• Главные новости
  • Популярные
Лыков: cперва деньги – затем престиж!
Фото: Евгений Атаров, "Чемпионат.ру"
Текст: Евгений Атаров

Лыков: cперва деньги – затем престиж!

Триумфатор EPT Максим Лыков в эксклюзивном интервью не скрывает, что главным итогом победы в Киеве для него стал крупный денежный приз и возможность подписания хорошего контракта.
26 августа 2009, среда. 12:46. Покер

Стартовый этап шестого этапа Европейского покерного тура, в воскресенье завершившегося в Киеве, полностью оправдал ожидания. По части напряжения и бескомпромиссности борьбы он уверенно встал в ряд лучших турниров последних лет и, что особенно приятно, превратился в настоящий триумф игроков с постсоветского пространства. Впервые в истории EPT за финальным столом их было пятеро, и они же оккупировали весь пьедестал! Ну а победа 21-летнего москвича Максима Лыкова, кометой ворвавшегося в покерный мир, стала заслуженной и во многом закономерной, способной удовлетворить и физиков, и лириков. Впрочем, если судить по словам самого Дикея, ничего особенного, принципиально нового с ним в Киеве не произошло…

– Насколько неожиданной стала для вас победа в Киеве?

– После того как я несколько дней подряд шёл чиплидером, победа не явилась для меня чем-то неожиданным. Я понимал, что если буду играть в свой лучший покер и фортуна будет на моей стороне, то смогу покорить любую вершину!

– Были какие-то предчувствия перед турниром?


– Нет, ехал на EPT в первый раз, было интересно увидеть, что там и как.

– В какой форме находились и как вообще определяете понятие формы в покере: просто везёт или не везёт или это что-то другое?


– Форма в покере – это когда ты выбираешь лучшую линию в каждом конкретном розыгрыше, когда ты чувствуешь оппонентов и за счёт этого можешь провернуть большой блеф. Просто понимаешь, что это твой день, неделя – в общем, турнир.

– Так в Киеве вы чувствовали себя в форме?


– Когда выигрывается крупный турнир, каждый чувствует себя в лучшей форме.

– Вы известны в первую очередь как онлайн-профи. Насколько интересно вам играть в живых турнирах, ставите ли вы в них какую-то определённую цель?


– Естественно, ни для кого не будет секретом, что для большинства молодых игроков покер служит как денежный фундамент для дальнейшего развития своих интересов и идей. Так что цель у меня пока довольно простая: заработать как можно больше.

– Прежде, ещё полгода год назад, вам, кажется, не очень давалась игра оффлайн. Согласны ли с этим и что вы сделали, чтобы так резко изменить ситуацию?


– Я бы не сказал, что мне она не особо давалась, это просто дисперсия так распределила время моих заносов! Конечно, за последние полгода я очень сильно прибавил в МТТ игре, нет смысла отрицать это… Но и до этого я был готов к победам, просто не складывалось.

– Припоминаю несколько не очень внятных ваших выступлений, на том же чемпионате России в Завидово, когда, имея хороший стек, вы так ничего не и добивались…


– Большой стек не гарантирует попадание за финальный стол, а уж тем более первое место. Просто так получалось, что не складывалось. Кто-нибудь вскрывал мой большой блеф, проигрывались коинфлипы и доминации соперникам с ещё большими стеками, чем у меня.

EPT Kyiv, 17-23 августа, Main event (296 участников, бай-ин –? 5000)

1. Максим ЛЫКОВ (Россия) –? 330 000

2. Александр ДОВЖЕНКО (Украина) –? 220 000

3. Виталий ТОЛОКОННИКОВ (Россия) –? 140 000

4. Артур СИМОНЯН (Россия) –? 100 000

5. Лукас ПЛИХТА (Польша) –? 80 000

6. Эд ШААП (Голландия) –? 60 000

7. Торстен ТЕНТ (Германия) –? 45 000

8. Вадим МАРКУШЕВСКИЙ (Белоруссия) –? 30 000.

Поэтому-то всем и казалось, что я просто «сливаю». Это было не так…

– Прорывом в вашей карьере можно считать shootout-турнир на WSOP нынешнего года по $ 5000, в котором вы заняли третье место, по ходу выбив массу очень сильных соперников. Или же победа в небольшом турнире на Red Sea Cup тоже была важна?


– Выиграв турнир в Египте, я посчитал, что набрал оптимальную форму. После онлайн гриндерства перед поездкой на мировую серию это было важным в психологическом плане. Я считал, что мне по силам выстрелить на WSOP. Получилось, но не до конца…

– Илья Городецкий много говорил, что вы как будто решили сменить ориентиры в покере: бросить глупости и готовить себя к большой турнирной карьере. Это так?


– Да, я полностью решил забить на кэш в апреле. Поняв, что буду сотрудничать с JokerTeam, решил для себя: лучше уделить больше времени тренировкам в МТТ, чтобы в нужный момент в нужном турнире показать лучший покер. Быть готовым к этому!

– В таком случае насколько важным для вас было хорошо сыграть на EPT?


– Хорошо сыграть важно в каждом турнире. Что ж, сложилось там, где сложилось.

– Расстроились бы, если бы не удалось показать здесь высокого результата?


– Нет, я слишком много работал над игрой и понимал, что рано или поздно результат придёт. Но что он окажется настолько хорошим, оказалось приятной неожиданностью.

– Как для вас всё складывалось? Когда поняли, что можете «затащить»?


– Турнир складывался хорошо. Впервые подумал, что могу побороться за победу после того, как выиграл ключевую раздачу сет на сет – получил хороший стек и начал постепенно его наращивать. Уже позже, попав на телевизионный стол с 600 000 и превратив их в 1 400 000, понял, что, если покажу свою лучшую игру, победа вполне может оказаться моей!

– Но начало, вроде, для вас было не очень ободряющим?


– Да. В первый день ничего особенного не случилось. В начале второго проиграл вначале много фишек, но потом стало всё хорошо. Так бывает, порой надо, чтобы где-то повезло.

– А в третий день вы уже откровенно третировали людей за своим столом. Всем особенно понравилось, как вы выиграли тройной олл-ин с J-10 против A-K и A-Q!


– На самом деле этот олл-ин мало что для меня значил по фишкам. Я был просто обязан коллировать с такой картой. Розыгрыш был таким: шортстек (26 000 при блайндах 1200/2400 анте 200) поставил всё с первой руки, я спокойно колировал, имея за спиной полмиллиона и зная, что за мной сидят два игрока с более-менее нормальными стеками. Они выкинули, а другой коротыш (под 50 000) тоже пошёл в олл-ин. Я доставил и увидел: А-К и A-Q. Флоп: А-9-4 две трефы. Тёрн – К, еще одна трефа. На ривере мне помогали только две из трёх оставшихся в колоде дам (у одного был трефовый туз). Ну и «хитнул» я свою даму… Доска выглядела очень жёстко и неприятно для обладателей топ-пар, но мне было реально приятно выиграть такой олл-ин, хотя он никак существенно не влиял на мой стек.

– В розыгрыше вы чувствуете себя больше математиком, который делает точно выверенный ход, или художником, который стремится к красоте?


– Стараюсь совмещать обе эти профессии!

– Про Интернет не спрашиваю, там агрессивная игра – это норма, но в живых турнирах вы играете так же бесшабашно, как и там, или где-то меняете стиль?


– От своего стиля стараюсь не уклоняться. Я научился так играть в Интернете, не вижу никакого смысла ломать себя. С такой игрой вполне уверенно чувствую себя и вживую.

– И у вас никогда не возникает чувства страха и т.п.?


– Только когда провожу какой-то крупный блеф. А так эмоций у меня практически нет. Я очень долго работал над тем, чтобы ничто не могло вывести меня из равновесия.

– Поделитесь опытом: как?


– Просто я перестал делать «мувы», в которых до конца не уверен. В общем, решаюсь на блеф, только если чувствую стопроцентную уверенность в своей правоте.

– Не боитесь, что при такой манере игры, если пару-тройку раз у вас что-то не сложится, фишек может попросту не остаться?


– Если бояться вылететь из турнира, то не стоит тогда вообще играть в покер!

– Не бывает ли вам скучно, когда, скажем, получаете A-A?


– Нет, наоборот. Я воодушевляюсь, поскольку понимаю: за счёт моего имиджа «маньяка» мне отдадут в 10 раз больше фишек, чем тайтовому игроку…

– Каково играть в такой манере, когда постоянно давишь на оппонентов? Нужно всё время поддерживать высокую концентрацию или, напротив, расслабиться?


– Надо иметь хороший наигрыш, чтобы понимать, где ты находишься.

– Но концентрация важна?


– Конечно. Особенно на крупном турнире. Тут надо выкладываться на все сто!

– И, наверное, подавлять эмоции. Я много следил за вашим столом в разные моменты турнира. Сложилось чувство, что ребята из JokerTeam, которые болели за вас, волновались куда больше! Как удалось добиться такой отрешённости?


– В последнее время стал хорошо контролировать эмоции. Мне это реально помогло. Совершенно не расстраиваюсь из-за бедбитов. Единственное, что может вогнать меня в легкий тильт, – плохая игра с моей стороны и слишком быстрое, необдуманное принятие решение.

– Как ощущали себя, перейдя в четвёртый день чиплидером?


– Отлично. Очень хотел выиграть такой значимый турнир.

– Полуфинальные столы стали для вас чуть ли не проходными…


– Что вы имеете в виду?

– Вы настолько уверенно контролировали ситуацию, что большинство соперников мучились, пытаясь проползти как можно дальше, а вы явно кайфовали!


– Да, я много работал над этой стадией игры – вот и результат!

– Как оценивали свои шансы перед финальным столом? Кого считали самым опасным за столом и были ли у вас какие-то домашние заготовки?


– Опасным считал Мурзилку (Виталия Толоконникова), который сумел раскрутиться с короткого стека, выиграв несколько олл-инов, а потом у меня «монету». А также Вадика Маркушевского и Сашу Довженко. Остальные не представляли никакой опасности. Никаких заготовок не было, я просто был готов выиграть этот турнир…

– Вы много раз сцеплялись с Толоконниковым. Это отголоски ваших московских баталий или вы прежде всего хотели вывести из борьбы опасного оппонента?


– И то, и другое. Мы с Виталиком начинали вместе, из-за этого и борьба между нами была острее. Мы давно друг друга знаем, дружим. Но при этом остаёмся соперниками.

– Насколько принципиальным было обыграть именно его?


– В первую очередь хотел выбить сильного оппонента. И как можно быстрее!

– И часто у вас с Мурзилкой случаются «зарубы» вроде той, когда вы выиграли огромный банк без совпадений по старшей карте? Как вам удаётся прочесть его?


– Слишком много предыстории, на пальцах не объяснишь…

– Как восприняли вылет Маркушевского, с облегчением или сожалением?


– Мне очень симпатичен Вадик. И как человек, и как игрок. Но он мне был совершенно не нужен как соперник на этой «финалке». Я, конечно, расстроился из-за его вылета (короли в тузов), но и заодно обрадовался, что одним сильным оппонентом стало меньше.

– А как сами себя чувствовали после проигрыша нескольких внушительных банков, когда несколько раз подряд пришлось ставить олл-ины против аккуратного Довженко?


– Было обидно, но я всё равно сохранял стойкость и веру в победу.

– Когда вы остались втроём с Толоконниковым и Довженко, не мешала близость победы?


– Ответственность только помогала. Я совершенно не думал ни о месте, которое я займу, ни о призовых. Сосредоточился полностью на своей игре…

– Не думали над тем, что победитель станет первым из россиян, кто выиграет EPT?


– Мне это не мешало, а оппонентам – может быть.

– Уж не хотите ли сказать, что вам всё равно, какой турнир выиграть?


– Хочу. Мне всё равно, как это называется и кто играет против меня. По большому счёту важно лишь количество денег, которые причитаются за 1-5-е место, а уже потом статус.

– А как же престиж?!


– Сперва – деньги, потом – престиж!

– Что подумали, когда открыли карты в олл-ине с Толоконниковым: семёрки Виталика против ваших A-J? И что – когда на тёрне вышел туз?!


– Когда открыли карты, молился увидеть флоп K-Q-10. Очень волновался, поскольку хотел выиграть этот коин. Флоп расстроил, а туз на тёрне – как бальзам на душу. После того как выбил Мурзилку, понял, что уже никому не отдам титул победителя EPT.

– Волновались? Толоконников, который не отличается слабыми нервами, поднялся со своего места, а вы сидели такой спокойный, с непроницаемым лицом…


– Старался подавлять эмоции в себе.

– Вам не показалось, что дуэль с Довженко прошла слишком легко? Подобная сверхагрессивная игра привычна для вас, для него – нет.


– Я знал, что ему будет некомфортно играть в такую игру. Я также понимал, что ему потребуется время, чтобы перестроиться, а потому стремился решить исход дуэли как можно быстрей. Чтобы он не успел адаптироваться. Вначале я даже не собирался поднимать свои карты и показывать их в камеру, так как всё равно собирался давать рэйз с любой рукой.

– Неспроста вы победили в решающей раздаче, имея 4-9 разномастные! Какая, кстати, у вас любимая творческая рука?


– Даже не знаю, больше всего я люблю A-A! К сожалению, за все пять дней турнира «ракеты» мне так ни разу и не пришли…

– Что почувствовали в первое мгновенье, когда стало ясно, что победили?


– В первый момент – небольшую радость и облегчение.

– Эмоции не переполняли, не захотелось сделать что-нибудь особенное?


– В общем-то, нет.

– Каким вам показался первый приз? Какие впечатления от толпы фотографов, от интервью, от рёва трибун и прочей мишуры вокруг сразу после победы?


– Приз прикольный, только тяжеловатый. Организаторы сказали, что вышлют мне уменьшенную копию «сердечка» прямо домой. Эмоции после этих фотосессий и интервью были необычные. С другой стороны, я выиграл не первый в своей жизни оффлайн-турнир, чувствовал себя достаточно комфортно. Хотя на турнире такого уровня победил впервые.

– От кого была первая эсэмэска? Кто позвонил сразу после победы?


– Пришло сразу столько посланий, что я даже растерялся. Но первое – от моей любимой девушки, Анюты. В любом случае, спасибо всем, кто болел за меня в этом турнире.

– Приятно было, что этот турнир вживую показывали в Интернете?


– Это не так принципиально, но потом было бы прикольно посмотреть на себя по ТВ.

– Лункин вот после своей победы на WSOP не знал, радоваться ему или горевать: с одной стороны известность, а с другой – его теперь будут лучше знать, смогут посмотреть на его игру и в будущем лучше подготовиться к нему… А как для вас?


– Я даже не думал пока о таких вещах. Главное сейчас – подписать хороший контракт!

– Есть предложения?


– Скоро начну вести переговоры…

– Как отмечали победу в JokerTeam? Какой тост особенно запомнился?


– Ничего особенного в Киеве не было. Посидели все вместе в кафе после победы. Выпили, покушали. Основные торжества назначены в Москве. Там уже будем нормально отмечать.

– И последний вопрос: каким видите свое будущее? Где собираетесь играть и пр., а также не считаете ли, что эта победа может вас как-то изменить?


– Играть буду всё то же самое, что и играл раньше. В Интернете – в популярные сейчас 7 и 8 игр на лимитах $ 20-40 и $ 40-80, МТТ от 50 у.е. Наверное, начну катать на кэш в холдем омаху $ 3-6 и $ 5-10. А что изменится во мне?! Победа в EPT меня точно никак не изменит – как был весёлым и общительным парнем, таким, надеюсь, и останусь.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
6 декабря 2013, пятница
5 октября 2013, суббота
4 октября 2013, пятница
3 октября 2013, четверг
2 октября 2013, среда
1 октября 2013, вторник
30 сентября 2013, понедельник
29 сентября 2013, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...