Показать ещё Все новости
«Золото Игр брали на российских смазках». Секреты лыжной сборной от шефа сервис-бригады
Андрей Шитихин
Секреты лыжной сборной от шефа сервис-бригады
Комментарии
Запрещённый фтор у россиян искали с полицией. Или делали вид, что искали, потому что специальный прибор в мире есть только у наших.

У поклонников лыжных гонок были опасения, что из-за тотальных санкций российский спорт в плане наличия и подготовки инвентаря провалится в глубокую пропасть. Но пока всё получается наоборот. Пока европейцы бьются над настройкой устройства, которое безошибочно определяло бы наличие уже практически запрещённого фтора на лыжах, в России такой прибор уже создан. Наши продукты для подготовки лыж не уступают иностранным, хоть их и немного. А лыжники сборной России начали летний сезон на новых лыжероллерах, которыми команда обеспечена, несмотря на санкции.

Главнокомандующий невидимого болельщику поля боя, шеф сервис-бригады сборной России* Виктор Головин раскрыл «Чемпионату» немало секретов.

* Стоит отметить, что руководителем команды российских сервисёров в лыжных гонках в прошлом сезоне был Урмас Вяльбе, но пока вопрос о том, продолжит ли он работу в команде, остаётся открытым.

«На «Тур де Ски» к нам заявилась немецкая полиция»

– Что было самым сложным в прошедшем олимпийском сезоне для сервис-бригады сборной России?
– Главная сложность была в самом начале сезона, когда мы знакомились с новой продукцией. Ведь FIS запретила использование средств подготовки лыж, содержащих компонент С8. Мы и в сезоне-2020/2021 тестировали эту продукцию, но в прошедшем полностью на неё перешли. Нам нужно было понять в начале сезона, как что работает. Многие фирмы обновились, нам нужно было изучить все аспекты работы продуктов – на какой снег, на какую влажность, как долго держатся.

Фото: Из личного архива Виктора Головина

– Но на тестах же использовали продукты с С8?
– Да их даже в фуре держать нельзя! Приведу простой пример. Мы приехали на этап «Тур де Ски» в Оберстдорф на фуре, в которой не было ни одного продукта с С8. Только расположились, как заявилась местная полиция, представители которой взяли на пробы два порошка и один парафин. FIS перед началом сезона предупреждала о таких проверках, которые проводили местные власти. Ну и зачем нам рисковать даже для тестирования?

– У полиции были технические средства для определения запрещённых компонентов? Их ведь даже у FIS нет на данный момент.
– Моё мнение, что это больше была показуха, чем реальная работа. Я постоянно общаюсь на эту тему с экспертами, так они утверждают, что, взяв 30-граммовую баночку с продуктом, невозможно определить, есть там С8 или нет. Но мало ли что могло произойти?

– Брали «на слабо»?
– Ну почти. Создавали видимость работы.

«В России разработан прибор, безошибочно определяющий наличие фтора»

– А вообще реально как-то быстро определить, что содержит продукт – разрешённый компонент С6 или запрещённый С8?
– Ни один прибор не сможет этого сделать. Максимум – показать просто наличие фтора в средстве для подготовки лыж.

– Насколько сейчас информация о новых приборах для определения фтора доходит до российского сервиса?
– Не так много у нас информации по тем разработкам, которые ведёт FIS. Насколько я знаю, у них до сих пор нет прибора, который безошибочно показывал бы наличие фтора. Нас в прошедшие два сезона приглашали на тесты этого «чудо-приспособления». Лыжи готовились нами одинаково, а результаты тестов, проведённых с разницей в год, были кардинально разными и оба раза сильно ошибочными. А на основе отчётов FIS, которые я читал, особого оптимизма в этом плане у меня нет.

А вот в России уже разработан прибор, определяющий наличие даже малейших следов фтора с вероятностью 100 процентов. Я видел, как он работает. Допустим, я готовил лыжи продуктом с разрешённой цепочкой С6. Потом зашёл в комнату, где стоит такой прибор. И он показал наличие частичек фтора даже на мне, не говоря уж о лыжах. То есть для его работы нужна стерильная комната.

«Пусть проверяют всех». Сервисёр русских лыжников жёстко ответил на подозрения в читерстве «Пусть проверяют всех». Сервисёр русских лыжников жёстко ответил на подозрения в читерстве
В лыжных гонках и биатлоне окончательно запретили фтор. Что это значит для России и мира? В лыжных гонках и биатлоне окончательно запретили фтор. Что это значит для России и мира?

– Этот прибор уже запущен в производство?
– Пока не могу об этом рассказывать. Но российский подход с точки зрения химии кардинально отличается от того, что предлагают европейцы. И он действительно безошибочный. Улавливает частички фтора даже в кабине, где лыжи готовились почти неделю назад. Я сомневаюсь, правда, что в Европе этим заинтересуются, а нам он нужен для того, чтобы решать какие-то спорные ситуации, если они возникнут. В нашей фуре, например, пока мы не проведём её абсолютную очистку, прибор будет «фонить».

«На Олимпиаде золото выигрывали на наших смазках и порошках»

– Сильно отличаются продукты с различным содержанием фтора и совсем без него? Ходили разговоры, что в некоторых гонках российские спортсмены бежали на лыжах, подготовленных без фтора.
– Бесфторовые смазки уступают на порядок даже продуктам с С6, тут и говорить нечего. Я могу на 100 процентов сказать, что ни одной гонки без разрешённого фтора мы не провели. Зачем это делать, если ты изначально ставишь своего спортсмена в проигрышную ситуацию? Что касается сравнения фторовых смазок и порошков, продукты некоторых фирм, очищенные от С8, вполне конкурентоспособны. На некоторых гонках мы бежали на абсолютно новых продуктах, которые не очищались от С8, а изначально разрабатывались без этой цепочки, только с С6. И эти продукты порой не отрабатывали всю гонку – такое было, когда нового порошка хватало на два круга, а на третьем он «вставал». Мы пробовали такие продукты на Кубке мира в Лиллехаммере, и некоторые спортсмены тогда жаловались на работу лыж. Но ситуация динамичная, производители не стоят на месте, а дорабатывают до высокого уровня то, что разрешено.

– Есть ли среди конкурентоспособных продуктов российские?
– Да они всегда были конкурентоспособными. Ведь сегодня может поехать один продукт, а завтра другой – многое же зависит от качества снега и погодных условий. Просто изначально российских фирм-производителей намного меньше, чем иностранных. Условно, на тесты мы «заряжаем» 40 зарубежных продуктов и пять-семь наших. Вероятность того, что поедет наш, просто математически ниже. Однако в прошедшем сезоне мы часто использовали свои продукты, в том числе и на Олимпиаде. Спортсмены сборной России завоёвывали золотые медали в том числе и на лыжах, подготовленных отечественными смазками и порошками.

Александр Большунов после победы в скиатлоне на Олимпиаде-2022

Александр Большунов после победы в скиатлоне на Олимпиаде-2022

Фото: Maddie Meyer/Getty Images

Кстати, российские производители изначально использовали такой синтез, что цепочки С8 в их составе не было. Вернее, это количество настолько ничтожно, что подпадает под действующие правила. Полностью С8 удалить нельзя, всё равно останется какое-то количество частиц на один грамм вещества, но оно действительно мало.

– С нового сезона фтор вроде бы запрещён полностью. Производители из России готовы к этому?
– Честно говоря, пока с бесфторовыми продуктами российского производства я не работал. Более того, насколько я знаю, наши компании пока такие не производят. Но я уверен, что такие продукты появятся, раз это диктуется правилами. Да и на тему полного запрета – нужно сначала убедиться, что приборы для тестирования лыж работают точно.

