Артём Хаджибеков
Фото: Сергей Киврин, Андрей Голованов

Десять вопросов об оружии

Кто может рассказать об оружии лучше, чем признанные лидеры мирового стрелкового спорта? Их мы и попросили ответить на десять вопросов.
Стрельба

Представить спортсменов-стрелков без оружия невозможно. Они проводят с ним долгие часы на стрельбищах, в тирах и оружейных, а потому совершенно точно знают о нём всё. Именно к чемпионам мы и обратились с вопросами о том, что же такое спортивное оружие, как его использовать и в чём его уникальность и отличительная особенность. Артём Хаджибеков – победитель и призёр Олимпийских игр, двукратный чемпиона мира, многократный победитель и призёр финалов и этапов Кубка мира, многократный победитель и призёр чемпионатов Европы; Алексей Климов – рекордсмен мира и Европы, чемпион мира, многократный победитель и призёр финалов и этапов Кубка мира, многократный победитель и призёр чемпионатов Европы; Василий Мосин – бронзовый призёр Олимпийских игр в Лондоне, двукратный вице-чемпион мира, победитель и призёр финалов Кубка мира, многократный победитель и бронзовый призёр этапов кубка мира, многократный чемпион и призёр Европы в «дубль-трапе» рассказали нам об этом, ответив на 10 одинаковых вопросов.

Ваше оружие – часть жизни или исключительно рабочий инструмент?

А.Х.: Оружие для спортсмена-стрелка – это часть целой системы «стрелок-оружие». Одно без другого не работает. Представьте, например, что у хирурга затупился единственный скальпель. Всё, конец карьеры. Для меня оружие – это инструмент достижения цели в прямом и переносном смысле.

А.К.: Думаю, что это продолжение жизни. Это можно рассматривать как симбиоз: я люблю его – оно любит меня, я забочусь о нём – оно заботится обо мне. Это взаимовыгодные отношения.
В.М.: Безусловно, я отношусь к своему оружию не только как к рабочему инструменту. Но если хотите знать, я и к своей лопате на огороде хорошо отношусь: люблю, ухаживаю за ней, потому что она мне помогает.

Когда и при каких обстоятельствах вы впервые взяли в руки оружие, сделали первый выстрел? Сразу ли почувствовали страсть, желание посвятить свою жизнь стрелковому спорту?

А.Х.: На мой пятый день рождения мне подарили пистолет, который стрелял стрелой с присоской. С ним в комплекте была мишень: цветная, из металла. Когда я в неё попадал, то издавался насыщенный металлический звук. Очень понравилась мне эта игрушка. Времени на стрельбу с того момента я не жалел.

А.К.: Оружие я впервые взял в руки на уроке физкультуры. В школе у нас был свой тир, куда мы раз в неделю ходили стрелять. Так постепенно и привили любовь к стрельбе. Год я просто ходил на уроки физкультуры, а потом меня потянуло заняться стрельбой более профессионально, и я записался в секцию. Жаль, что сейчас, после распада СССР, в основном во всех школах тиры позакрывали. Из-за этого дети потеряли возможность с детства заинтересоваться и приобщиться к стрелковому спорту. А этот факт бьёт по резерву.

В.М.: Первое оружие оказалось в моих руках на охоте в 11 лет. Под присмотром старших товарищей я участвовал в охоте на утку. Первым же выстрелом я удачно поразил цель, и утка упала мне в ноги. Получился своего рода королевский выстрел, но была, как сейчас помню, очень сильная отдача. Таким было моё первое знакомство.

Артём Хаджибеков

Артём Хаджибеков

Сколько у вас оружия? Какое оно? Чем отличается друг от друга?

А.Х.: Первые 14 лет моей стрелковой карьеры – это были разные советские винтовки. В 1995 году у меня появилась малокалиберная винтовка «Вальтер» КК200. И до сих пор я стреляю именно из неё. Конечно, пора бы поменять, но всё, что ко мне попадает в качестве альтернативы, на практике проигрывает этой «старушке».

А.К.: У меня пять единиц оружия, самых последних моделей, что позволяет конкурировать на международном уровне. У меня есть оружие для скорострельной стрельбы, боевое калибра 7,62, которое используется на чемпионате мира среди военнослужащих, а также пневматика калибра 4,5.

В.М.: О количестве я вам не скажу, но уклончиво отвечу, что можно говорить о целой коллекции оружия. Безусловно, собираюсь приобретать новые образцы. Если говорить о спортивной составляющей, то у меня три ружья марки PERAZZI, с которыми я езжу соревноваться и завоёвывать медали.

Чем спортивное оружие, с которым завоёвываются медали чемпионатов мира и Олимпийских игр, отличается от обыкновенного?

А.Х.: Оружие для завоевания медалей на таких соревнованиях, как Олимпийские игры, должно быть лучшим в мире. Это и есть основное отличие от ширпотреба. Можно быть самым гениальным стрелком, но об этом никто не узнает, если твоё оружие тебе не соответствует.

