Трусов: приходя на рубеж, уже не трясусь
Фото: Мария Вдовенко
Текст: Александр Круглов

Трусов: приходя на рубеж, уже не трясусь

Призёр чемпионата России Алексей Трусов в интервью "Чемпионат.ру" рассказал о своих успехах в лыжных гонках, переходе в биатлон, прогрессе в стрельбе и задачах на следующий сезон.
3 апреля 2011, воскресенье. 22:00. Другие
В первые два соревновательных дня финальной части чемпионата России Алексей Трусов оказался единственным спортсменом, не входящим в состав сборной России, который завоевал медаль. В зачёте рейтинга СБР 27-летний спортсмен занимает девятую позицию и является реальным претендентом на попадание в национальную команду.

В этом году мне заменили ствол и приклад, а мои тренеры Николай Николаевич Князев и Владимир Владимирович Брагин отнеслись ко мне очень внимательно и с самого начала сезона сделали акцент на качество стрельбы и скорострельность. Отсюда у меня появилась уверенность в себе, и, приходя на рубеж, я уже не трясусь, как раньше.
— У вас были успешные выступления в лыжных гонках. Почему решили перейти в биатлон?
— В лыжах поначалу у меня складывалось всё замечательно. Ещё будучи юношей, я попал на юниорский чемпионат мира, где завоевал две медали: золото в эстафете и серебро в личной гонке. Через год я снова выступил на чемпионате мира и выиграл бронзу в тяжёлой борьбе на 15-километровой гонке. А в своём последнем юниорском сезоне я не смог показать хорошего результата на чемпионате мира. Приехав домой, я по-спортивному обозлился и на национальном первенстве стал чемпионом в нескольких дисциплинах и даже удачно выступил во взрослом чемпионате. Однако в дальнейшем тренеры не увидели во мне никакой перспективы и не обратили должного внимания, поэтому я решил обратить свой взор на биатлон. Мой папа раньше успешно тренировал биатлонистов и воспитал несколько призёров чемпионата мира среди военнослужащих, поэтому он также подтолкнул меня попробовать силы в биатлоне. Сейчас я не жалею о том переходе, и мои нынешние результаты подтверждают, что я иду правильным путём.

— Раньше вы могли сделать в спринте и пять промахов, а в этом году заметно прибавили и всех обстреляли на последнем рубеже сегодняшней гонки преследования. Что помогло вам так прибавить?
— В этом году мне заменили ствол и приклад, а мои тренеры Николай Николаевич Князев и Владимир Владимирович Брагин отнеслись ко мне очень внимательно и с самого начала сезона сделали акцент на качество стрельбы и скорострельность. Отсюда у меня появилась уверенность в себе, и, приходя на рубеж, я уже не трясусь, как раньше. Поэтому гонки с четырьмя огневыми рубежами мне нравятся всё больше.

— Почему прогресс к вам пришёл только в группе Брагина, а не в молодёжной команде?
— В молодёжной сборной были хорошие условия, но там тренируются слишком много спортсменов, и все они разношёрстые: у кого-то лучше получается одно, а у другого – другое. А биатлон – это сугубо индивидуальный вид спорта, и каждый спортсмен требует индивидуального подхода. В молодёжной команде его не хватало, а сейчас в команде Брагина у нас очень хорошая атмосфера. Все ребята соперничали друг с другом на протяжении всего сезона, подстегивали друг друга на тренировках, поэтому сезон действительно получился удачным.

— Какие впечатления оставила ваша победа на Универсиаде?
— Для меня она стала неожиданной. Я промазал первым выстрелом, но потом всё пошло очень удачно, и к концу гонки я вышел на первое место. Испытал такой взрыв эмоций, который сложно описать словами. Ведь это не просто гонка, а классика биатлона, победа в которой придаёт уверенность.

— Многие спортсмены придерживаются точки зрения, что индивидуальную гонку надо научиться бегать и это даётся только зрелым спортсменам. Может быть, просто пришло ваше время?
— Может быть, и так. Но ещё до этого меня преследовали болезни и неудачи с инвентарём. Хорошо хоть в этом году не было проблем с лыжами, их хорошо готовили тренеры и сервисмены.

Для меня это была очень неприятная ситуация. Когда мы приехали в аэропорт Домодедово и я уже прошёл контроль, мне сказали, что номер оружия не совпадает с указанным в разрешении.
— Что случилось с вашей винтовкой перед Универсиадой, что вам пришлось брать винтовку Красимира Анева?
— Для меня это была очень неприятная ситуация. Когда мы приехали в аэропорт Домодедово и я уже прошёл контроль, мне сказали, что номер оружия не совпадает с указанным в разрешении.

— Эта ошибка произошла по вашей или чьей-то ещё вине?
— Даже не знаю. Кого-то конкретно винить было бы неправильно. Наверное, есть и доля моей вины. Много людей занималось этим вопросом, и найти конкретного виновного нельзя. Позже, когда мне сказали, что всё-таки привезут винтовку, я успокоился и стал настраиваться на борьбу в других гонках Универсиады.

— Болгары после вашей победы не пожалели о проявленном благородстве?
— Конечно, они шутили на эту тему в наших дружеских беседах. Но мы всё лето готовились рядом с ними, помогали друг другу, вместе бегали контрольные, и у нас сложились очень тёплые отношения.

— Вам не было досадно, что не попали в этом году на другие международные старты, например на Кубок IBU?
— Конечно, мне хотелось поехать на Кубок IBU, и я надеялся, что тренеры обратят на меня внимание и дадут шанс побороться за попадание на чемпионат мира. Но поскольку этого не произошло, я решил поднимать свой рейтинг на российских стартах.

— Причина этого не столько ваши результаты, сколько политика тренеров — отдать эти соревнования на откуп молодёжной команде.
— Действительно, наши тренеры при формировании состава на Кубок IBU приглашают туда более молодых спортсменов. Но молодой спортсмен не всегда готов к этому и объективно бывает недостаточно силён для высокого результата. В такой ситуации может произойти срыв, который ещё долго будет его преследовать психологически.

Действительно, наши тренеры при формировании состава на Кубок IBU приглашают туда более молодых спортсменов. Но молодой спортсмен не всегда готов к этому и объективно бывает недостаточно силён для высокого результата.
— Не обидно, что по отношению к вам в этом возрасте не было такого протекционизма и приходилось пробиваться наверх самому и менять условия подготовки?
— Конечно, в лыжах приходилось самому пробиваться в большую жизнь, толкаться, но меня это только закалило, и сейчас я не жалею о тех неприятностях и барьерах, которые у меня на пути были. Я научился их преодолевать, стал более хладнокровным.

— Ваше второе место в компании лучших спортсменов страны – достаточный результат для попадания в сборную или вам нужно ещё отличиться в оставшихся гонках чемпионата?
— Сезон ещё не закончен, поэтому я намерен довести его до конца. Есть возможность, что я не буду участвовать в марафоне, но на старт масс-старта и эстафеты я выйду обязательно. Сейчас у меня есть некоторые проблемы с поясницей, из-за чего лишние несколько выходных вместо тяжёлого марафона не будут лишними.

— Как вы относитесь к большому количеству неолимпийских дисциплин, которые разыгрываются в рамках чемпионата России?
— Может быть, их статус и не соответствует рангу чемпионата России, но сами по себе эти гонки очень интересны. Суперспринт и суперпреследование очень эмоциональны, скоротечны и зрелищны, поэтому их присутствие нужно в биатлонном календаре. Они развивают способность быстрого принятия решений, скорострельность и интересны для публики. Патрульная гонка имеет свою прелесть: там работает не один спортсмен, а вся команда. Тут зависит не только от готовности каждого из участников, но и от взаимоотношений в команде. Для успеха здесь нужна определённая душевная обстановка, потому что кто-то в команде всё равно послабее, и лидеры должны уметь его поддержать.

— К чему вы будете стремиться в новом сезоне?
— Для начала хотелось бы попасть в сборную команду, а в дальнейшем пробиться на уровень Кубка мира. Понимаю, что тренеры, даже если и возьмут меня в сборную, в декабре отправят меня на Кубок IBU. Но я готов там сражаться за высокие места, чтобы попасть на Кубок мира.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →