Роджер Федерер
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Артём Тайманов

Федерер: уверенность в себе – незаменимая вещь

На пресс-конференции после победы на турнире в Дубае Роджер Федерер рассказал о ходе финала, о соперничестве с Энди Марреем, об игре с Рафаэлем Надалем на поле "Реала" и об основных целях на сезон.
4 марта 2012, воскресенье. 12:00. Теннис
Швейцарец Роджер Федерер на пресс-конференции, которую посетил и корреспондент "Чемпионат.com", рассказал о своём пятом титуле на турнире в Дубае. Он разложил по полочкам встречу с Энди Марреем, обозначил цели на сезон, заявил, что ещё окончательно не отказывался играть с Рафаэлем Надалем на "Сантьяго Бернабеу", а также поведал об изменениях в своей игре за последние 10 лет.

Просто я сумел заработать чуть больше шансов, чуть больше брейк-пойнтов, чем Энди, и лучше использовать их. Сегодня я очень хорошо себя чувствовал. Я был спокоен, знал, чего я хочу. Я сумел воспользоваться преимуществами, которое даёт покрытие, что не удалось мне в прошлогоднем финале. Это тоже было важно. Пожалуй, Энди сегодня не удалось подавать на максимально возможном уровне, но, возможно, это было связано с тем, что я здорово действовал на приёме.
— Роджер, что решило судьбу сегодняшнего матча?
— Несколько ключевых розыгрышей, как мне кажется. У него были шансы в первом сете. Я чувствовал, что если бы он сделал брейк, то мне, вероятно, не удалось бы отыграться – даже несмотря на наличие у меня некоторых шансов на приёме, вроде счёта 30:30. Я мог воспользоваться тем, что он подавал со второго мяча, и заработать брейк-пойнт. В любом случае оба сета нашего поединка получились весьма упорными. Просто я сумел заработать чуть больше шансов, чуть больше брейк-пойнтов, чем Энди, и лучше использовать их. Сегодня я очень хорошо себя чувствовал. Я был спокоен, знал, чего я хочу. Я сумел воспользоваться преимуществами, которое даёт покрытие, что не удалось мне в прошлогоднем финале. Это тоже было важно. Пожалуй, Энди сегодня не удалось подавать на максимально возможном уровне, но, вероятно, это было связано с тем, что я здорово действовал на приёме. Точно не знаю. Думаю, в целом я очень хорошо подавал на протяжении всей этой недели. У меня почти не было провалов, я лишь однажды проиграл свой гейм – как раз сегодня. Энди очень цепко провёл его, максимально осложнил мне задачу и заслужил брейк.

— Вы не занервничали, когда Энди сравнял счёт во втором сете?
— Думаю, в большинстве случаев это произошло бы, но сегодня я почему-то был спокоен. Возможно, я просто сумел настроить себя на то, что Энди, отлично играющий на приёме, сделает как минимум один брейк – так что не могу сказать, что это стало неожиданностью. Я спокойно отнёсся к его брейку, подумав – во всяком случае, до того я был впереди, так что сейчас он всего лишь сравнял счёт. А потом мне удалось взять его подачу при счёте 4:4 и завершить игру отличным ударом с форхенда на матчболе. Это здорово.

— Тот факт, что вы выиграли пять из семи последних турниров ATP, должно быть, придаёт вам серьёзный заряд уверенности в себе?
— Безусловно, и это здорово. Уверенность в себе – незаменимая вещь. Здесь я показал теннис высокого уровня. Конечно, я хорошо использовал свои шансы, брейк-пойнты, но дело не только в этом, но и в том, что мне удалось сыграть на высоком уровне. В Роттердаме я тоже играл хорошо, но там у меня был очень тяжёлый матч с Давыденко. Всё решилось лишь в концовке третьего сета, когда я сумел сделать брейк при 4:4, а до того он вёл со счётом 6:3, 3:1. Кто знает, как бы сложился для меня дубайский турнир, если бы тогда я не обыграл Давыденко. И, конечно, концовка прошлого года получилась для меня просто невероятной. Однако все те турниры, как и Роттердам, проводились в зале, так что я очень рад, что сейчас сумел выиграть соревнование на открытом воздухе. Надеюсь, что смогу сохранить свои нынешние ощущения, эту уверенность в себе и на турнирах в Индиан-Уэллсе и Майами. Выиграть Дубай было непросто, сюда приехали восемь теннисистов из первой десятки – а я сумел не проиграть ни единого сета. Я очень, очень рад, что смог так хорошо выступить здесь.

— Что было главным для вас в этот период, в эти месяцы?
— Безусловно, очень важно то, что мне удалось обойтись без травм, потому что у меня был плотный соревновательный график. Я сыграл действительно много турниров за это время. Думаю, те шесть недель отдыха, которые я позволил себе после US Open и плей-офф Кубка Дэвиса, были необходимы для меня, так что это было правильным решением. Конечно, мне жаль, что из-за этого я пропустил "Мастерс" в Шанхае, ведь это отличный турнир. Но со стратегической точки зрения это решение было правильным. Помимо победных турниров, я хорошо сыграл в Австралии. Неудачным получился лишь Кубок Дэвиса.
На всех остальных соревнованиях я был уверен в себе, сконцентрирован, играл агрессивно. Я не сомневался в том, что могу побеждать. Кроме того, по сравнению с серединой прошлого сезона я гораздо лучше действовал в обороне, находил удачные ответы на большинство атакующих ударов соперников. Думаю, я начал двигаться к этому с "Ролан Гаррос"-2011. Несмотря на то что и там, и на Уимблдоне я проиграл, я чувствовал, что мой теннис улучшается. Это доказывало, что я двигаюсь в правильном направлении – так что мне оставалось лишь продолжать это движение.

— Количество турниров, на которых вы семь раз играли в финале, не столь велико. Что это значит для вас?
— Это здорово. Конечно, чем больше вы играете на турнире, тем больше шансов у вас есть на то, чтобы проявить себя там. Помню, что в первый раз я не слишком удачно выступил в Дубае, проиграв Райнеру Шюттлеру во втором круге в 2002 году. Тогда меня критиковали за то, что я не показал свой лучший теннис. Мне задавали не самые приятные вопросы. Тогда я начал торопиться на быстром корте, и, возможно, это создало впечатление, что я не хочу победить, что матч мне неинтересен. Но Райнер тогда просто сыграл лучше. Безусловно, я был очень рад вернуться сюда на следующий год и победить, а затем выиграть ещё четыре раза, включая нынешний. Конечно, Дубай занимает особенное место в моём сердце – я имею в виду турнир.

— Очевидно, что вы способны играть в различных стилях — и в оборонительном, и в атакующем. Чувствуете ли вы, что в последние годы стали более атакующим игроком, и что это помогает вам?
— Ну, если вспомнить мой матч с Сампрасом на Уимблдоне-2001, то там я постоянно шёл к сетке после подачи. Так что определённо тогда я действовал агрессивнее. Во-первых, я был моложе, во-вторых, я не верил в то, что смогу переиграть Агасси, Феррера, Налбандяна и других теннисистов такого типа на задней линии. Для того чтобы стать первым в мире, мне пришлось серьёзно улучшить свою игру на задней линии. Потом какое-то время я не мог поверить, что действительно способен так хорошо играть на бейзлайне. Но постепенно я привык к этому. А потом я начал добавлять что-то к своей игре на задней линии, в частности, действовать чуть более агрессивно. Я знал, что сегодня против Энди мне нужно много атаковать. Но здесь главное – не переборщить. Думаю, сегодня мне удалось найти нужный баланс.

— Говорят, вчера вы отказались играть выставочный матч с Рафой Надалем в Испании в июле. В чём были причины?
— Нет, я не отказывался. Не нужно переиначивать мои слова. Я не говорю, что именно вы делаете это, но не хочу, чтобы мои слова были неверно восприняты в Испании. Сама идея мне очень понравилась, но, к сожалению, я не могу сыграть в предложенные даты. Согласовать день проведения подобных матчей вообще непросто. Не знаю, что будет дальше. Возможно, мы всё-таки сыграем. Возможно, Рафа сыграет с кем-то другим. Понимаете, у меня плотный график, а они хотели провести матч между Уимблдоном и Олимпийскими играми. Я сказал, что в это время найти подходящий день тяжело, а те даты, которые были предложены, меня не устроили. Думаю, через несколько дней мы примем окончательное решение относительно того, будем играть или нет.

Пока что я собираюсь насладиться матчем в "Мэдисон Сквер Гарден", а затем хорошо сыграть в Индиан-Уэллсе и Майами. Потом предстоит переход на грунт, возвращение в Европу, всё такое. Далее, безусловно, начнётся очень тяжёлый, интенсивный отрезок сезона — "Ролан Гаррос", Уимблдон, Олимпийские Игры, US Open. Там будет разыгрываться много очков; кроме того, все эти турниры очень престижны. Так что мне необходимо будет показать максимум своих возможностей в этот период.
— Мог бы этот титул стать "слаще", если бы в финале вы обыграли не Маррея, а Джоковича?
— Нет, нет. Всё отлично, просто замечательно. Во-первых, любой титул хорош. Во-вторых, Маррей ведёт у меня по личным встречам – в отличие от Джоковича. Так что играть с Энди мне раньше было тяжелее, чем с Новаком. Не хочу сказать, что эта победа жизненно важна для меня, но, конечно, я очень рад, что мне удалось выиграть. Я не побеждал здесь уже пять лет. В теннисе главное – обыграть того, кто стоит по другую сторону сетки. В полуфинале Маррей сыграл намного лучше Новака, так что мне противостоял объективно сильнейший теннисист из верхней половины сетки – на данный момент.

— Что вы можете сказать об атмосфере на сегодняшнем матче?
— Это было нечто особенное. Зрители "пускали волну", а при счёте 4:4 во втором сете начали скандировать и даже распевать моё имя. Наверняка кто-то скандировал и имя Энди, но слышать, как люди по всему стадиону кричат моё имя, было замечательно. От этого у меня побежали мурашки по коже. Это мотивирует на то, чтобы играть на максимуме возможного. В том числе благодаря такой поддержке я здорово действовал на протяжении всей недели – и особенно в финале. Это помогает верить в себя, в то, что любой удар может пройти – и, действительно, рискованные удары попадают в цель. Словом, это была отличная неделя. А теперь мне предстоит отправиться в "Мэдисон Сквер Гарден", где я сыграю с Роддиком. Я улетаю этой ночью, через несколько часов (пресс-конференция проходила вечером, спустя некоторое время после окончания финала. – Прим. авт.), а играю уже в понедельник. Словом, мне предстоит многое сделать в ближайшее время, но, когда завоёвываешь титулы, это становится значительно проще.

— Турниры "Большого шлема", Олимпийские игры – что будет вашей основной целью в этом году?
— Пока что я собираюсь насладиться матчем в "Мэдисон Сквер Гарден", а затем хорошо сыграть в Индиан-Уэллсе и Майами. Потом предстоит переход на грунт, возвращение в Европу, всё такое. Далее, безусловно, начнётся очень тяжёлый, интенсивный отрезок сезона — "Ролан Гаррос", Уимблдон, Олимпийские игры, US Open. Там будет разыгрываться много очков; кроме того, все эти турниры очень престижны. Так что мне необходимо будет показать максимум своих возможностей в этот период. Там будет один крупный турнир за другим. Конечно, я надеюсь завоевать там несколько титулов. Я знаю, что это будет тяжело. Кроме того, нужно получить удовольствие от участия в этих турнирах. Но важны не только Уимблдон и другие турниры "Большого шлема". В конце концов, они проводятся лишь четырежды в году, а я за сезон принимаю участие приблизительно в 20 соревнованиях. Конечно, они – самые крупные, но я люблю каждый турнир, в котором играю. И я надеюсь, что упорные тренировки помогут мне играть ещё лучше или, во всяком случае, сохранить нынешний уровень игры.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Серия матчей каких теннисистов стала главным противостоянием сезона-2016?
Архив →