Алекс Богомолов
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Роман Семёнов

Богомолов: Сашу всегда отличал бойцовский характер

23 апреля один из лучших российских теннисистов Алекс Богомолов празднует день рождения – ему исполняется 29 лет. О становлении карьеры Алекса-младшего – в интервью его отца Александра Богомолова.
23 апреля 2012, понедельник. 19:00. Теннис
— Александр Сергеевич, расскажите, почему вы отдали Алекса именно в теннис? Были другие варианты?
— Я сам был профессиональным игроком, потом стал работать тренером, так что его судьба была предопределена. Что я ещё мог дать своему ребенку? Только то, что умел, а именно научил играть в теннис. Других вариантов особо не было. Я знал, что он будет заниматься этим делом.

Естественно, помимо этого он плавал, играл в футбол, но это больше для здоровья и личного интереса. Когда находишься в детском возрасте, хочется попробовать и то, и другое, и третье. Это хорошо, но приоритет у него всегда был один – теннис.
В первые годы проблем не было, а когда ему исполнилось 9 лет, мы всей семьёй переехали в Мексику. Там он ходил в испанскую школу. Ему испанский язык дался очень легко, через месяц он говорил уже без какого-либо акцента. Вообще дети быстро языки схватывают, а у Алекса к тому же есть способности.

— Когда он впервые взял ракетку в руки?
— Очень рано. Сложно сказать точно, поскольку Саша всё время был со мной на сборах. С двух лет он уже ездил со мной по всем сборам. Наверное, как и все дети тренеров, лет с четырёх он уже взял ракетку в руки. Повторюсь, Саша всё время был со мной, часто болтался на корте, ну и как-то постепенно сам стал играть.

— То есть фактически Алекс с самого своего рождения был тесно связан с теннисом!?
— Да, я всё время брал его с собой на сборы.

— Его когда-либо приходилось заставлять играть или он сам хотел это делать?
— Нет, он сам хотел. Ему нравилось играть. Знаете, как и любому другому ребёнку, если ты преподносишь это не как тяжёлый труд, а как игру, это нравится.

— Когда вы поняли, что Алексу надо серьёзно заниматься этим делом?
— Лет в 9-10 было уже видно, что у него есть задатки и что он может хорошо играть. Никто не мог дать гарантий относительно того, что он станет большим чемпионом, но то, что у него есть способности, это было видно сразу.

— С кем он тренировался до 9 лет?
— Он занимался у моего бывшего ученика Олега Команова, поскольку я часто ездил со сборной страны. Там же, кстати, занимались и моя старшая дочка, и племянница.

— Как Алекс совмещал школу и теннис?
— В первые годы проблем не было, а когда ему исполнилось 9 лет, мы всей семьёй переехали в Мексику. Там он ходил в испанскую школу. Ему испанский язык дался очень легко, через месяц он говорил уже без какого-либо акцента. Вообще дети быстро языки схватывают, а у Алекса к тому же есть способности.

— Ну а потом вы поехали в Майами, верно?
— Да. Затем, когда ему было 11 лет, мы переехали в Майами. Там же он начали играть свои первые серьёзные турниры. Обыграл на тот момент первого по Америке среди 12-летнего возраста. Кстати говоря, американцы его заметили примерно лет в 14, но тогда мы ещё ездили за свой счёт со сборной. А уже годам к 15 его иногда стали подключать к поездкам с командой. Ну и в 16 лет он выиграл командный чемпионат мира в Австралии.
У него очень хороший бойцовский характер, чем он и покорил американскую Федерацию. Помню, однажды он сломал левую руку, а через три дня нужно было участвовать в национальном первенстве. Так он с гипсом играл и даже добрался там до четвертьфинала. Фактически он играл одной рукой. Просто Саша так хотел играть, что его невозможно было остановить.

— Насколько быстро он адаптировался к новому месту жительства, языку и людям?
— У детей этот процесс проходит быстрее, к тому же сам по себе он компанейский парень. Саша быстро сходится с людьми. Язык для него тоже не стал барьером, он легко освоил английский.

— А как с теннисом в это время дела обстояли?
— Он всё время тренировался у меня в группе. Я не сторонник индивидуалок, хотя после тренировок я с ним и с Катей занимался по мере возможности. Это было непростое время, поскольку мне надо было вести группы, затем давать индивидуальные уроки, а уже в последнюю очередь работать со своими детьми. Когда ты работаешь много плюс занимаешься с детьми малоодарёнными или с теми, у которых нет мотивации, накапливается усталость и нервозность. Потом, естественно, срываешься на своих детях. В принципе, всё шло спокойно и своим чередом. Никаких проблем не было.

У него очень хороший бойцовский характер, чем он и покорил американскую федерацию тенниса. Помню, однажды он сломал левую руку, а через три дня нужно было участвовать в национальном первенстве. Так он с гипсом играл и даже добрался там до четвертьфинала. Фактически он играл одной рукой. Просто Саша так хотел играть, что его невозможно было остановить. Когда люди любят соревнования, им нравится много ездить по турнирам и другим городам, становится понятно, что человек может быть профессионалом. Если ты нормально переносишь постоянные перелёты, переезды и гостиницы – это первые предпосылки к тому, что ты можешь добиться успеха.

— А американские ребята-теннисисты его приняли?
— Да, он нормально со всеми общался. Саша тогда в основном соревновался с Роддиком. Энди старше его на год, но в основном они разыгрывали между собой все трофеи. Они действительно очень часто играли в финалах – то Роддик выигрывал, то Сашка.

— С Энди они хорошо общались или постоянное соперничество не позволяло дружить?
— Они вполне нормально общались, как и все дети. Никакого дикого соперничества в обычной жизни не было.

— Вы тогда понимали, что кто-то из них может добиться больших высот в мире тенниса и даже стать первой ракеткой мира?
— Ой нет, так далеко я не заглядывал. Я видел, что потенциально оба могут играть, но кто же может сказать, что кто-то из них станет первым в мире!? Я считал, что Сашка потенциально может стоять в двадцатке, а при удачном стечении обстоятельств даже пробиться в десятку. Да, мне искренне так казалось. Ну а Энди на международной арене выглядел тогда похуже Сашки. Потом он как-то резко прибавил. С ним стал заниматься французский тренер, он резко вырос. Я, кстати, был сильно удивлён, поскольку его родители небольшого роста. После этого он подряд выиграл несколько престижных турниров, и его результаты пошли в гору.

Конечно, он американец, так что федерация тянула его больше, чем Сашу. Мы для них были чужими очень долго. Они помогали в основном только своим – Роддику, Джинепри,

Фишу и остальным. Кстати, у Робби и Мэрди особых успехов в юниорском возрасте не было, их результаты пошли, уже когда они повзрослели. Вообще, я всегда считал Фиша крайне одарённым теннисистом. Правда, он был тяжеловат, и мне казалось, что ему может не хватить быстроты. Но, как вы видите, все в итоге заиграли….
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 4
29 марта 2017, среда
28 марта 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Какое поражение Роджера Федерера, на ваш взгляд, самое неожиданное в карьере?
Архив →