Мария Шарапова
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Даниил Сальников

Шарапова: научилась копить энергию на грунте

Россиянка Мария Шарапова после первой победы на "Ролан Гаррос" поделилась впечатлениями от игры на парижском грунте, поговорила о патриотизме и добавила, что надеется выступить на Олимпиаде.
29 мая 2012, вторник. 20:30. Теннис
Российская теннисистка Мария Шарапова начала своё выступление на Открытом чемпионате Франции с уверенной победы над румынской спортсменкой Александрой Каданту – 6:0, 6:0. На пресс-конференции, в которой принял участие и корреспондент "Чемпионат.com", вторая ракетка турнира рассказала о том, как чувствует себя на грунте, и поделилась планами на предстоящую Олимпиаду.

— Мария, сегодня вы одержали достаточно лёгкую победу...
— Победа никогда не бывает слишком лёгкой. По ту сторону сетки всегда находится соперница, с которой приходится сражаться. Нужно побеждать вне зависимости от того, с кем играешь. Это и было моей сегодняшней целью.
В прошлом мне было нелегко, когда приходилось проводить трёхсетовые матчи с Патти Шнидер, с Мединой-Гарригес. Мне удавалось преодолеть сложный барьер, но в следующей игре я теряла энергию, хуже двигалась. Теперь я чувствую, что силы не покидают меня. Я научилась копить энергию.

— Как вам нынешний турнир в Париже?
— Думаю, что у каждой теннисистки есть хорошие шансы. Самое главное – воспользоваться ими. Я довольна своим уровнем подготовки к соревнованиям. С каждым годом я добиваюсь прогресса, и турнир начинает нравиться мне всё сильнее и сильнее. Думаю, что теперь я гораздо лучше понимаю тонкости игры. Я стала лучше двигаться по сравнению с прошлыми годами. Благодаря этому я обрела уверенность в себе. Как и на любом другом турнире, я надеюсь, что буду прогрессировать с каждым матчем на "Ролан Гаррос".

— Расскажите, пожалуйста, какие мысли проносятся у вас в голове во время перерывов между розыгрышами, когда вы отходите за заднюю линию?
— Для меня это уже рутина. Иногда, когда я чувствую, что тороплю ход событий, это помогает сделать паузу. В этот момент у меня есть возможность подумать о том, как изменить свою игру, на какой компонент следует обратить внимание. А если дела идут хорошо, я просто пытаюсь сконцентрироваться и занимаюсь обычной рутиной.

— Значит, у вас нет какой-то особой мантры на разные случаи?
— Если бы она у меня была, я бы с удовольствием поделилась ей с вами. (Смеётся.)

— Пару лет назад вы говорили, что на этих кортах ощущаете себя на грунте, как корова на льду. Как изменились ваши ощущения с тех пор?
— Вы не поверите, если я скажу, сколько раз за последние четыре недели мне задавали этот вопрос! Отвечу так же, как и в прошлый раз: порой я действительно чувствую себя так, а может, даже выгляжу. По крайней мере, теперь я чувствую, что могу справиться с ситуацией. Я уверена, что физически способна провести на турнире все семь матчей и успешно восстанавливаться после этих поединков. В прошлом мне было нелегко, когда приходилось проводить трёхсетовые матчи с Патти Шнидер, с Мединой-Гарригес. Мне удавалось преодолеть сложный барьер, но в следующей игре я теряла энергию, хуже двигалась. Теперь я чувствую, что силы не покидают меня. Я научилась копить энергию.

— В нынешнем сезоне вы демонстрируете довольно стабильную игру…
— Да, я начала сезон с мажорной ноты. Я была здорова, да и перерыв между сезонами сложился неплохо. Правда, поначалу меня беспокоила лодыжка, не получилось сделать более продолжительную паузу. Но начала я сезон в хорошем ключе. Думаю, что мои выступления в прошедшем отрезке сезона можно назвать стабильными.
Я расстроилась, когда четыре года назад не смогла сыграть на Олимпиаде за Россию. Надеюсь, что в этом году у меня будет хорошая возможность.

— Какой из центральных кортов на турнирах "Большого шлема" вы бы назвали наиболее комфортным?
— Ощущения совершенно разные, их очень сложно сравнивать. Но, по моим личным ощущениям, самым комфортным выглядит центральный корт на Уимблдоне. Когда на этом корте сходятся два спортсмена, их никто не объявляет. Такое ощущение, что на корте существуют только два спортсмена и теннис. На остальных кортах всё вертится вокруг публики и атмосферы. Но на этом корте ты по-настоящему проникаешься традициями тенниса. Я была на многих других турнирах. В других местах большое значение имеет представление спортсменов. На Уимблдоне всё иначе. Ты просто разминаешься и начинаешь игру. Это потрясающее чувство.

— Вы сказали, что стали быстрее восстанавливаться после матчей. Как вам удалось этого добиться?
— Нет ничего более эффективного, чем физические нагрузки – часы занятий, проведённые на корте и за его пределами. Кроме того, большую роль играет опыт. С годами ты понимаешь, на что способен твой организм, что тебе нужно. Конечно, я не стану поднимать гири по 20 кг, но я стараюсь нагружать мышцы.

— Можете ли вы представить, какой была бы ваша жизнь, если бы не родители?
— Возможно, я была бы обычным человеком. Ходила бы на работу, училась. Сложно представить себе ситуацию, которой никогда не было. Я по-настоящему горжусь страной, в которой родилась. Когда меня представляют на корте, то не говорят, что я родилась в России. Обычно говорят, что я родилась в городе Нягань, СССР, – и публика издаёт шокированные возгласы. В этот момент люди, наверное, понимают, откуда я родом. Когда я понимаю, каких результатов добилась, у меня по коже бегут мурашки. К счастью, моя семья не особенно увлекается теннисом. И всё же я здесь.

— Что вам больше всего нравится в том статусе, которого вы достигли?
— Классная одежда! (Смеётся.) Полотенца.
Пять лет назад мы выходили на корт и думали, что в первом и втором круге можно прибиться, войти в ритм. Сейчас с первого же раунда можно натолкнуться на опытного соперника.

— Вы по-прежнему сотрудничаете с компанией Tiffany?
— Нет, те серьги, что вы видите на мне, мои собственные. (Смеётся.) Сама я не создавала дизайн. Это подарок.

— Давайте вернёмся к теме турнира. Некоторые игроки говорили, что мячи тяжеловаты. Что вы думаете на этот счёт?
— Соглашусь с этим мнением. Думаю, что они чуть тяжелее, чем те, что у нас были пару недель назад. Обычно я осознаю это раньше, чем другие игроки. Раньше я не видела особой разницы, но после операции на плече я отлично её чувствую.

— Как изменяется объём нагрузок во время ваших тренировок в течение этих четырёх недель?
— Они сокращаются, особенно за три-четыре дня перед турниром. Когда я приехала сюда из Рима, то отдохнула пару дней. Первые три дня я усиленно тренировалась, проводила по два занятия в день, а потом стало полегче. Времени на корте дают не так много, так как приехали все игроки. Тренируюсь в обычно режиме.

— Судя по всему, тренер Хогстедт учит вас передвигаться и скользить на глине. Вы уже доказали, что можно играть без особого скольжения, но работаете ли в этом направлении специально?
— Это не самое главное, над чем мы работаем.

— Что самое главное в вашей работе?
— Быть агрессивной, выходить к сетке. Когда ты разыгрываешь первый мяч плотно и длинно, нужно думать, будет ли ответный удар коротким или его стоит ждать в задней части корта. Для меня важно играть агрессивно.

— Вы говорили, что ничего не знали о своей первой сопернице. Что слышали о следующей, японке Аюми Морита?
— Я никогда с ней не встречалась. Мой тренер часто видел её матчи и хорошо её знает. Но я не должна думать о том, как играет она. Надо выходить на корт, и за два гейма я узнаю, каковы её преимущества и что она делает хорошо. Но не стоит на это так сильно обращать внимание.

— Какие ожидания вы связываете с нынешним Олимпийским годом?
— Я с детства ждала этого момента. В детстве я всегда смотрела Олимпиаду по телевизору. А когда переехала в Америку, наблюдала за успехами Евгения Кафельникова. Теннис на Олимпиаде – не самый популярный вид спорта, в России на него не обращали большого внимания. Но в последнее время ситуация изменилась. Я расстроилась, когда четыре года назад не смогла сыграть там за Россию. Надеюсь, что в этом году у меня будет хорошая возможность.

— Видели ли вы моменты, когда весь пьедестал был российским?
— Помню, что смотрела матчи, но не помню, какие именно.

— Вчера Виктория Азаренко была в паре шагов от поражения в матче против Альберты Брианти. Для вас такие матчи являются дополнительной мотивацией?
— Конечно, это все знают. Уровень современного тенниса очень высок. Пять лет назад мы выходили на корт и думали, что в первом и втором круге можно прибиться, войти в ритм. Сейчас с первого же раунда можно натолкнуться на опытного соперника. Многим теннисисткам нечего терять, и они показывают хороший теннис.

— Вся ваша группа поддержки была сегодня в синих майках. Так было задумано заранее?
— Не думаю. Они обычно просыпаются и надевают то, что первым попадается под руку. (Смеётся.) Сегодня так получилось.

— Очень понравилось ваше сегодняшнее платье – в нём читается классика.
— Спасибо! Я редко надеваю чёрное. Обычно на "Ролан Гаррос" я ношу более яркие цвета – раньше был синий, а в прошлом году жёлтый. На этот раз я решила подобрать классический цвет. Мы остановились на чёрном.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто, на ваш взгляд, стал лучшей теннисисткой 2016 года?
Архив →