Елена Янкович
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Роман Семёнов

Янкович: на корте руководствуюсь инстинктами

Одержав победу над австралийкой Самантой Стосур, экс-первая ракетка мира Елена Янкович вышла в полуфинал турнира в Дубае, где сразится с Агнешкой Радваньской.
24 февраля 2012, пятница. 12:00. Теннис
Экс-первая ракетка мира Елена Янкович в четвертьфинале представительного турнира в Дубай одержала уверенную победу над Самантой Стосур из Австралии – 6:4, 6:2 и впервые в сезоне добралась до стадии полуфинала. На послематчевой пресс-конференции сербка поделилась ощущениями от встречи и своей игры, а также порассуждала о значении роли тренера в женском теннисе.

Если вы обладаете хорошей подачей, это сильно облегчает вам жизнь и позволяет увереннее чувствовать себя в игре. Мне кажется, что в последнее время я стала подавать намного лучше, и это непременно сказывается. Это здорово, и я надеюсь продолжать свои улучшения.
— Елена, сегодня у вас всё получалось, вы чувствовали себя на корте вполне комфортно, не так ли?
— Да, это так. Мне кажется, что я сломила её в первом сете. Я всё время держала свою подачу, а потом во второй партии пару раз взяла её геймы. Она играла действительно хорошо и пыталась в какой-то момент отыграться. Была близка к этому, но я сумела дожать. Я думаю, что ключом к победе в этом матче стал мой приём. У Саманты одна из лучших, если не лучшая, подача в женском теннисе. Её всегда принимать крайне непросто. Именно поэтому я старалась быть сосредоточенной и как можно больше мячей класть в корт. После того как мне удавалось принять её подачу, я чувствовала себя комфортно. Она любит подавать, а затем добивать мяч с форхенда. В этот раз я не дала ей возможности делать это. Наверное, своей игрой я сломала её привычный ритм. Большую часть матча я контролировала ситуацию на корте. В общем, я довольна этой победой. С Самантой никогда не бывает легко, у нас обычно получаются упорные поединки. В прошлом году мне удалось выиграть лишь со счётом 7:6 в третьей партии. И да, я счастлива, что вышла в полуфинал.

— Вы пытались диктовать условия на корте чуть больше обычного, верно?
— Да, я пытаюсь играть более агрессивно и использовать свои лучшие удары по максимуму. Я работала над тем, чтобы улучшить свою подачу и сделать её более стабильной. И вы знаете, это помогает мне брать больше лёгких мячей. Если вы обладаете хорошей подачей, это сильно облегчает вам жизнь и позволяет увереннее чувствовать себя в игре. Мне кажется, что в последнее время я стала подавать намного лучше, и это непременно сказывается. Это здорово, и я надеюсь продолжать свои улучшения.

— Как складываются ваши дела с новым тренером?
— Да, у меня теперь новая команда, и мы работаем над определёнными моментами. В межсезонье мы работали над некоторыми вещами, но самое главное, что когда начинаешь год, надо постараться удачно применить эти изменения на практике. В то же время вы должны постараться действовать уверенно, так что тут нужно найти "золотую середину".

— Где вы познакомились с этим парнем и где проводили межсезонье?
— Я работала в США.

— В Брэдэнтоне?
— Немного в Калифорнии, немного в Лас-Вегасе.

— Так как вы узнали этого парня?
— Просто начала работать с ним и другими людьми, и вы знаете, я стала чувствовать себя комфортно. Можно много раздумывать над чем-то, но нужно попробовать, и тогда вы всё точно поймёте.

— Вы были знакомы раньше?
— Не совсем.

— Потому что он действительно не работал до этого в теннисе…
— Мне его порекомендовали, и я посмотрела на него. Топ-игроки обычно не работают с молодыми парнями, а он ещё достаточно молод. Чаще всего они сотрудничают с опытными наставниками, которые уже многое повидали в туре. Он мой новый тренер, и он молод, однако у него есть другие качества, кроме опыта. Посмотрим, что из этого выйдет. Трудно предугадать будущее.