«У нас только для тестирования структур всегда есть 40-50 пар лыж»

– Вы сказали, что сложнее всего пришлось в начале сезона, когда нужно было понять, как и что работает. А условия на Олимпиаде, получается, были нормальными?
– Я бы сказал, что они были интересными. Ни российский снег, ни тем более европейский на китайский не похожи. Сравнить условия в Чжанцзякоу ни с чем нельзя, даже с Вершиной Тёи. Это настрелянная из пушек подушка из искусственного снега, на которую падает натуральный снег, плюс дикий ветер, выдувающий свежий снег, но не полностью. Да ещё холмы, с которых летит всякая грязь на трассу. Ничего подобного нигде нет.

«Вяльбе постоянно звонила врачам». Сервисёр сборной России чуть не погиб в страшной аварии «Вяльбе постоянно звонила врачам». Сервисёр сборной России чуть не погиб в страшной аварии
«Мы хотим исключения Вяльбе». Иностранцы против участия босса русских лыж в выборах FIS «Мы хотим исключения Вяльбе». Иностранцы против участия босса русских лыж в выборах FIS

Обычно на крупных турнирах бывает так: если ты попал в струю, а вернее, в бренд, который покатил, то процентов 70 всех гонок проведёшь именно на нём. Мы в первые дни нашли то, что работало. С лыжами то же самое, практически сразу отобрали пары, которые работали лучше остальных. Ну и шлифт-машину использовали по полной программе – нашли отличные холодные структуры, которые сработали. Но чтобы их найти, провели огромное количество тестов. А вот французы, насколько я знаю, на этом «залетели».

– А сколько вообще шлифтов используется по ходу сезона?
– Наверное, около сотни. Мы стараемся свести это количество к минимально возможному, чтобы понимать, как с ними работают ручные накатки. Когда ты с каждым годом количество шлифтов в фуре уменьшаешь, это только плюс. Если взять сборные Норвегии и Швеции, у них либо свои шлифты, либо фирм-производителей. Мы на протяжении многих лет проделываем огромную работу, ищем собственные структуры и из года в год доказываем, что наши структуры нисколько не хуже. Елена Валерьевна в этом плане оказывает нам огромную поддержку. У нас только для тестирования структур всегда есть 40-50 пар лыж. Как только нужны новые – всегда вопрос решается мгновенно.

Фото: Из личного архива Виктора Головина

«Российские лыжники обеспечены новыми роллерами»

– Есть уже понимание, как будет работать сервис-бригада сборной России, если не будет международных стартов?
– Сервис-бригада продолжает работу в том же составе. Недавно все сервисёры подписали новые контракты с Центром спортивной подготовки. Думаю, что в случае гонок только в России мы будем точно так же ездить на эти старты и работать со спортсменами, входящими в национальную сборную.

– Лыжники из сборной России и так сильнее спортсменов из регионов. А с учётом мощного сервиса – вообще никакой интриги.
– Возможно. Но у регионального сервиса гораздо больше опыта работы в России, чем у нас. Да, мы знакомы в основном со снегом, который лежит в центральной части России, но не за Уралом. Я скажу так: мы всегда готовы к обмену опытом с коллегами из регионов, ведь у них тоже есть чему поучиться. Даже нам. Это всегда идёт на пользу.

– Российским лыжникам хватит инвентаря на следующий сезон, если вдруг не будет решён вопрос с поставками новых лыж, палок?
– Конечно. У наших спортсменов ведь не по одной паре лыж. Но не факт, что их боевые лыжи поедут на натуральном российском снегу, всё-таки мы сезон проводили в Европе. Ничего, подберём другие пары. То же касается и подготовки лыж, нам придётся искать новые варианты для нашего снега.

– Начался подготовительный период, спортсмены встают на роллеры. На старые или новые?
– Не буду называть фирмы, но сборная России обеспечена новыми роллерами в полном объёме, несмотря на все ограничения. Вот сейчас на сборе в Архызе занимаюсь их сборкой, устанавливаю крепления. Работа идёт в штатном режиме, мы готовимся к новому сезону.

Комментарии
Партнерский контент