• Главные новости
  • Популярные
Интервью тренера сборной России Татьяны Голдобиной
Текст: Юлия Иванова
Фото: Юлия Иванова, "Чемпионат.com"

Голдобина: обидно, когда проигрываешь одну десятую

Тренер юниорской сборной России по стрельбе Татьяна Голдобина – об итогах чемпионата Европы по пневматике в Оденсе и планах на сезон.
7 апреля 2013, воскресенье. 14:00. Стрельба

— Татьяна, расскажите о выступлении юниорской сборной на первенстве Европы в Оденсе, подведите итоги вашего датского вояжа.
— Всего у нас девять медалей: три золотые, три серебряные и три бронзовые, из них одно золото и два серебра – в личных соревнованиях. Два серебра – в олимпийских дисциплинах. Раньше, когда я была в команде и стреляла сама, нас в таких соревнованиях вытягивала движущаяся мишень, всегда приносившая много медалей. Я бы не сказала, что в этот раз ребята как-то отличились и хорошо постреляли, я понимаю, что и другие страны начали развиваться и прибавлять в этой дисциплине.

Мы ехали сюда с полным непониманием того, какие результаты у нас будут. Состав обновлённый, если кто-то и был на Европе, та же самая движущаяся мишень. Были ребята, которые на первенство Европы съездили по одному разу, но это ещё не опыт, и мы не знали, кто и как себя проявит. Высокий результат могли показать почти все, все ребята были готовы достаточно хорошо. В итоге на личный подиум пробились Илья Липкин и Маргарита Ломова. На винтовке у девочек в финал пробилась Лиля Соколова, у мальчиков такого же результата добились Панченко, Масленников – это уже очень хорошо, потому что до финалов мы доходили не всегда. Новые правила начисления очков, конечно, внесли свои коррективы. Например, девочки в команде на винтовке проиграли 0,1 балл третьему месту – это просто немыслимо. Даже тренерам очень сложно осмыслить, потому что это не очко, это одна десятая. Очко мы проигрывали, с этим всё понятно, но, когда проигрываешь одну десятую – это самое обидное.

Мы ехали сюда с полным непониманием того, какие результаты у нас будут. Состав обновлённый, если кто-то и был на Европе, та же самая движущаяся мишень. Были ребята, которые на первенство Европы съездили по одному разу, но это ещё не опыт, и мы не знали, кто и как себя проявит. Высокий результат могли показать почти все, все ребята были готовы достаточно хорошо.

— Несколько дней назад вы сказали, что прошлогодний чемпионат Европы был провальным для юниоров, в этом году девять медалей, из которых два серебра — в олимпийских упражнениях. Довольны результатом?
— Да, в прошлом году мы не взяли ни одной медали в олимпийских упражнениях, в этом году – два серебра. Это, в принципе, нормально. Конечно, мы не заняли первое место, потому что итальянцы задавили нас со всех сторон. Итальянцы очень хорошо готовы, я знаю, что они готовятся по определённой программе, у них очень серьёзный подход, и за последние три года и взрослые, и юниоры у них очень существенно прибавили.

— Что вы думаете по поводу новых правил? Для чего их ввели, и кому это выгодно?
— Я думаю, что хотели добавить зрелищности, хотели увидеть другую борьбу, что-то изменить. То, что финал с нуля, мне совсем не нравится, а то, что квалификация у винтовки с десятыми, смотрится достаточно интересно. Единственное, мы пока не можем привыкнуть к этому результату, ориентироваться очень сложно. Сложно сходу оценить результат и его успешность, понять, насколько он высокий.

— Что вы скажете про AIR 50? Оказалось ли это упражнение действительно полезным?
— Про результаты тоже сложно сказать, потому что особого результата у наших ребят там нет, только борьба: выиграл – не выиграл. Конечно, хорошо, что наши были в финалах. Но как относиться к этому упражнению, пока неясно. С одной стороны, AIR 50 есть в программе чемпионата Европы, но результаты тех, кто выиграл, – это не результаты чемпиона Европы. По этому поводу пока нет четкого мнения.

— Какие ближайшие планы у юниорской сборной?
— В июле нас ожидает чемпионат Европы по малокалиберной стрельбе, он пройдёт в Германии. Уже в марте мы начнём готовиться, поедем на соревнования в Германию, начнём выходить на воздух, работать на стрельбище.

— Когда начнётся формирование составов команд?
— Уже в апреле мы начнём формировать составы по специальной системе отбора. До чемпионата Европы в Германии будут проходить три крупных соревнования, на результаты в которых мы и будем смотреть.

— Как считаете, состав сильно изменится по сравнению с чемпионатом Европы?
— Я думаю, примерно половина ребят останется, а вторая половина добавится – это спортсмены, специализирующиеся на стрельбе из малокалиберного оружия. Юниорские составы у нас постоянно обновляются, происходят какие-то изменения, для молодёжи это нормально. Когда они станут взрослыми, тогда можно более точно прогнозировать, кто примерно попадёт в состав.

— Многим ребятам, которые выступают на этом первенстве Европы, совсем не нравится стрельба из малокалиберного оружия. При формировании составов их мнение будет учитываться?
— Конечно, если они не захотят выступать, они и стрелять не будут. Мы же никого не заставляем. Действительно, упражнения разные, по себе знаю, что стрелять и то, и другое – сложно: нужен разный подход, оружие, даже отдача – всё другое.

— Вам понравилась организация чемпионата Европы в Оденсе?
— Организация ужасная. И самое главное – безобразно ходят автобусы. Пожалуй, автобусы – это самое главное, потому что спортсмен настраивается на стрельбу, выходит на улицу и ждёт сорок минут автобус, не зная, сколько придётся ехать на стрельбище — 15 или 45 минут. Мы так и не поняли эту систему, так как не было и нет точного расписания. Так каждый день, но когда мы целый час ждали автобус со стрельбища – это вообще за гранью понимания. Кроме того, информацию по результатам нам предлагали только в интернете, в бумажном варианте результатов не давали. Не видела, что в нашу коробочку с названием страны что-то складывали.

— А что-то позитивное всё-таки было?
— (Смеётся). Позитивное – это наши ребята, которые, несмотря ни на что, всё равно выигрывали и завоёвывали медали.

— Уже есть план подготовки к Олимпиаде в Рио-де-Жанейро?
— Не знаю, успеем ли мы подойти к этой Олимпиаде. Такими семимильными шагами ещё мало кто доходил, только во времена Советского Союза. Сейчас пока сложно говорить об этом, у нас достаточное число взрослых, которых будут готовить. Из тех юниоров, которых мы выпустили в прошлом году, пять человек вошли в основной состав. Теперь их нужно ещё готовить и двигать. Вот про них можно сказать, что они приблизились к Олимпийским играм.

— В каком российском регионе, на ваш взгляд, стрельба развита лучше всего?
— Этот фактор достаточно размыт. Если взять юниоров, то они, окончив школу, переезжают в какой-то город. На данный момент больше всего спортсменов, на мой взгляд, находится в Москве.

— В чём причина миграции? В этом городе самая сильная школа?
— Я бы не сказала, что самая сильная. Просто училище олимпийского резерва (УОР) очень хорошо заботиться о них. Потом, многие ребята просто хотят уехать из маленьких городов, перебраться в столицу. Из регионов могу отметить Свердловскую область, в их УОР многие спортсмены хотели бы попасть.

— Какие шаги нужно сделать для популяризации и развития этого спорта у детей? Как повысить их интерес?
— Я помню своё детство, когда в каждой школе был тир, когда были уроки начальной военной подготовки. Если сейчас спросить наших великих спортсменов, как они пришли в стрельбу, то окажется, что большинство из них сделали первый шаг благодаря этим урокам начальной военной подготовки и благодаря тем тирам, которые были в школе. Нужно начать хотя бы с того, чтобы появились тиры.

Я помню своё детство, когда в каждой школе был тир, когда были уроки начальной военной подготовки. Если сейчас спросить наших великих спортсменов, как они пришли в стрельбу, то окажется, что большинство из них сделали первый шаг благодаря этим урокам начальной военной подготовки и благодаря тем тирам, которые были в школе.

— Что Стрелковый союз России делает для этого?
— Осенью проводятся «Президентские спортивные игры» во всероссийском детском центре «Орленок» в Краснодарском крае. Пусть спортсменов-стрелков там не так много, но знакомые фамилии потом я всё-таки нахожу, и это тоже один из этапов развития. Владимир Сергеевич всегда старается поддержать регионы: помогает оружием, экипировкой, потому что с экипировкой очень сложно: полностью «одеть» винтовочника стоит немалых денег.

— Вы сами сравнительно недавно повесили оружие на гвоздь. Почему решили завершить карьеру?
— Я в сборной команде была 16 лет. И все это время практически безвылазно – на базе в Новогорске. Когда в Новогорске знаешь каждый закоулочек, когда ты работаешь без межсезонья – всё надоедает. Я просто устала. Ребята до сих пор спрашивают: вы бы не хотели пострелять? Я категорически против. Я действительно пока не вернулась к тому, чтобы взять в руки свою винтовку. Сейчас я вообще к ней не подхожу.

— У спортивной стрельбы есть какое-то возрастное ограничение?
— Нет. У нас есть такие стрелки, которым за пятьдесят, но они стреляют. Тут всё индивидуально, кого на сколько хватит. Хотя, конечно, ещё есть такой момент, как здоровье. У меня, например, большие проблемы со спиной – протрузия позвоночных дисков, поэтому последнее время мне было больно стрелять. Когда я выиграла последнюю Европу в 2009 году, то стояла на рубеже и думала только об одном: всё, больше этого не будет, я больше не хочу.

