Анастасия Павлюченкова
Текст: Даниил Сальников
Фото: Fotobank.ru/Getty Images

Павлюченкова: два года назад на всё смотрела иначе

Анастасия Павлюченкова после победы в первом круге "Ролан Гаррос" рассказала о нелёгком стартовом матче, особенностях следующей соперницы, своей новой тренерской команде и о многом другом.
29 мая 2012, вторник. 22:00. Теннис

Анастасия Павлюченкова в своём стартовом матче на «Ролан Гаррос» обыграла венгерскую теннисистку Грету Арн со счётом 6:4, 6:4. На пресс-конференции после матча, в которой принял участие корреспондент «Чемпионат.com», россиянка рассказала о том, как нелегко складывалась встреча, о возможности сыграть на Олимпиаде, а также представила свою новую тренерскую команду.

Нелёгкий матч, так как он был первый. После Брюсселя я почти неделю тренировалась, поэтому было тяжело начинать. Чуть-чуть волновалась в начале матча, да и соперница попалась непростая.

— Анастасия, как складывался для вас матч?
— Нелёгкий матч, так как он был первый. После Брюсселя я почти неделю тренировалась, поэтому было тяжело начинать. Чуть-чуть волновалась в начале матча, да и соперница попалась непростая. К турниру «Большого шлема» она подошла с хорошей мотивацией, и сегодня Арн в целом действовала достаточно стабильно. Исход игры решало то, кто первый забьёт. Мы обе играли активно, агрессивно и хорошо подавали.

— За счёт чего удалось выиграть?
— Я чуть более ровно сыграла при счёте 5:4 в обеих партиях в мою пользу, и оба раза я сделала брейки. Понимала, что эти геймы очень важные, поэтому больше сконцентрировалась и старалась играть ещё более агрессивно и активно. Я знала, что если эти геймы выиграть, то, соответственно, удастся взять и весь матч.

— В чём особенность игры Арн? Ведь Венгрия – это редкая для современного тенниса страна.
— Я с ней уже играла до этого, правда, довольно давно – года два назад. Я помнила, что она очень активно играет, очень сильно бьёт, подаёт. Для женщины очень здорово – скорость очень большая на подаче. Соответственно с ней нельзя ослаблять давление, нужно продолжать диктовать свои условия, бить, агрессивно играть, иначе она сама всё забьёт. Я старалась не обращать внимания на некоторые свои ошибки и продолжать свою игру, что мне и удалось. И в конце, мне кажется, моё давление мне помогло. Она при счёте 5:4 не смогла разыграть нужные мячи – где-то не подала первую подачу, где-то сама начала кидать мне свечки. За счёт этого удалось выиграть.

— Следующая соперница у вас тоже венгерка.
— Во-первых, Цинк – левша, это уже создаёт лёгкий дискомфорт. С другой стороны, насколько я знаю, она плоско играет, то есть не должно быть никаких проблем. Нет такого, чтобы подача была суперрезаная или суперкручёная. Думаю, что они обе примерно одинаково играют – плоско, стараются бить все мячи, поэтому надо самой выходить и играть в свою игру.

Сейчас, мне кажется, я нахожусь в хорошей форме. Всё зависит уже от меня – как я справлюсь с нервами, с каждым матчем.

— В прошлом году вы дошли здесь до четвертьфинала. Давит ли этот результат на вас психологически?
— Сам результат не давит, что мне нужно подтвердить очки. Хочется вообще просто играть и показывать результаты, так как в этом сезоне, к сожалению, как-то не сложилось начало года. Вообще не получилось показать нормальных результатов, поэтому здесь я мотивирована, плюс прошлогодний успех сказывается на ожиданиях. Тем не менее я стараюсь об этом не думать – играть каждый матч, а там уже посмотрим.

— А вообще как себя ощущаете – по форме, по здоровью? Беспокоит ли плечо?
— Нет, всё нормально. Сейчас, мне кажется, я нахожусь в хорошей форме. Всё зависит уже от меня – как я справлюсь с нервами, с каждым матчем. Стараюсь провести каждую игру довольно ровно. Слава богу, сейчас мне помогает фитнес-тренер, мы уже полтора месяца работаем, и я набираю форму.

— Следите ли вы за олимпийской гонкой? Есть ли у вас шансы попасть на Олимпиаду и насколько важно для вас сыграть там?
— Я особо не слежу за гонкой, потому что примерно знаю, кто, где находится. Я так думаю, что у меня уже очень мало шансов, так что я абсолютно расслабилась насчёт Олимпиады.

— Но вы пока в рейтинге 52 недель стоите четвёртой и как раз проходите последней…
— Ну пока да, но всё зависит от «Ролан Гаррос». Я по максимуму стараюсь его играть, но, скорее даже, для себя. Если хорошо выступаешь на «Ролан Гаррос», то причём здесь Олимпиада? Это само по себе здорово. Сейчас для меня важно играть, набирать нормальную форму, чтобы ровно проводить весь год, а не проигрывать всем в первом круге. Хочется выйти на нормальный уровень и иметь хороший рейтинг. Если удастся попасть на эту Олимпиаду, то будет здорово; нет – значит, буду стремиться отобраться на следующую. У меня вроде бы времени ещё много.

— Вы всегда, когда приезжали в Париж, говорили, что этот турнир для вас один из самых любимых. С какими чувствами вы приехали сюда в этом году после достаточно неудачного начала сезона?
— Я старалась не зацикливаться на своём неудачном начале сезона. Всё бывает. Раньше я очень переживала после каждого поражения, а сейчас я стараюсь делать выводы, думать о том, что я неправильно сделала, и ещё больше тренироваться, совершенствовать свою игру и психологию. Поэтому всё, что происходило в начале года, пошло мне в плюс. Может быть, и хорошо, что так получилось, поскольку теперь ещё больше заставляю себя работать. Что касается Парижа, то я очень люблю этот город и турнир. Когда приехала неделю назад, то была в полном восторге от всего.

Я вспоминаю, что два года назад я на всё смотрела по-другому. Это тоже влияет. Кто-то просто раньше с этим справляется, кто-то позже.

— А на прошлой неделе здесь было очень холодно.
— А я не застала этот промежуток времени. Как раз приехала, и уже было жарко.

— У вас такой яркий синий маникюр, бросающийся в глаза. Это у вас какая-то особая связь с Францией?
— Я просто подбирала его под форму. У меня такого же цвета кофта, и когда я играю, то этот лак практически сливается с формой.

— То есть вы из той категории девушек, которые как-то стараются выделиться на корте?
— Да я с детства такая и стараюсь никого не копировать. Я уже с шести лет крашу ногти, и все постоянно восхищались моими ногтями. Могу что-то наклеить.

— Не мешает?
— Нисколько. Я люблю всё необычное. И постоянно меняю стрижку, цвет волос, потому что старое мне надоедает. Мне всё время надо что-то менять.

— А в Париже не стриглись? Здесь же турниры всегда проходят в сопровождении французских мастеров.
— Пару лет назад я пользовалась их услугами, а сейчас не хочу отвлекаться. Сначала доиграю, а потом после турнира сделаю причёску. Вообще девушкам легче: можно всё убрать в хвост или косу, и уже не так видно, а у мужчин ничего не уберёшь.

— Когда сезон складывается неоднозначно, то вокруг сразу появляется множество советчиков. Как в этом потоке информации выбрать то, что действительно нужно тебе?
— У меня уже есть опыт в этом плане. Я рада, что мне всего 20 лет, а я уже много различных вариантов перепробовала и тренировалась в Париже, Барселоне, и семья мне помогала, и другие тренеры были. Всегда, особенно в России, говорили, что папа на роль тренера не годится, потому что он дилетант и не играл в теннис, но при этом забывали, что это он меня взрастил и всё, что у меня есть с шести лет, он мне дал. Когда брат тренирует – тоже не то. Но я на это не обращаю внимания и делаю, как мне комфортно. И сейчас я пришла, как мне кажется, к хорошей комбинации: мне помогают тренеры из программы Adidas Даррен Кэхилл и Свен Грёнефельд, и сейчас со мной всё время ездит тренер по ОФП. Гил Рейес сейчас тоже на турнире, и в Лас-Вегас я к нему часто езжу. Меня пока всё устраивает.

— А как зовут тренера по ОФП?
— Лорис Минард. Он из Нидерландов. Он как-то связан с Дарреном и Свеном, но не входит в Adidas.

— В чём отличие команды Adidas от обычного наставника?
— Каких-то особенностей нет. Просто сейчас это наиболее комфортный вариант для меня. У нас получается хорошо взаимодействовать друг с другом. Мы понимаем друг друга. Они находят нужные слова для меня, похожие на то, чему меня папа с детства учил.

— Насколько специфичен Гил Рейес?
— Он очень необычный человек. Он, наверно, в большей степени даже психолог. Вообще же трудно как-то словами объяснить его необычность.

— Как конкретно он вам помогает?
— Он тоже тренер по ОФП, и у него есть своеобразные машины-тренажёры, которые он сам построил. На них задействованы все группы мышц. Плюс у него большой опыт, он может дать какой-нибудь хороший совет.

— То есть нынешний вариант предпочтительнее Испании в плане ОФП?
— Я бы не сказала, что лучше. Просто здесь всё устроено по-другому. Вся разница в том, кому что лучше подходит.

— А семья как-то продолжает с вами ездить?
— Мама часто со мной. С папой мы часто созваниваемся, видимся в Москве. Он мне тоже даёт много советов всегда. Семейная поддержка для меня очень важна.

— Самое главное, чтобы была какая-то стабильность?
— Для этого нужно время. Конечно, нужно постоянно тренироваться, но с возрастом тоже многое приходит, голова начинает как-то иначе работать. Я вспоминаю, что два года назад я на всё смотрела по-другому. Это тоже влияет. Кто-то просто раньше с этим справляется, кто-то позже.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 9
21 июля 2017, пятница
20 июля 2017, четверг
Партнерский контент
Как, на ваш взгляд, накажут Даниила Медведева за бросание монет в сторону судейской вышки во время матча на Уимблдоне?
Отстранят от участия в турнирах на некоторый срок
213 (14%)
Оштрафуют на сумму более $10 000 и предупредят
732 (47%)
Оштрафуют на сумму менее $10 000 и предупредят
296 (19%)
Ограничатся замечанием
126 (8%)
Никак не накажут - признают, что судья Мариана Алвеш была не права
178 (12%)
Проголосовало: 1545
Архив →