Дементьев: я понял, что ещё не набегался
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Александр Круглов

Дементьев: я понял, что ещё не набегался

Олимпийский чемпион Евгений Дементьев рассказал "Чемпионат.com" о ходе подготовки к сезону, реакции на "дело Меррита", индивидуальной программе тренировок и приглашении в биатлон.
11 октября 2011, вторник. 21:05. Другие
— Евгений, расскажите, как проходит ваша подготовка к сезону. Насколько сложно после простоя возвращаться в ритм профессионального спорта?
— Честно говоря, не совсем верно говорить о простое, потому что весь предыдущий год мы серьёзно тренировались и моделировали
Я стал чувствовать себя свободнее. Я теперь нахожусь в равной стартовой позиции со всеми остальными спортсменами и надеюсь использовать этот шанс поучаствовать в сочинской Олимпиаде. Что бы ни говорили, а без допуска на Олимпиаду мне было бы сложнее пройти отбор в команду.
подготовку к Кубку мира. Поэтому в этом году таких трудностей не возникает.

— Но всё-таки тренировки – это одно, а соревновательная практика – совсем другое. Насколько вас удовлетворили результаты на летнем чемпионате России – первом после возвращения официальном соревновании?
— Конечно, мы ожидали большего, но получилось так, как получилось. Сейчас мы разобрались в причинах такого результата и можем сказать, что всё идёт по плану.

— В оставшееся время подготовительного периода будете вносить корректировки в тренировочный процесс?
— Мы решили вернуться к некоторым видам тренировок, от которых в последнее время отошли. В целом же глобальных изменений тренировочного плана нет.

— Какие старты будут у вас ключевыми для возвращения в состав сборной страны?
— Сейчас все старты будут ключевыми, начиная с восточноевропейского кубка в Хакасии и заканчивая традиционной "Красногорской лыжней". Именно в Красногорске и будет определяться состав на январские этапы Кубка мира.

— На прошлой неделе CAS отменил поправку к 45-й статье Олимпийской хартии, тем самым включив зелёный свет для участия в Играх в Сочи многим спортсменам, отбывшим дисквалификацию. Это решение стало для вас источником дополнительной мотивации?
— Действительно, я стал чувствовать себя свободнее. Я теперь нахожусь в равной стартовой позиции со всеми остальными спортсменами и надеюсь использовать этот шанс поучаствовать в сочинской Олимпиаде. Что бы ни говорили, а без допуска на Олимпиаду мне было бы сложнее пройти отбор в команду.

— За время вашего вынужденного перерыва в ФЛГР сменилась власть. Заметили ли вы какие-то позитивные сдвиги после прихода к руководству Елены Вяльбе?
— Мне сложно говорить об этом, потому что в последнее время я слежу за ситуацией в лыжах со стороны по Интернету и общению с ребятами. Я бы выделил возможность спортсменов работать в отдельных группах под руководством иностранных тренеров. Очень хорошо, что федерация идёт им навстречу и адекватно оценивает ситуацию.

— Вы бы предпочли готовиться к Олимпиаде индивидуально или в составе общей сборной?
— Мне комфортнее готовиться в
Вот бегал ты на лыжах, а тут тебе говорят: "Всё, завтра ты не будешь бегать на лыжах", и ты не понимаешь, чем заниматься дальше.
своей группе.

— Самостоятельная подготовка не создаёт проблем при отборе в команду? К примеру, в биатлоне "сборники" находятся в привилегированном положении по сравнению с региональными командами.
— Нет, все находятся в равных условиях. У нас главный критерий – это результат. Если он будет, никаких вопросов не возникнет.

— С новым главным тренером Юрием Каминским успели пообщаться и работали ли вместе раньше?
— Раньше мы работали параллельно. Я тренировался в "дистанционной" команде, а он тренировал спринтеров. Мы с ним пересекались на сборах, но обстоятельно пообщаться не удалось. Да и не о чем нам пока разговаривать. Сначала нужно показать результат. С правилами отбора я знаком и теперь буду стремиться к их выполнению. Вот после этого и можно прийти к обстоятельному разговору.

— Не думали по примеру Нины Рысиной перейти в биатлон и попробовать добиться успеха там?
— Нет, хотя у меня были предложения, но я даже не допускал в мыслях их принятие. Мне ещё хочется бегать в лыжных гонках.

— Что было для вас самым трудным за прошедшие два года?
— Сейчас, оглядываясь назад, мне не кажется, что было очень сложно, потому что меня окружали люди, которые помогали мне. Самым же сложным было понимание того, чем заниматься дальше. Вот бегал ты на лыжах, а тут тебе говорят: "Всё, завтра ты не будешь бегать на лыжах", и ты не понимаешь, чем заниматься дальше. Я долгое время сам не мог ответить на этот вопрос.

— Привлекла ли вас работа, которой вы занимались вне биатлона?
— Желание вернуться в лыжные гонки было сильнее всего остального. Я внутри осознал, что ещё не набегался и хочу продолжать соревноваться. В итоге это желание и взяло верх.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Верите ли вы, что 12 российских призёров Сочи-2014 употребляли допинг?
Архив →