А.К.: Напрашивается сравнение с автомобилями: есть серийные автомобили, а есть машины под заказ, ручной сборки. Спортивное оружие – это своего рода уникальный суперкар, где всё создано под конкретного стрелка.
В.М.: Первый признак – это полное соответствие антропометрическим данным спортсмена, который с ним выступает. Второе – высокая износостойкость и полевая ремонтопригодность. Оружие можно быстро отремонтировать, либо заменить механизм по ходу соревнований. Наконец, каждое спортивное ружьё уникально: уникальная сверловка, вес стволов, бой – всё соответствует манере стрельбы спортсмена. Мало качественного ружья, нужны ещё и хорошие патроны. Стрелковый Союз в этом способствует, участвует в налаживании производства в нашей стране патронов и тарелочек. Поэтому недостатка в инвентаре у нас нет.

Оружие – вещь сугубо индивидуальная. Что же стрелок делает, как дорабатывает его, чтобы оно стало уникальным, идеально подходящим стрелку?

А.Х.: Каждый раз – это частный случай. Основное – то, что оружие должно тебе очень нравиться, полюбить его надо.

А.К.: Оружейник изначально создаёт оружие под тебя, делает рукоятку из дерева. Всё подгоняется, пристреливается. Только три-четыре месяца уходят на доработку пистолета. Идут эксперименты с грузиками, балансировка оружия, чтобы максимально быстро производить первый выстрел. В моём упражнении, в скоростной стрельбе, первый выстрел происходит за 1,6 секунды. И чтобы он получался, ведётся долгая и кропотливая работа оружейников, тренеров, самого спортсмена.

В.М.: Когда человек заказывает высококлассное спортивное ружьё, оно делается в соответствии с техническим заданием заказчика. Так что когда вы его приобретаете, оно уже максимально вам подходит. Дальше начинается развитие: стрелок совершенствуется, растёт, и в соответствии с новыми горизонтами и открытиями он подтягивает своё ружьё. То же самое происходит, например, в автоспорте. Идёт постоянная настройка, опирающаяся на собственную интуицию, ощущения, опыт.

Василий Мосин

Василий Мосин

Насколько дорогим сегодня является качественное спортивное оружие?

А.Х.: Вопрос риторический. Кому-то повезёт, и он с первого раза купит идеальную винтовку и завоюет с ней медали крупных соревнований. А кому-то не повезёт, так и будет покупать ещё и ещё, но так ничего и не найдет. Потратить можно целое состояние. Хорошая винтовка стоит от 5 до 15 тысяч долларов. А если профессионально подойти к этому вопросу, то винтовок нужно иметь три штуки минимум. Одна только для соревнований, другая для тренировок и ещё одна запасная. Все должны быть одинаковыми по основным характеристикам и с подобранными патронами для каждой. Затраты на это огромные, но шансы достичь успеха на соревнованиях резко вырастают.

А.К.: Сейчас в среднем пистолет для спортсменов мирового уровня стоит примерно полторы тысячи евро. Но у нас не очень гибкое законодательство, касающееся покупки оружия, поэтому приходится покупать втридорога через оружейные магазины. Цена в этом случае составляет более двух тысяч евро.

В.М.: У нас в стране не хватает оружия для начинающих спортсменов, которое бы и соответствовало мировым стандартам, и продавалось бы по приемлемой цене. Сейчас спортивные школы у нас остаются необеспеченными и вынуждены ввозить оружие из-за рубежа. Хотелось бы, чтобы наши оружейные производства обратили своё внимание на это. Такое оружие должно сочетать в себе несколько моментов: привлекать детей не только своими техническими характеристиками, но и внешним видом. Мы же говорим об олимпийском виде спорта. А в нём всё без исключения должно быть зрелищным.

Что касается мастеров спорта и штурмующих мировой подиум, то тут нужна сумма 200-300 тысяч рублей. Уровень национальной сборной команды начинается от 10 тысяч евро. Верхнего предела здесь нет, каждое оружие совершенствуется. Мировые лидеры почти каждый год тратят на цевьё и приклад порядка полутора тысяч евро. Ремонт же производители зачастую осуществляют сами, поскольку качество и готовность оружия стрелков топового уровня — это важная составляющая имиджа компании-производителя.

Расскажите об экипировке стрелка. Что нужно кроме оружия, чтобы добиться отличного результата?

А.Х.: К примеру, вымирающий предмет экипировки — зрительная труба (ЗРТ). Без неё не обойтись, когда стреляешь по бумажным мишеням. Стрелок просто не будет знать, куда попадает. С ней не очень удобно стрелять, но по-другому никак. Но зато это позволяет заглянуть в прошлое лет на двадцать и увидеть, как стреляли и чем пользовались сильнейшие стрелки мира в прошлом веке. Фантастика! — воскликнут те, кто не понимает. Дело в том, что самые стабильные стрелки-винтовочники в мире используют ЗРТ для более точного измерения силы ветра. Если расфокусировать трубу, то можно увидеть искаженный ветром ореол мишени. Это помогает уточнить снос пули ветром. Я бы запретил использовать ЗРТ на соревнованиях, так как это даёт преимущества отдельным стрелкам. Но тогда что делать с тирами, в которых нет электронных мишеней? Так что спрос на качественные ЗРТ есть и будет. А ещё в ЗРТ можно увидеть кольца Сатурна, спутники Юпитера, Туманность Андромеды — романтика!

А.К.: Я лично использую стрелковый монокль – специальные очки, которые необходимы мне из-за близорукости. Там есть шторки с боков, как у лошади, позволяющие не отвлекаться на посторонние движения. Важен также козырёк, чтобы не мешало солнце или яркий свет лампочек. Иногда приходится использовать стрелковые ботинки с высокой устойчивостью, но, как показывает практика, можно стрелять в шортах, футболке и обычных кроссовках.

В.М.: Наша экипировка незатейлива. Должны быть спортивные брюки и майка, бейсболка с козырьком, стрелковая куртка с вместительными карманами, где может уместиться порядка 50 патронов. Кроме того, должны быть устойчивые спортивные кроссовки, а также обязательна защита органов слуха (наушники или беруши) и зрения (очки).

Насколько трудоёмким является процесс транспортировки оружия и экипировки, особенно когда дело касается дальних перелётов?

А.Х.: К оружию нужно относиться очень трепетно. Специальная упаковка, консервация при хранении, бережное отношение при использовании. Это убережёт от преждевременной замены, а, значит, сэкономит время и деньги. С остальной экипировкой всё точно также. Спортивного снаряжения у винтовочника примерно 35 кг, плюс личные вещи.

А.К.: Если сравнивать с винтовочниками, то у нас вообще не возникает никаких проблем с транспортировкой. Пистолет весит кило двести, кейс – примерно столько же. Плюс патроны – самое тяжёлое. Экипировка у нас минимальная, оружие лёгкое, так что мы прибежали, победили и убежали обратно тренироваться и наращивать мастерство.

В.М.: Особенность состоит в том, что ряд авиакомпаний считает ружьё в футляре отдельным багажом, а потому всё обычно заканчивается дополнительным платежом. С этой точки зрения хочется сказать спасибо руководству «Аэрофлота», где нашли взвешенное решение проблемы: место багажа можно разбить на две позиции (сумка с экипировкой и оружие). Если две позиции в сумме не превышают 23 кг, то можно ехать без дополнительных расходов. А ещё на вывоз оружия зарубеж нужно собрать массу документов. И так каждый раз.

Часто ли вам приходится использовать оружие помимо спортивной деятельности? Может быть, увлекаетесь охотой?

А.Х.: Нет, я не охотник, и в моём распоряжении только минимально необходимое для спортивной стрельбы.

А.К.: Вы знаете, меня совершенно не тянет к охоте. Одна тренировка в день длится три часа, другая – ещё часа полтора. Этого времени мне вполне достаточно, чтобы настреляться. Так что пусть животные бегают. Думаю, что среди стендовиков больше охотников.

В.М.: Я люблю охоту, но в этом году из-за плотного соревновательного и тренировочного графика лишь несколько раз туда выбирался, да и по добыче к лидерам не отношусь. Я, скорее, ценитель природы и общения с друзьями. Надеюсь, в новом году мне всё же удастся похрустеть снежком на лыжах там, где меня дожидаются зайчики и кабанчики.

Наверняка с вами приключалось множество весёлых историй, так или иначе связанных и с вашим оружием. Расскажите одну из них.

А.Х.: Вспоминаю случай: как-то приезжаю в аэропорт, иду на регистрацию, как обычно взвешиваю вещи. И что-то лёгкими они оказались. Полез проверять на глазах у изумлённой публики. Выяснилось, что забыл положить в сумку всё навесное на винтовку. А это крайне необходимые запчасти, килограмм на пять всяких железяк в общей сложности. Поменял билет и поехал обратно в тир упаковываться. Смешно было всем, кроме меня. После этого случая держу при себе список со всем необходимым.

А.К.: Вы знаете, всё, что связано с оружием, не имеет никакого отношения к шуткам или весёлым историям. Это ответственность, которая заставляет тебя быть серьёзным, и баловство в данном случае абсолютно неуместно. Никаких шуток-прибауток быть не может. Раз в сто лет, как говорится, и палка стреляет.

В.М.: Весёлая история с оружием – само сочетание слов настораживает. Хочу для начала напомнить всем, что нужно максимально осторожно относиться к оружию. Недопустимо употребление алкоголя перед использованием оружия – последствия могут быть самые печальные. Что касается весёлых историй, то есть у меня случай со счастливым концом. Однажды, когда мы долго и в несколько перелётов отправлялись на Кубок мира в Австралию, моё ружьё было отправлено в Новую Зеландию. Нашлось оно там только через две недели, когда я уже мысленно с ним простился. Утрата была очень тяжёлой, но надежда теплилась до конца. В итоге оружие, с которым я выиграл чемпионат Европы 2000 года, неожиданно вернулось ко мне буквально накануне старта.

Алексей Климов

Алексей Климов

Комментарии (0)
Партнерский контент