Джокович: у нас с Марреем отличное противостояние
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Артём Тайманов

Джокович: у нас с Марреем отличное противостояние

Новак Джокович рассказал об истории взаимоотношений с Типсаревичем, об ожиданиях от полуфинального матча с Марреем, о покрытии в Дубае и организации этого турнира, о своей мотивации и о многом другом.
2 марта 2012, пятница. 10:34. Теннис
Серб Новак Джокович, что вполне логично, после победы в четвертьфинале над Янко Типсаревичем пришёл на пресс-конференцию в хорошем настроении. Он рассказал журналистам, среди которых был и представитель "Чемпионат.com", об истории теннисных взаимоотношений со своим соотечественником, об ожиданиях от полуфинального матча с Энди Марреем, о покрытии в Дубае и организации этого турнира, а также о своей мотивации и о многом другом.
Думаю, мне удалось хорошо начать сегодняшний матч, а у Янко достаточно плохо шла первая подача. Но во втором сете ему удалось улучшить и процент попадания, и скорость подачи, и он был очень близок к тому, чтобы взять партию. Кто знает, куда в таком случае повернулся бы матч — но, к счастью, мне удалось добиться победы в двух сетах. Можно сказать, что мне немного повезло.

— Новак, должно быть, вам пришлось нелегко в матче с Типсаревичем?
— Играть с Янко почти всегда непросто. Мы провели лишь несколько официальных матчей, но при этом тысячу раз тренировались вместе. Он старше меня на несколько лет, но мы вместе росли, много раз играли в Кубке Дэвиса, наблюдали за прогрессом друг друга. Думаю, мне удалось хорошо начать сегодняшний матч, а у Янко достаточно плохо шла первая подача. Но во втором сете ему удалось улучшить и процент попадания, и скорость подачи, и он был очень близок к тому, чтобы взять партию. Кто знает, куда в таком случае повернулся бы матч – но, к счастью, мне удалось добиться победы в двух сетах. Можно сказать, что мне немного повезло.

— Сколько лет вам было, когда вы впервые встретились?
— Если не ошибаюсь, он был лучшим юниором во всех возрастных категориях – до 12, до 14, до 16, до 18 лет. Мои родители решили переехать в соседний город, в котором он жил, а затем наши отцы договорились о товарищеском матче между нами. Ему было 14, а мне – 10 или 11. Мы сыграли всего один сет, но тогда я был слишком слаб по сравнению с Янко. Не уверен, что выиграл хотя бы один гейм (улыбается).

— Когда соотношение сил изменилось в вашу сторону?
— Я стал сильнее (закатывает рукав и показывает бицепс под смех в зале. — Прим. "Чемпионат.com"). Понимаете, когда я был юниором, мы не проводили официальных матчей друг с другом, только тренировались вместе. Потом он быстро прорвался сначала во вторую сотню мирового рейтинг-листа, а затем и в первую, когда ему было всего 17-18 лет. Для меня же этот путь оказался более длинным. Словом, сложно ответить на этот вопрос.

— В полуфинале вам предстоит сыграть с Энди Марреем. Можно сказать, что вы с нетерпением ждёте каждого матча с ним и с другими топ-игроками?
— Любая встреча с игроком из топ-4 – серьёзный вызов. К тому же относительно недавно мы провели сумасшедший матч на Australian Open, который длился почти пять часов. Он уже давно доказал всем, что является одним из сильнейших игроков мира, и я считаю его одним из наиболее талантливых теннисистов. Он одинаково здорово умеет играть как в защите, так и в атаке. Отличная подача, уверенные удары с обеих рук…
В его игре нет явных слабостей. В чём-то она похожа на мою – мы оба классно действуем на приёме, и бывает, что свой гейм для нас взять тяжелее, чем гейм на подаче соперника. Уверен, что это будет очень интересный матч. Вне зависимости от того, где мы встречаемся – на турнире "Большого шлема", "Мастерсе", на турнирах категории "500" или "250", я всегда с нетерпением жду нашей встречи – как, наверное, и он. Считаю, что у нас с ним развивается отличное противостояние.

— Вы видели матчи Энди на этой неделе?
— Я чуть-чуть видел его игру сегодня (с Томашем Бердыхом. — Прим. "Чемпионат.com"). Было заметно, что он хорошо чувствует мяч. Впрочем, здесь нет ничего удивительного – он играет на высоком уровне на протяжении практически всего сезона, не позволяя себе серьёзных спадов и провалов, как и все теннисисты топ-4.

— Быстрое покрытие в Дубае вам подходит?
— Сложно сказать. Разумеется, в последние годы я очень успешно выступал в Дубае, трижды подряд победил здесь. В целом я предпочитаю несколько более медленное покрытие, но такой вариант мне тоже нравится – вынуждает меня играть более агрессивно, действовать в атакующем ключе, вкладываться в подачу. Это хорошо для моей игры. С Энди же мы никогда не играли в Дубае, так что посмотрим, как сложится матч.

— Во втором сете сегодняшнего матча Янко был близок к успеху, но в нужные моменты вам здорово помогала подача. Можно сказать, что именно этот элемент стал у вас намного лучше по сравнению с двух-трёхлетней давностью?
— Если брать все элементы игры, то, пожалуй, подачу я действительно улучшил сильнее всего. У меня была хорошая подача в 2007 и 2008 годах, но в 2009-м я, видимо, сыграл слишком много матчей, устал и перегрузил плечо. В результате я зачем-то изменил движения при подаче, и затем потратил около полугода на то, чтобы вернуться к старому, более эффективному варианту.

— В начале прошлого года вы были третьей ракеткой мира, с титулом на турнире "Большого шлема" за плечами и со множеством побед на менее крупных соревнованиях. Словом, никто не мог назвать вашу карьеру неудачной – но после этого вы совершили прорыв на новый уровень. Вы хотели добиться большего и сделали это. Скажите, откуда берётся этот драйв, эта жажда побед? Это природный дар или нечто приобретённое?
— По сути, почти у всех спортсменов из Сербии, у всех теннисистов есть голод побед. Мы хотим преуспеть в спорте, хотим выжать из себя всё, что возможно. Все мы мечтали быть лучшими в том, чем занимаемся. Даже выиграв турнир "Большого шлема" и поднявшись в рейтинг-листе на третью, на вторую строчку, я не был полностью удовлетворён – хотя это уже были очень хорошие достижения.
Любая встреча с игроком из топ-4 — серьёзный вызов. К тому же относительно недавно мы провели сумасшедший матч на Australian Open, который длился почти пять часов. Он уже давно доказал всем, что является одним из сильнейших игроков мира, и я считаю его одним из наиболее талантливых теннисистов.
Мне хотелось большего, это было необходимо для меня. Я хотел добиться цели всей своей жизни – выиграть Уимблдон. Я хотел завоевать как можно больше титулов на турнирах "Большого шлема", чтобы доказать всем, а прежде всего самому себе, что я могу быть лучшим, что я способен на это.

— Дубай в восьмой раз за последние девять лет был признан лучшим турниром в категории "500" по итогам голосования игроков. Вы голосовали за него?
— Я не могу сказать вам, это секретная информация (смех в зале). Я буду оштрафован, если озвучу её. Ладно-ладно, я шучу. Да, я голосовал за Дубай и постоянно делаю это на протяжении нескольких последних лет. Считаю, что организаторы турнира проделывают отличную работу, в частности выполняют все пожелания игроков – особенно топ-игроков, позволяют нам останавливаться в лучших гостиницах мира. Кроме того, здесь отличная территория рядом с теннисными кортами, и с каждым годом турнир посещает всё больше и больше зрителей. Словом, всё здорово.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 8
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →