лену Нойнер. Она занимает совсем другое положение в медийной сфере. Лену знают 93 % немцев, меня, наверное, только 10 %.

— Что у Нойнер есть такого, чего не хватает вам, не считая нескольких титулов?
— Она добилась колоссального успеха ещё юной девочкой. Лена всегда была близка к немецкому народу, и улыбка не сходила с её лица. Людей очаровало, что у неё были проблемы в стрельбе, но этого она добивалась своего за счёт поражающей скорости на лыжне. Однако при этом иногда все пять мишеней оставались незакрытыми. Эти контрастные перемены впечатлили людей. Многие немцы добивались успеха в биатлоне, но никто не может сравниться с Леной.

Я читал биографию экс-гандболиста сборной Германии Стефана Кречмара, известного экстраверта и всесторонней личности. Он никогда не хотел быть примером. Лишь когда Кречмар стал отцом, он понял, что является примером и должен нести за это ответственность. Всегда нужно понимать, что на тебя смотрят дети.
— Магдалена сказала о вас: "Арнд так здорово может выражать свои мысли!". А что вы можете выделить в Лене?
— Отмечу её высказывания перед Олимпиадой в Ванкувере. До Игр Лена прямо сказала: "Я хочу золото". Это было гениально, потому что интерес прессы был разогрет ещё до старта соревнований. Сейчас перед чемпионатом мира была похожая картина. При этом ей удалось прибавить в стрельбе. Это не свалилось на неё с неба, она упорно работала над собой. Это достойно восхищения.

— Спортсменов часто превращают в примеры для подражания. Вы хотели бы стать одним из таких атлетов?
— Нельзя позволять, чтобы тебе диктовали что-то извне, нужно отдавать должное своим масштабам. Всё же вам без сомнений придётся стать образцом. С этим ничего не поделаешь. Я читал биографию экс-гандболиста сборной Германии Стефана Кречмара, известного экстраверта и всесторонней личности. Он никогда не хотел быть примером. Лишь когда Кречмар стал отцом, он понял, что является примером и должен нести за это ответственность. Всегда нужно понимать, что на тебя смотрят дети.

— Сейчас катастрофические события происходят в Японии. Как вы к этому относитесь?
— Когда происходят такие события, ты понимаешь что на самом деле ценно в жизни. У нас есть коллеги из Японии. Один из них потерял своих родителей. Из-за этого чувствуешь проблему острее. Я всё читаю и смотрю фотографии, но всё равно нам сложно понять, что означают эти события для людей, который живут там. Невозможно представить, куда приведёт катастрофа на реакторе.

— Вы как спортсмен могли бы попробовать себя в политике?
— Для этого нужно быть довольно толстокожим. В этой области всё проходит жёстче, чем в спорте. Я мог бы взять на себя социально-политические обязательства, но в ограниченных рамках. На этом уровне можно достичь чего-то в качестве известного спортсмена. Если каждый постарается чего-то добиться у себя на родине, то все будут от этого только в выигрыше.

По материалам Frankfurter Allgemeine Zeitung
Источник: Frankfurter Allgemeine Zeitung
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →