Пихлер: ваша система нуждается в реконструкции
Фото: Елена Жулидова
Текст: Александр Круглов

Пихлер: ваша система нуждается в реконструкции

В первой части эксклюзивного интервью "Чемпионат.com" Вольфганг Пихлер рассказал о позитивных изменениях в российском государстве и необходимых реформах в биатлонном хозяйстве.
3 октября 2011, понедельник. 12:20. Другие
Немецкий специалист Вольфганг Пихлер – самая колоритная фигура в тренерском штабе сборной России. Он готов часами рассуждать о политике и спорте, женской психологии и русской душе и в каждом вопросе имеет своё, устоявшееся мнение. Мы встретились в выходной день во время чемпионата России в Уфе. Впереди ещё предстояли масс-старты, но определённые впечатления от первенства страны у Пихлера уже остались.

— Ваше представление о России сильно изменилось с приездом сюда?
— Я до этого уже имел представления о России и бывал здесь, но всё равно приятно удивлён высоким уровнем
Я до этого уже имел представления о России и бывал здесь, но всё равно приятно удивлён высоким уровнем жизни и инфраструктурой в городах даже далёких от Москвы, а также тем, какие у вас прекрасные женщины.
жизни и инфраструктурой в городах даже далёких от Москвы, а также тем, какие у вас прекрасные женщины.

— В конце 70-х вы контактировали со сборной Советского Союза. Тогда наш менталитет был другим?
— Сейчас ваша жизнь сильно изменилась. Россия добилась значительного прогресса и развивается в правильном направлении. Она становится свободной и демократической страной. По уровню жизни у России нет большого отставания от европейских стран. Поэтому у вас есть повод гордиться тем, чего вы добились. Я бы не сказал, что в России такая же демократия, как в Германии, но нынешняя государственная система способна вести страну вперёд. Вы совсем недавно вышли на демократический путь и, думаю, за 20-30 лет у вас построят такую же систему, как в Германии, Швеции и других развитых европейских странах.

Ещё в советское время я заметил, что русские люди очень теплы и доброжелательны. В те времена команда была более открытой, и у меня была возможность легко выходить на контакт. Сейчас спортсмены и тренеры испытывают гораздо больше напряжения, чем в те времена и поэтому уже не так охотно идут на контакт с представителями других команд. Но русский характер остался неизменным. Мне кажется, так будет всегда – как бы ни менялась ваша страна, ваши люди и в горе, и в радости останутся добрыми и открытыми.

— Вы сказали, что раньше команда испытывала меньше давления. С чем это связано?
— Огромное давление – прямой результат популярности биатлона. Самое большое давление идёт со стороны СМИ. В советские времена вы бы не приехали освещать чемпионат страны, а репортажи в газетах в лучшем случае ограничивались бы крохотными заметками. Больше стало биатлона и на телевидении, причём это касается Германии в такой же степени, как и России. С появлением Интернета появились альтернативные газетам и телевидению медиа-источники, не пропускающие ни одного шага спортсменов. Всё это – публичность, которая создаёт очень сильное давление. Мир стал более открытым, и с этим просто нужно смириться. Ещё одной причиной стало то, что страна с такими биатлонными традициями, как Россия, всегда будет ждать от своей команды хороших результатов, подогревая дополнительный ажиотаж.

— Я смотрел ролики передач со звёздами той эпохи накануне Олимпиады-1980. Тихонов, Аликин, Алябьев и Барнашов подолгу выступали в прямом эфире, и страна ждала от них великих побед. При этом в случае неудач могли быть приняты более жёсткие меры, чем сейчас, но спортсмены концентрировались и выигрывали Олимпиаду за Олимпиадой. Почему мы утратили эти качества?
— В те времена биатлон был маленьким спортом, где основное соперничество проходило между двумя-тремя странами.
Огромное давление – прямой результат популярности биатлона. Самое большое давление идёт со стороны СМИ. В советские времена вы бы не приехали освещать чемпионат страны, а репортажи в газетах в лучшем случае ограничивались бы крохотными заметками.
Конечно, олимпийский чемпион в любое время останется олимпийским чемпионом, но нужно понимать, что сейчас развитием биатлона занимаются 40-50 стран. Один распад Советского Союза привёл к появлению полдюжины конкурентоспособных команд. С тех пор как биатлон стал самым популярным зимним видом спорта, каждая страна вкладывает всё больше денег в его развитие. Так что между теми временами и нынешними – пропасть.

Тогда у молодого советского человека было не так много возможностей посмотреть остальной мир. Одну из них предоставлял спорт, поэтому у него был стимул усердно тренироваться и добиваться успехов. У нынешнего интернет-поколения таких возможностей гораздо больше, и у них совсем другие интересы. Они могут отправиться учиться в США, в Германию и любую другую страну мира.