— Ваш новый агент порекомендовал вам его?
— У меня сейчас нет агента, так что…

— Как думаете, на каком-то этапе карьеры вы можете работать без тренера?
— Да, я реально так начала думать в один момент. Понимаете, я всё время работала с кем-то, и мы постоянно находились вместе, так что в один момент я поняла, что зависима от него, он полностью контролирует мою тактику и удары. Потом всё пошло не так, и я не узнавала себя. Я перестала контролировать свои навыки, потеряла ту способность выигрывать матчи, которой всегда обладала.

Я одна из тех теннисисток, которые руководствуются инстинктами. Мне на корте нужно делать только то, что я чувствую правильным, а не полагаться на советы тренера. Не использую возможность вызова тренера на корт. Я должна принимать решения сама, опираться на свой опыт и идеи. Я просто постаралась вернуться к старой себе, и это принесло мне успех.

— Зачем тогда вам вообще нужен тренер?
— Нет, иметь тренера это здорово. Вы должны найти человека, с которым будете выполнять определённую работу на корте, причём делать это хорошо. Моя цель – стать лучше как теннисистка, совершенствоваться. Если тренер способен мне в этом помочь – это прекрасно. Однако если это не получается и вы не двигаетесь вперёд, тогда нет смысла держать кого-то. Кроме того, между вами должна произойти определённая химия, вам должно быть комфортно, поскольку вы будете много времени проводить вместе.

Я одна из тех теннисисток, которые руководствуются инстинктами. Мне на корте нужно делать только то, что я чувствую правильным, а не полагаться на советы тренера. Я не использую возможность вызова тренера на корт. Я должна принимать решения сама, опираться на свой опыт и идеи.
— Как думаете, в женском теннисе многие игроки зависят от своих тренеров? Некоторые теннисистки, когда у них что-то не получается в матче, смотрят на своих наставников с вопрошающим взглядом…
— Да, я думаю, что в женском теннисе очень много игроков, которые полностью полагаются на тренеров и своё окружение. Мужчины не могут вызывать наставника на корт. Мне кажется, они сильнее сосредоточены в себе и реже смотрят в ложу игрока, чем женщины.

Да, я действительно смотрю на свою команду периодически, но я не жду, что с неба свалится чудо. На корте происходит битва между мной и соперником, и я сама должна найти способ её выиграть. Ваш тренер или родитель не может взять ракетку в руки и сделать дело за вас. Вам всё равно самим придётся выполнять удары и продумывать, что нужно делать дальше. Тем не менее все люди разные, у каждого свои методы. Что касается меня, то я предпочитаю на корте быть самой собой и даже немного изолироваться от всего окружающего. Я стараюсь сосредоточиться только на своей игре и не замечаю, что происходит вокруг.

— В АТР-туре и на турнирах серии "Большого шлема" нельзя вызывать тренера на корт. Всё же теннис – это индивидуальный вид спорта, не так ли?
— Да, я с вами согласна. Однако в женском теннисе игроки имеют право позвать своего наставника на корт. Кто-то этим пользуется, кто-то нет, но если такое правило существует и кто-то хочет им воспользоваться, то почему бы и нет? Лично я этого не делаю и стараюсь сама найти ключ к победе.

— Ваша мама постоянно путешествует вместе с вами и наблюдает за вашими играми с трибун.
— Да, но она моя мама. Просто мама. Она никогда не говорит мне, как надо играть. Она поддерживает меня в том, что я делаю, помогает мне между матчами. Знаете, хорошо иметь рядом маму.

Она всегда рядом и поддерживает меня. Мама знает меня лучше, чем кто бы то ни был. Ни один тренер не сможет меня так хорошо понимать, как она. Это реальность. Она настолько хорошо меня знает, что может просто взглянуть на лицо или следить за языком тела, чтобы понять всё то, что находится у меня внутри. Она играет огромную роль в моей жизни. Однако когда дело доходит до тенниса, то она всё делает правильно. Она полностью предоставляет меня тренеру. Действительно, ведь это его работа, он должен помогать мне.
Источник: WTA Сообщить об ошибке
Всего голосов: 5
24 марта 2017, пятница
23 марта 2017, четверг
22 марта 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Какое поражение Роджера Федерера, на ваш взгляд, самое неожиданное в карьере?
Архив →