Юлия Путинцева
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Роман Семёнов

А. Путинцев: рассматриваем предложение Казахстана

В эксклюзивном интервью "Чемпионат.com" отец Юлии Путинцевой Антон рассказал о предложении, поступившем от Федерации тенниса Казахстана, а также подвёл итоги сезона для дочери.
12 ноября 2011, суббота. 17:15. Теннис
В продолжение темы слухов о переходах перспективных российских юниорок под знамёна других стран, "Чемпионат.com" пообщался с отцом 16-летней Юлии Путинцевой, которая, по мнению многих специалистов, является одной из самых одарённых представительниц своего поколения и уже занимает 241-ю строчку в рейтинге WTA. Антон Путинцев рассказал о предложении, которое поступило от Федерации тенниса Казахстана, подвёл итоги сезона и рассказал о задачах на следующий год.

— Антон, как оцените нынешний сезон для вашей дочери и какие у вас планы на остаток года?
— Оцениваю, конечно, сезон на "неплохо". Юля выиграла три взрослых турнира – $ 25.000 [в Москве и турецком Самсуне] и $ 50.000 [в Казани]. Что касается юниорских соревнований, то там мы в этом году выступали не очень удачно. В большей степени из-за того, что неудачно составили график.
Мы с ней уже тренировались и играли. Ощущения сугубо положительные от общения с ней, потому что в человеке, несмотря на все его достижения, нет никакой заносчивости, она легко идёт на контакт, позитивна во всех отношениях. Не в пример нашим игрокам топ-уровня. Те российские девушки, которые стояли на верху, никогда не поздороваются, лишний раз с ними не поговоришь. С иностранными теннисистками, с которыми мне довелось общаться, всё иначе– это очень позитивные и открытые люди.

В этом сезоне мы ещё будем играть взрослый турнир с призовым фондом в $ 50.000 в Турции или такой же в Тюмени. Всё будет зависеть от состава и от того, куда будет удобнее поехать. Наверное, сыграем на юниорском Orange Bowl. Но дело в том, что у Юли была травма кисти, она не держала ракетку в руках десять дней, так что будем ещё думать – стоит ехать или нет.

— Тюмень и Турция – это не так далеко, а вот Orange Bowl – это Америка. Есть ли смысл ради одного турнира лететь так далеко или вы планируете ещё там потренироваться?
— Может быть, мы будем делать там предсезонку. Если туда поедем, то сыграем два турнира – юниорский турнир первой категории перед Orange Bowl и сам Orange Bowl. Единственное, это не совсем удобно, поскольку потом всё равно придётся возвращаться в Москву. Я буду раздумывать над этим.

— Насколько тяжело совмещать выступления во взрослом туре и играть юниорские турниры?
— Очень тяжело. К юниорским турнирам мы уже полностью привыкли, знаем примерно, где какие соперники, как лучше поехать, с кем можно будет там потренироваться перед стартом и т.д. А во взрослых турнирах главная сложность заключается в том, что приезжая на соревнование, ты сталкиваешься с тем, что с тобой никто не хочет тренироваться, потому что тебя никто не знает. Все думают – приехала какая-то маленькая девочка, в глаза её никто не видел. Девушки обычно не тренируются с теми, кого не знают. У них на крупных турнирах уже свой сложившийся коллектив, и тренируются они только между собой. Есть, конечно, исключения, но это те, кто лично знает Юлю. В большинстве случаев, с чем мы сейчас столкнулись, сложность заключается в этом. Даже на турнирах, которые проводятся близко от того места, где ты дислоцируешься, ситуация такая же. Приходится везти за собой спарринга, ведь тренироваться со всеми невозможно. Вторая сложность заключается в том, что ты сталкиваешься с совсем другим уровнем и менталитетом. На взрослых соревнованиях выступают уже сложившиеся игроки, которые этим зарабатывают деньги. Они приехали на турнир работать, они выходят на корт и играют, потому что это для них способ заработать деньги. Ни о каком предстартовом мандраже речи уже нет.

Не могу сказать, что уровень этих игроков резко отличается от тех теннисисток, которые стоят наверху в юниорском рейтинге. Конечно, если сравнивать с девушками, которые стоят в топ-70 списка WTA, то разница чувствуется, но у игроков топ-100 или топ-150, в принципе, уровень примерно такой же. Может быть, опыта больше, но по техническому оснащению или тактике я не вижу особой разницы.

— Как Юлина рука себя чувствует? Всё ли сейчас в порядке?
— Трудно сказать, что сейчас с кистью, потому что мы не играли десять дней. Планируем начать играть через два дня. Смогу сказать об этом, только когда она будет тренироваться, то есть на 12-й или 13-й день.

— Расскажите про сотрудничество с Мартиной Хингис в академии Патрика Муратоглу.
— Мы с ней уже тренировались и играли. Ощущения сугубо положительные от общения с ней, потому что в человеке, несмотря на все его достижения, нет никакой заносчивости, она легко идёт на контакт, позитивна во всех отношениях. Не в пример нашим игрокам топ-уровня. Те российские девушки, которые стояли наверху, никогда не поздороваются, лишний раз с ними не поговоришь. С иностранными теннисистками, с которыми мне довелось общаться, всё иначе – это очень позитивные и открытые люди.

Конечно, у неё огромный опыт, в силу своей успешной карьеры. Мартина очень много моментов рассказывает Юле, показывает и объясняет. Все те контакты, которые были у нас с ней на сегодняшний день, мне очень понравились.

— Юле удавалось обыграть Мартину?
— Естественно, она выигрывала. Всё-таки надо сказать, что Мартина профессионально не играет уже несколько лет. Тренируется она достаточно плотно и находится в хорошей физической форме, но это немного другое. Играли с ней мы один раз целый сет. Больше не было времени, ей нужно было куда-то ехать. Юля выиграла – 6:4. Я не могу сказать, что Юля в этот момент играла очень здорово, просто Мартина играла так, как она может на данный момент. Естественно, хорошо, поскольку мастерство, как говорится, не пропьёшь. Со стороны Мартины теннис мне понравился, со стороны Юли не очень. Если теннисистка долгое время не занималась профессионально, то какой бы хорошей она ни была, она теряет в "набитости", в первую очередь.
На данный момент ничего конкретного по поводу Казахстана нет. Переговоры ведутся, и они велись в течение года, ввиду того, что Казахстан выдвинул очень серьёзное предложение в финансовом плане. Они предложили очень хорошую сумму, готовы оплачивать все расходы и оказывать любую помощь, связанную с подготовкой Юли. Мы это предложение рассматриваем, но параллельно я разговаривал непосредственно с ФТР.
Человек совершает те ошибки, которые в нормальном состоянии никогда бы не совершил.

— Прокомментируйте, пожалуйста, высказывания Шамиля Тарпищева о том, что Юля может начать выступать за Казахстан.
— На данный момент ничего конкретного по поводу Казахстана нет. Переговоры ведутся, и они велись в течение года, в виду того, что Казахстан выдвинул очень серьёзное предложение в финансовом плане. Они предложили очень хорошую сумму, готовы оплачивать все расходы и оказывать любую помощь, связанную с подготовкой Юли. Мы это предложение рассматриваем, но параллельно я разговаривал непосредственно с ФТР. Огромного желания, даже при тех деньгах, которые нам предлагает Казахстан, перебегать и играть за другую страну, у меня нет. Именно поэтому я разговаривал с ФТР о том, чтобы, может быть, с их стороны в меньшем объёме выделялась поддержка. Я вёл разговор о сумме в два или даже в два с половиной раза меньшей, чем нам предложил Казахстан.

Дело в том, что в ФТР нам говорят – если вы играете за Россию, то мы оплачиваем вам всё: перелёты, проживание, питание и т.д. То есть, никаких проблем у нас не будет. Однако как только ты начинаешь с этим сталкиваться и даёшь им свой турнирный график, получается всё совсем наоборот. Уговор, который был до этого, резко забывается и начинается следующий разговор: "Ой, вы знаете, на эти турниры мы вам оплатим, а вот на эти мы оплатить не можем. Езжайте за свой счёт". Причём, турниры, которые они готовы оплачивать, намного дешевле по расходам, чем те, которые они оплачивать не хотят.

Когда я приехал в ФТР, то озвучил, что у нас есть серьёзное предложение от Казахстана, и сказал сразу: мне нужно только одно – если вы заинтересованы в Юле, то мы подпишем с вами контракт, но вы обозначьте конкретную сумму, которой сможете нам помогать. Разговоры о пустом никому не нужны. Я попросил обозначить реальную сумму, на которую я могу рассчитывать в годовом процессе. На это мне ответили следующее: "Нет, мы никаких сумм указывать не будем". На этот счёт у них была очень жёсткая позиция. "Если хотите – на словах мы готовы помогать, но в контракте никаких сумм не будет. У России полно талантов, хотите – играйте, хотите – не играйте. Нам абсолютно без разницы".