— Я с вами согласен, что нынешнему поколению спортсменов сложнее искать мотивацию. К примеру, у нас нет таких одержимых спортом людей, как Бьорндален, и такой молодёжи, как Свендсен и Бё, нацеленной исключительно на то, чтобы стать лучшими в мире. А для российских биатлонистов порой достаточно одного попадания в сборную, которое гарантирует обеспеченную жизнь.
— Эта одна из проблем, которую мы призваны решать. У нас много хороших спортсменов, из которых мы благодаря более усердным тренировкам планируем воспитать мировых звезд. Это очень непросто, но, мне кажется, выполнимо. Просто в российском биатлоне осталось ещё много пережитков старой советской системы, приносившей результаты в 80-90-е годы, а в XXI веке вы постепенно начали терять позиции. Поэтому система нуждается в реконструкции.

— Какие изменения для этого необходимы?
— Конечно, невозможно сделать всё за пять минут. Но в первую очередь, я считаю, нужно сократить длинные тренировочные сборы с трёх недель до двух, а между ними проводить полторы недели дома. В это время спортсменки присылают мне по Интернету подробные отчёты о проделанной работе.

— Вы довольны их самостоятельной работой?
— Очень доволен. Я им посылаю план по Интернету, а затем они мне присылают отчёт о его выполнении, где указывают объём работы в часах и километрах, сообщают данные о пульсе. Нужно понимать психологию молодых людей, которые почти всю свою жизнь проводят в путешествиях в одном и том же коллективе. Их головы нуждаются в отдыхе. К тому же ещё одной проблемой российской команды является психология. А три недели однообразных тренировок наносят по ней тяжёлый удар.

— Изменение графика тренировок – единственное, что нужно сделать?
— Мы обсуждали с руководством необходимость сократить состав национальной сборной, который сейчас слишком велик. Изначально большое количество спортсменок было необходимо для просмотра широкого круга претенденток. Но мы не смогли собрать в сборной всех спортсменок, которых хотели просмотреть. Дело в том, что некоторые регионы, вроде Тюменской области, имеют достаточно средств, чтобы обеспечить своим спортсменам хорошую подготовку в региональной команде. Поэтому некоторые спортсменки не пожелали прийти в сборную и остались там. На мой взгляд, это неправильно. Лучшие спортсмены страны должны быть в командах "А" и "Б".

— Однако тренер этой команды Леонид Гурьев считает, что у него условия для подготовки по многим параметрам лучше, чем в команде "Б".
— Я понимаю его, но это создаёт проблему в
У сборной и должны быть привилегии, так же, как и в обычной жизни, босс получает больше своего подчинённого, а спортсмены элитного уровня должны иметь больше возможностей попасть на Кубок мира.
решении глобальных задач, которые стоят перед всем российским биатлоном.

— Так почему бы не позволить сильнейшим спортсменкам из Тюменской команды участвовать в отборе в Муонио на равных с командами "А" и "Б", если они не уступают им по уровню?
— У них был отличный шанс проявить себя в Уфе и по итогам четырёх стартов попасть в пятёрку лучших. Тогда бы они получили право участвовать в решающем отборе, но реальные шансы были только у одной из девушек (Марина Коровина. — Прим. "Чемпионат.com"). На чемпионате России был отличный шанс для каждой россиянки из любого региона. Делать исключение для кого-либо было бы неверно, потому что у богатых регионов есть деньги, чтобы приехать в Муонио за свой счёт, а у бедных такой возможности нет. Эти соревнования показали, что только одна спортсменка не из сборной входит в 15 лучших. Здесь у всех одинаковые лыжероллеры и, соответственно, равные шансы.

— Всё же равные не для всех. К примеру, спортсмену из команды "Б" можно не напрягаться здесь, и всё равно ему дадут шанс в Муонио, а для сильных спортсменок из той же Тюмени или из мужской команды Ханты-Мансийска выставлен дополнительный барьер.
— У сборной и должны быть привилегии, так же, как и в обычной жизни, босс получает больше своего подчинённого, а спортсмены элитного уровня должны иметь больше возможностей попасть на Кубок мира. У нас очень много хороших спортсменок, но на Кубке мира должны выступать только лучшие. Что касается Кубка IBU, то он в первую очередь предназначен для молодёжи. В этой второй лиге биатлона должны вырастать до высшего уровня спортсмены младше 27 лет.

Продолжение следует.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Что вы думаете о победе Антона Бабикова в Эстерсунде?
Архив →