— Перед тем чемпионатом вы ведь подумывали о завершении карьеры? Почему решили продолжить выступление?
— После пекинской Олимпиады я взяла тайм-аут, работала в федерации администратором, в стендовой стрельбе. Это совершенно другая работа, у компьютера, голова здорово разгружается. Через девять месяцев после Игр проходил чемпионат России, и я вдруг решила, что попробую выступить. У нас была новая система отбора, мне было очень интересно. Я иду и в первый раз после Олимпиады открываю свой кейс с оружием именно на соревнованиях, набираю определённые баллы, занимаю второе место и отбираюсь на чемпионат Европы. Тренер мне говорит: «Неужели ты действительно поедешь, я видел тебя, ты же не тренировалась вообще». Я сказала, что попробую. Две недели тренировалась, потом приехала на Европу, выиграла её и тут уже сказала себе: теперь точно всё (смеётся).

— Именно тогда и решили стать тренером?
— В то время тренер юниорской команды уходил с должности и предложил мне попробовать. Я согласилась. На самом деле, я не думала, что мне будет настолько интересно работать с юниорами. Пока находишься во взрослой команде, ты к ним относишься как-то неопределённо, они всегда непонятны для взрослых. Какие-то ненормальные, ведут себя как дети, и взрослые их обычно не воспринимают. А когда сталкиваешься с ними и узнаёшь их ближе, понимаешь, что это просто такой подростковый возраст и дальше с ними очень интересно: вспоминаешь себя в этом возрасте, что мы делали, как нас тренеры гоняли (смеётся). Приходится им быть и мамой, и папой, и сестрой, и вообще кем угодно. Мы пытаемся создать именно домашнюю атмосферу в команде, очень часто играем.

— В какие игры?
— Наш психолог проводит какие-то командообразующие мероприятия, у нас бывает КВН, каждый год мы провожаем тех, кто от нас уходит из юниорки по возрасту, организуем праздники. Сложно, конечно, потому что все ребята из разных мест и часто меняются, но мы стараемся стать для них семьей, хотя бы на какой-то определённый период.

— Наверно, самая запоминающаяся победа была у вас на Олимпиаде в Сиднее?
— Конечно. Но это было до последней Европы, когда я действительно очень долго не тренировалась, а потом взяла и победила. У меня до сих пор чувствуется внутри этот настрой, с которым я ехала на тот чемпионат.

— Можно сказать, что как профессиональный спортсмен вы полностью реализовали себя?
— Не полностью, наверно. У меня не было золота Олимпиады и личного золота чемпионата мира. Но всего остального, скажем так, мне хватило.

— В памяти ещё жив тот момент, когда вы стояли на олимпийском подиуме?
— Разумеется. Я помню это ощущение гордости за страну, потому что я родилась ещё в Советском Союзе, жила в то время ещё не в России, а в Киргизии. Сейчас мы именно патриотизму и стараемся научить ребят. Говорим им, что они обязаны носит форму России, что они представляют свою страну и должны вести себя достойно. Видимо, в школе сейчас не уделяют этому никакого внимания, приходится делать это нам.

— Что изменилось в стрелковом спорте с того времени, когда вы выступали?
— Я помню то время, когда был Советский Союз, на каком высоком уровне всё было. Потом, когда страна разделились, началось падение, и был момент, когда падать ниже, казалось, уже некуда. Сейчас постепенно выкарабкиваемся, хотя этот процесс долгий и сложный.

— Думаете, в России настанут такие времена, когда стрелковый спорт будет популярен?
— Я верю в это. Если у нас получится возродить все те традиции, которые были. Ведь у нас была игра «Зарница», «Призывники». У призывной молодёжи были какие-то свои соревнования, «Игры доброй воли». Если всё это возрождать, то мы сможем вывести наш спорт на более высокий уровень.

— Ваша профессиональная карьера помогает в тренерской работе?
— Да, конечно. Всегда рассказываю всё, основываясь на своём опыте. Причём общаюсь не только с винтовочниками, но и с пистолетчиками. Помогаю настаиваться.

— В стрелковом спорте возможно быть тренером-теоретиком?
— Бывают и у нас такие тренеры, которые сами стрелками не были никогда. Я знаю таких, они доводят спортсменов до определённого уровня, до юниорской сборной команды. Это по большей части происходит в регионах.

— В этом году в Казани пройдёт Универсиада. Кто готовится представлять Россию на этих студенческих играх?
— У нас есть взрослые студенты, которые сейчас не присутствуют в Оденсе, но из тех, кто выступает сейчас, в Казань, возможно, поедут Дарья Вдовина, Анна Сушко, Леонид Екимов, Сергей Круглов. Впрочем, всё будет зависеть от показанных результатов.

— Сейчас, наверное, домой уже хочется?
— Да, конечно, все устали. У нас были соревнования в Мюнхене, потом сразу чемпионат России, первенство России, потом сбор, и сразу же приехали сюда. Некоторые ребята очень давно не были дома. Ребята из группы «движущаяся мишень», например, с 8 января дома не были, остальные — с 14 января. Поэтому, конечно, всем хочется домой.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
29 октября 2014, среда
2 апреля 2014, среда
31 марта 2014, понедельник
30 марта 2014, воскресенье
29 марта 2014, суббота
28 марта 2014, пятница
27 марта 2014, четверг
24 марта 2014, понедельник
23 марта 2014, воскресенье
22 марта 2014, суббота
21 марта 2014, пятница
20 марта 2014, четверг
Партнерский контент