— То есть вопрос тут чисто материальный? Есть деньги – остаёмся, нет денег – меняем гражданство?
— Я считаю, что менять российское гражданство на гражданство любо другой страны, это серьёзный шаг, который требует больших раздумий. Для меня это очень важно. Я не готов принимать это решение просто так. Должно быть крайне серьёзное предложение со стороны того государства, которое хочет, чтобы Юля играла под их флагом. Для меня патриотизм не пустой звук, я сам бывший спортсмен. Это должен быть крайне обоснованный поступок. Здесь не всё так просто.

— То есть, предложение от Казахстана не настолько серьёзно, чтобы вас оно сразу же заинтересовало, верно?
— Оно достаточно серьёзное, но речь, конечно же, идёт не о миллионе долларов. Сумма действительно солидная, просто есть много нюансов, которые в одночасье не решить. Это очень непростой процесс.

— Вы общались на эту тему с Ярославой Шведовой, Галиной Воскобоевой или другими ребятами и девушками, которые также стали выступать за Казахстан?
— Да, я общался с Ярославой. Это было в самом начале прошлого или позапрошлого года, не помню точно. Я тогда только узнал о том, что такое возможно. Она мне рассказала кое-какие нюансы, и отзывалась очень положительно обо всех моментах. Однако у неё совершенно другая ситуация. Перед Ярославой стоял вопрос – играть или не играть. Те деньги, которые ей выделял Казахстан, для неё были очень серьёзной подпиткой, чтобы она помогла ей продолжать карьеру. У меня немножко другая ситуация в денежном плане на данный момент. Глобально мы не нуждаемся в том, чтобы была какая-то подпитка со стороны. Мы сможем пережить без этого. Но если кто-то готов тебе помогать и платить деньги за то, что ты будешь выступать за эту страну, то почему бы и нет? Теннис – очень недешёвое занятие.

Знаете, только в последнее время ФТР начало хоть как-то помогать нам. Да, помощь есть, это правда. Но всё остальное время я сам находил средства на то, чтобы Юля могла продолжать свою карьеру. Единственный человек, который всегда в неё верил и постоянно нас поддерживал – это [главный тренер и начальник команды ЦСКА по теннису] Алексей Жук. За это я всегда ему буду благодарен.

Знаете, только в последнее время ФТР начало хоть как-то помогать нам. Да, помощь есть, это правда. Но всё остальное время я сам находил средства на то, чтобы Юля могла продолжать свою карьеру. Единственный человек, который всегда в неё верил и постоянно нас поддерживал – это Алексей Жук. За это я всегда ему буду благодарен.
— Какие цели ставите перед собой на сезон-2012?
— Если говорить об этом сезоне, то я никак не ожидал, что сыграв такое минимальное количество турниров, которое сыграла Юля, с таким высоким коэффициентом, она сможет войти в топ-230 или 240. Для меня уже этот результат – очень серьёзный момент. Этого прогресса она добилась огромным трудом. Многие люди, которые в интернете комментируют разные ситуации из жизни теннисистов, они себе не представляют, чего это на самом деле стоит. Никто не знает, сколько она отдаёт сил и энергии, сколько пашет на тренировках. Добиться таких результатов в наше время – это огромный труд. Речь даже не о том времени, когда выступала, скажем, Мартина Хингис. Сейчас это сделать намного сложнее, потому что теннис ушёл вперёд очень далеко. Сама Мартина это отмечает. Теннис стал более скоростным и быстрым, конкуренция возросла в разы.

Если говорить о следующем годе, то, конечно, мы хотели бы, чтобы Юля попала в топ-100. Очень сложно сейчас говорить об этом, поскольку нужно очень здорово сделать старт сезона. Для этого необходимо разработать наиболее правильный календарь. Даже сейчас, в концовке года, я думаю, что мы составили не самый удачный календарь. Последние три турнира были неправильно спланированы. Самое главное для того, чтобы подняться в рейтинге WTA, это составить правильный календарь. Если он будет составлен правильно, если не будет никаких травм, то по своему потенциалу она сможет войти в топ-100 в следующем году. Ну и, естественно, в следующем сезоне Юля может играть большее количество турниров – не 12, как в этом году, а уже 16. Это огромная разница. Я в неё верю, она человек абсолютно не ленивый. Она на 100 % сфокусирована на теннисе и результате. А в техническом плане Юля оснащена достаточно хорошо.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →