До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Елена Веснина
Текст: Даниил Сальников
Фото: Алексей Куденко "РИА Новости"

Веснина: для меня Олимпиада значит очень много

Елена Веснина после поражения на старте "Ролан Гаррос" от Хитер Уотсон рассказала о поединке, настрое на парный разряд, отношении теннисистов к Олимпиаде и своей мечте сыграть в Лондоне.
30 мая 2012, среда. 15:00 Теннис

Третий игровой день для россиянки Елены Весниной сложился непросто. Вначале она сыграла одиночку против юной британской звёздочки Хитер Уотсон, которой проиграла, а затем удачно стартовала в парном разряде вместе с Екатериной Макаровой. После матчей Веснина подвела итог этому дню, а также рассказала об отношении теннисистов к Олимпиаде и своей мечте выступить на Играх в Лондоне.

— Елена, вы сыграли сегодня два матча – в одиночке и паре, разные результаты. Дайте оценку своему первому дню на турнире.
— Я играла с девочкой, которая находится сейчас на подъёме. Она смотрелась довольно хорошо, а я не показала того тенниса, что должна была. Я играла очень невнимательно, и было ощущение, что мне корта мало. Сказалось и то, что последние две недели я выступала только в паре. И для обретения уверенности нужно было провести хотя бы пару матчей в одиночке, чтобы почувствовать эту игру. Всё-таки это совершенно разные два соревнования – одиночка и пара.

Видимо, не судьба. Никак у меня на «Ролан Гаррос» не складывается. Из всех «Больших шлемов», наверное, в одиночке хуже, чем в Париже у меня нет результатов нигде. Хотя я очень люблю этот турнир, мне нравится играть на грунте. Тем более на таком хорошем грунте, как здесь.

Во втором сете у меня был шанс переломить ход игры, я практически вернулась в матч, сделав 4:4 после 2:4, но, опять же, неуверенность и ненаигранность сыграли злую шутку. Мне нужно было в решающий момент действовать агрессивно, активно и самой вести игру, но у меня не получилось взять своё. Она сыграла на моих ошибках. Девочка играет хорошо — она ровненькая, лёгкая. Меня очень удивила её подача. Такое впечатление было, что ей положи на корт монетку, она бы и туда попала — было такое ощущение. Очень уверенно и хорошо по месту подавала сегодня.

— Было ощущение в последнем розыгрыше, что она аж два раза попала в аут по длине.
— Она как раз в линию попала оба раза. Конечно, жаловаться смешно, но она на самом деле сегодня очень много мячей попадала в именно линию, особенно в ключевых розыгрышах, например на брейк-пойнтах или на счёте ровно. Что поделаешь, такая у неё уверенность.

— То есть ваша эмоциональная реакция на поражение была направлена не в сторону линейного судьи?
— Нет! Скорее в сторону того, что это просто невозможно. Каждый раз, когда у меня какой-то шанс появлялся побороться… Особенно этот розыгрыш на матчболе был хороший, я вела игру и думала, что должна его выиграть, но она как-то очень удачно оборонялась, очень длинно. Попала на последнем мяче в линию, и тот плохо отскочил.

— Как вам публика сегодня?
— Публика поддерживала нас обеих. Немного больше её, конечно, ведь наверняка были англичане на трибунах. Они заждались, наверное, чтобы кто-то из их девочек наконец-то вошёл в мировую элиту женского тенниса. Она прошла квалификацию, естественно, местные зрители тоже её как-то для себя отметили. Но на меня это никакого влияния не оказывало, очень хотела сегодня выиграть, боролась. Дай она хотя бы один малейший шанс во втором сете, я бы его, наверное, взяла. Но, можно сказать, мне где-то не хватило – там немножко, тут немножко. Там, где нужно было рисковать, я держала мяч, там, где нужно было потерпеть, я, наоборот, рисковала. Обычно такое происходит от неуверенности, от самой обычной ненаигранности. Ты, можно сказать, опережаешь саму себя – спешишь куда-то, как будто опаздываешь.

— Как вам удалось довольно быстро переключиться на парный матч и сыграть его отлично? Всё-таки у вас было короткое время на передышку.
— Да, очень короткий был перерыв. Я очень сильно расстроилась и не знала, если честно, как я выйду на пару. Но тут вспомнила, что в прошлом году была точно такая же ситуация. Также я играла одиночку и проиграла её со счётом 4:6 в решающем сете и через какое-то время играла пару. Тем более сегодня у нас с Катей Макаровой очень серьёзные соперницы были – Стосур с Гёргес. И Катя вчера расстроилась – она тоже одиночку проиграла, достаточно обидный матч. Она тоже мне сказала, что если пару мячей сложилось бы в её сторону, могла бы его выиграть.

Видимо, не судьба. Никак у меня на «Ролан Гаррос» не складывается. Из всех «Больших шлемов», наверное, в одиночке хуже, чем в Париже у меня нет результатов нигде (смеётся). Хотя я очень люблю этот турнир, мне нравится играть на грунте. Тем более на таком хорошем грунте, как здесь.

По идее после травы надо ехать в Америку, в Калифорнию, а это 12-13 часов лететь на самолёте. Акклиматизация будет очень тяжёлой. Тем теннисисткам, кто обязательно должен сыграть на каких-то турнирах, будет очень непросто. Тут надо расставлять приоритеты. Мы помним, что если для Лены Дементьевой главной целью была Олимпиада, то она снялась со всех турниров и готовилась к Играм в Пекине.

— Как вам играется с Катей? У вас как-то сразу пошли солидные результаты.
— Хорошо играется (улыбается). Мы дополняем друг друга, поддерживаем во время матча. Я, наверное, немного больше говорю, подсказываю на правах, может быть, старшей. Но, в принципе, у нас такое равноправие в паре – одна другой помогает, никто на себя, можно сказать, одеяло не тянет, не пытается доказать, кто лучше, кто звезда или не звезда. Она хорошая девочка, очень спокойная, позитивная, вне корта у нас хорошее с ней общение. Так как-то всё сложилось.

— На Олимпиаду наигрываетесь?
— Конечно, мы бы очень хотели там сыграть.

— Вы воспользовались возможностью, что игрок из топ-10 парного рейтинга может взять в напарницы любую?
— Да. Я выбрала Катю на грунтовую серию. Всё началось с того, что Саня Мирза поставила меня перед фактом в Чарльстоне, что она будет играть с Беттани Маттек-Сэндс. В принципе, первой моей кандидатурой была Катя. Мы ещё в Майами шутили на эту тему. Она говорила: «Вот, ты стой в топ-10 и выбирай меня» (улыбается). В общем, потом я написала ей сообщение, в котором предложила вместе сыграть Мадрид, Рим и «Ролан Гаррос». Она согласилась.

Мы не ожидали, что у нас получится выступить так удачно. Мы в тот момент обе были в хорошей форме. Я сыграла финал одиночного турнира в Будапеште, Катя тоже выступала достаточно хорошо. В общем, чуть везения, и у нас получилось хорошо сыграть.

— В одиночке вы на Олимпиаду не попадаете. Может, оно и к лучшему, что вы здесь вылетели в первом раунде? Теперь можно всё внимание уделить парному разряду.
— Я всегда руководствуюсь таким правилом – всё что ни делается — к лучшему. Раз мы обе проиграли обидные матчи в одиночках, которые должны были выигрывать, значит, так и надо. Теперь будем концентрироваться на паре и пытаться сыграть как можно лучше. Если честно, об Олимпиаде мы постоянно не говорим. Нет такого, чтобы мы обсуждали: «Вот, ещё чуть-чуть, вот тут надо то и это сделать». Мы играли в Мадриде и Риме просто каждый следующий матч. Катя стояла 44-й в рейтинге, когда мы начали вместе играть, а сейчас она уже в топ-20. Может быть, если мы удачно здесь выступим, то она будет в топ-10 и обойдёт Мирзу (улыбается).

— Какой у вас график следующих выступлений?
— Я заявлена в Истбурне, Бирмингеме и на Уимблдоне. После я хочу взять небольшой перерыв, так как у меня получается очень длинная серия турниров – от Штутгарта и до «Ролан Гаррос», а потом ещё три подряд травяных соревнования. Две недели будет перерыва, потом недельная подготовка. В принципе, я могу ещё заявиться в одиночке на один из турниров, но сейчас надо расставлять приоритеты. Когда закончится «Ролан Гаррос», буду решать что делать дальше. Сейчас загадывать ничего не хочется.

По идее после травы надо ехать в Америку, в Калифорнию, а это 12-13 часов лететь на самолёте. Акклиматизация будет очень тяжёлой. Тем теннисисткам, кто обязательно должен сыграть на каких-то турнирах, будет очень непросто. Тут надо расставлять приоритеты. Мы помним, что если для Лены Дементьевой главной целью была Олимпиада, то она снялась со всех турниров и готовилась к Играм в Пекине. Я думаю, что у большинства будет так же и на этот раз.

Я ещё месяц назад не знала, что за участие в Играх какие-то очки начисляются. Просто для меня лично Олимпиада – это нечто очень важное в спорте. Самый счастливый момент – медаль на груди, пьедестал, флаг и гимн страны. Всё – ты вписал своё имя в историю Олимпийских игр. Ну а турниры из серии «Большого шлема» проходят каждый год.

— Вы знаете, кто-то из девчонок уже выбрал для себя такой разгрузочный график?
— Я думаю, что Маша Шарапова не будет ничего играть. Она всегда очень грамотно составляет свой календарь и знает, что ей надо быть свежей к важным турнирам. Уверена, что первая десятка не будет играть маленькие грунтовые турниры в Европе. Тех, кому необходимо будет выступить в Сан-Диего и Стэнфорде, ждёт денежный штраф.

— Как вы считаете, эти денежные штрафы стоят того?
— Если бы я играла в одиночке на Олимпиаде и стояла бы в топ-20, то я бы заплатила штраф, поскольку мне кажется, что шансы на медаль есть у всей первой двадцатки. Конечно, главные фавориты – топ-10, но и у других девочек будет возможность зацепить медаль. Я бы, наверное, не играла турниры до Олимпиады. Во-первых, долгие перелёты, а во-вторых, перестройка с харда на траву. С другой стороны, тут важно, как ты сыграл на Уимблдоне. Если вылетел в первых кругах, то перерыв будет очень долгим. Если же ты хорошо провёл травяную серию, уверенно себя чувствуешь на этом покрытии, то можешь взять себе недельный перерыв, спокойно заниматься ОФП, отдыхать морально и физически. И уже после этого заранее прилетишь в Лондон. В этом городе много травяных клубов, где можно потренироваться. Мне мои шпионы донесли, что китайцы снимают целый клуб под Лондоном и там же снимают дом.

— У нашей делегации будут подобные сборы?
— Вроде бы собирались снять дом и клуб, но никто ничего лично пока не рассказывал.

— Говорят, из Олимпийской деревни ехать до Уимблдона будет очень неудобно, и тут встаёт вопрос с жильём…
— Ради Олимпиады можно позволить себе снять небольшой домик, в котором два этажа и три спальни. Если уж такая мечта есть – стать олимпийским чемпионом, то можно потратить деньги. С другой стороны, многие думают, что мы настолько много получаем, что нам ничего оплачивать не надо, мы и сами всё себе купим. На самом деле, это не так. Нам нужно платить за себя и за тренера, за проживание, питание и прочее. Увы, у нас такая страна (улыбается).

— Вы здорово играете пару, и, наверное, вас захотят задействовать ещё и в миксте. Кто бы мог с вами сыграть из ребят?
— Если честно, пока ещё не было никаких разговоров. Дело в том, что никто из ребят в парном рейтинге на лидирующих позициях не фигурирует. Единственное, Миша Южный стоит в топ-40, вроде бы. А захочет ли он играть микст? Я слышала, что он вообще не хочет играть Олимпиаду. То же самое касается Коли Давыденко. Остальные ребята стоят очень низко в рейтинге, так что мы не сможем попасть в сетку из 16 участников. К тому же на этот раз организаторы сделали слишком много wild card – сразу четыре штуки! Одну отдадут своим, одну азиатской стране и ещё одну Австралии и Океании. Последнюю, скорее всего, какой-то стране, которая на Играх в других разрядах наименее представлена.

Я бы хотела сыграть микст. С Турсуновым или Южным, они хорошо играют пару, да и на траве выступают удачно.

— Складывается такое ощущение, что теннисистам Олимпиада и вовсе не нужна. Какое настроение по этому поводу царит в раздевалках, что говорят между собой игроки?
— Я знаю, что для многих Олимпиада значит очень многое. Сейчас для теннисистов это гораздо более важное событие, чем лет 20 назад. Уверена, что Маша Шарапова очень хочет сыграть Олимпиаду.

Я хочу. Катя Макарова тоже. Знаете, мне кажется, если ты за бортом попадания на Игры, то психологически лучше себя убедить в том, что тебе и не очень хотелось туда ехать. Так будет легче для самого себя. Я себе то же самое сказала. Я знаю, что и Света Кузнецова очень любит играть за свою страну, она уже дважды участвовала в Играх. Для её семьи Олимпиада – это очень важное событие. Если у неё появится шанс туда попасть, она будет за него цепляться.

— Почему Олимпиада стала значить больше, чем в былые годы? Из-за призовых и рейтинговых очков?
— Нет, конечно! Я ещё месяц назад не знала, что за участие в Играх какие-то очки начисляются. Просто для меня лично Олимпиада – это нечто очень важное в спорте. Самый счастливый момент – медаль на груди, пьедестал, флаг и гимн страны. Всё – ты вписал своё имя в историю Олимпийских игр. Ну а турниры из серии «Большого шлема» проходят каждый год.

— Кстати, на прошлых Играх в Пекине вы ощущали какую-то общую спортивную семью, или каждый вид спорта был по отдельности?
— Я не знаю. Я только один раз выбралась на баскетбол со Светой Кузнецовой, просто она с Илоной Корстин дружит, ну и я познакомилась. Не могу сказать, что там была общая тусовка. На нашем этаже жили борцы, но с ними у нас как-то не сложилось общение (смеётся). Выше жили, по-моему, боксёры — тоже как-то не сложилось. А вот с волейболистками мы хорошо общались. Мы с ними вместе с Верой [Звонарёвой] на завтрак или на обед ходили, пожелали друг другу удачи, но особой дружбы не завязалось. На открытие Олимпиады из теннисистов никто не пошёл, кроме меня. Большинство играло на следующий день первым запуском, а я нет, так что решила сходить. И могу сказать, что ни капельки не пожалела. Мне очень понравилось.

— Если у вас завтра будет выходной, вы выберетесь в город?
— Да. Утром потренируюсь, а потом можно съездить в Лувр. Я каждый год туда езжу. Мне там очень нравится.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
23 октября 2017, понедельник
22 октября 2017, воскресенье
Партнерский контент