Новак Джокович
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Артём Тайманов

Н. Джокович: играть проще, чем переживать за брата

На пресс-конференции в Дубае Новак Джокович рассказал о своём стартовом матче, о том, как болел за брата, о его потенциале, о защите прошлогодних результатов и о многом другом.
28 февраля 2012, вторник. 11:46. Теннис
Новак Джокович пытается в рекордный четвёртый раз подряд победить на турнире в Дубае. Текущий рекорд – три победы подряд – он делит с Роджером Федерером, выигрывавшем здесь с 2003 по 2005 годы. Серб начал турнир с уверенной победы над Седриком-Марселем Штебе – 6:4, 6:2. Перед началом пресс-конференции Новак решил порадовать девушек-журналисток своим обнажённым торсом, а затем, надев футболку обратно, начал достаточно серьёзно отвечать на вопросы представителей прессы, среди которых был и специальный корреспондент «Чемпионат.com».
Думаю, я сыграл достаточно хорошо. В важные моменты мне помогала подача, и в целом я провёл неплохой матч. Но при этом он мог повернуться в другую сторону, потому что Штебе хорошо атаковал, агрессивно действовал на задней линии. Он ещё молод, и у него мало опыта игры на таком уровне, но он явно вышел с настроем на победу и не обращал внимания на отвлекающие факторы. И это правильно.

— Новак, как можете оценить свой первый матч на турнире?
— Думаю, я сыграл достаточно хорошо. В важные моменты мне помогала подача, и в целом я провёл неплохой матч. Но при этом он мог повернуться в другую сторону, потому что Штебе хорошо атаковал, агрессивно действовал на задней линии. Он ещё молод, и у него мало опыта игры на таком уровне, но он явно вышел с настроем на победу и не обращал внимания на отвлекающие факторы. И это правильно.

— Что было проще – играть самому или сидеть на трибуне и наблюдать за матчем своего брата?
— Играть было проще (улыбается). Сидеть на трибуне и переживать было непривычно – я не слишком часто делаю это. Я рад, что Марко получил возможность сыграть на этом турнире, и благодарен организаторам за предоставленную ему wild card. Он делал всё, что мог, пытался победить, но, конечно, он ещё не находится на достаточно высоком для победы уровне. Впрочем, этот опыт ему пригодится — особенно с учётом того, что из-за травм и операции на запястье он пропустил целый год. Кроме того, он испытывает дополнительное давление из-за того, что носит фамилию Джокович. В его возрасте было бы лучше обойтись без такого давления, но здесь ничего не поделаешь. Можно сказать, что это его ноша, его бремя. Он хочет преуспеть в теннисе, как и наш младший брат, 16-летний Джордже. Надеюсь, им обоим удастся заиграть на высоком уровне.

— Вы что-то подсказывали Марко во время игры?
— Нет, этого я не делал, потому что мог быть оштрафован. Знаете, это было бы забавно – получить штраф за подсказки (улыбается). Но, разумеется, я много разговариваю с ним. Он мой младший брат, так что я стараюсь во всём помогать ему, давать советы на различные темы, особенно те, что касаются тенниса. Я пытаюсь сделать его жизнь немного проще и задать ему правильное направление движения. Повторюсь – ему тяжело, потому что на протяжении всей карьеры, начиная с юниорского возраста, его сравнивали со мной, с моими результатами с аналогичном возрасте. Надеюсь, он сумеет справиться с психологическим прессом и сфокусироваться на собственной карьере, и тогда его результаты должны пойти вверх. Безусловно, у него есть потенциал, это, можно сказать, в крови.

— Возвращаясь к вашему матчу со Штебе – первый сет дался вам не очень легко, верно?
— Да, но, честно говоря, я доволен. На протяжении матча у меня практически не было спадов, я держал хороший уровень игры. Он заставлял меня действовать на высоком уровне, вкладывался в удары, пробивал навылет – здесь нужно отдать ему должное. Я же не допускал слишком большое количество невынужденных ошибок, в нужные моменты мне помогала подача. Словом, это был хороший матч после четырёхнедельного перерыва.
Марко испытывает дополнительное давление из-за того, что носит фамилию Джокович. В его возрасте было бы лучше обойтись без такого давления, но здесь ничего не поделаешь. Можно сказать, что это его ноша, его бремя. Он хочет преуспеть в теннисе, как и наш младший брат, 16-летний Джордже. Надеюсь, им обоим удастся заиграть на высоком уровне.


— Новак, вы не задумываетесь о том, что вплоть до начала июня, по сути, не сможете добиться большего, чем в прошлом году?
— Разумеется, люди говорят на эту тему, это ожидаемо. Но сам я, честно говоря, не сравниваю какие-либо сезоны между собой – в частности, сезон-2011 и сезон-2012. Ни один год не похож на другой. Я стараюсь не думать об этом слишком много, чтобы оградить себя от лишнего давления, которое, безусловно, присутствует. Кто-то ожидает от меня как от первой ракетки мира побед во всех или почти во всех матчах. Что касается предыдущего года, то он, конечно, был очень тяжёлым. Повторить все его достижения будет очень, очень сложно. Я пытаюсь не думать о том, сколько мне нужно защищать, а просто выходить на корт и играть в свой теннис.

— Вы добились такого настроя с помощью психолога?
— Честно говоря, у меня нет психолога и никогда не было. Рядом со мной всегда есть люди, которым я доверяю и с которыми могу поговорить, обсудить проблемы. К счастью для меня, они по-настоящему любят меня и желают только добра. Они помогают мне задумываться о различных вещах, и я полагаюсь на их советы.

— Новак, в начале года вы встретились с Марадоной, верно?
— Да.

— Вы ещё не созванивались с ним по прилёту сюда? Планируете ли вы встретиться с ним?
— Да, я хочу встретиться с ним. Безусловно, для этого нам обоим нужно найти свободное время; скорее всего, я позвоню ему завтра. Что касается нашей первой встречи, то это было здорово. Мы играли в теннис, в футбол, в теннис, в футбол… Он обыграл моего брата и его тренера в футбол (улыбается). Но, в конце концов, у него было большое преимущество, ведь он был лучшим футболистом в мире.

— Новак, наверняка сейчас, выходя на корт, вы чувствуете себя совсем иначе, нежели год – полтора назад. Если это так, скажите, вам нравятся нынешние ощущения во время игры?
— Конечно, они мне нравятся. Я очень доволен тем, что занимаю первую позицию в рейтинг-листе, и тем, чего добился за последнее время.
У меня нет психолога и никогда не было. Рядом со мной всегда есть люди, которым я доверяю и с которыми могу поговорить, обсудить проблемы. К счастью для меня, они по-настоящему любят меня и желают только добра. Они помогают мне задумываться о различных вещах, и я полагаюсь на их советы.
И я знаю, что все эти результаты заслуженны – я упорно трудился с четырёхлетнего возраста, чтобы достичь всего этого, был предан теннису. Разумеется, здорово быть лучшим в мире в том, чем ты занимаешься, выходить на корт и видеть полные трибуны, чувствовать их поддержку.

— Новак, вы в основном рассказывали о Марко Джоковиче и лишь вскользь упомянули Джордже. Ему, должно быть, ещё тяжелее оправдывать ожидания – с учётом того, что сейчас ему всего 16 лет, то есть он находится в более восприимчивом к внешним факторам возрасте?
— Пока что они оба ещё не повзрослели – а ведь повышенное внимание и давление, пусть и не настолько сильные, как сейчас, они испытывали уже пять лет назад, когда Джордже было 11 лет, а Марко – 15. Тогда я впервые вошёл в топ-10, и они стали пользоваться повышенным вниманием в Сербии, где проводили большую часть своего времени. При этом Джордже был, по сути, ребёнком, Марко – подростком, и им было нелегко привыкнуть к тому, что за их тренировками зачем-то постоянно наблюдает около десятка людей. Они вынуждены нести этот груз на своих плечах. Но ведь у всех людей своя жизнь, свой путь, и каждый проходит его по-своему. Сейчас, конечно, Джордже и Марко уже более-менее привыкли к такому вниманию. Кроме того, они стали проводить больше времени вне Сербии, что даёт им дополнительную свободу и помогает развиваться, улучшать свою игру.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 6
30 марта 2017, четверг
29 марта 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Какое поражение Роджера Федерера, на ваш взгляд, самое неожиданное в карьере?
Архив →