Мария Шарапова
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Даниил Сальников

Шарапова: вчера разминалась, наверное, раз 20

Мария Шарапова, выигравшая не состоявшийся накануне матч второго круга, рассказала об отношении к переносу игры, уровне своего тенниса, значимости "Карьерного шлема", любимой музыке и о многом другом.
1 июня 2012, пятница. 22:30. Теннис

Мария Шарапова уверенно вышла в третий раунд «Ролан Гаррос», выиграв не состоявшийся накануне из-за затянувшегося расписания матч у Аюми Мориты – 6:1, 6:1. На послематчевой пресс-конференции, в которой участвовал и специальный корреспондент «Чемпионат.com», россиянка рассказала об отношении к переносу игры,

Своим теннисом в сегодняшнем матче я довольна. Прежде я никогда не встречалась со своей соперницей на корте. Должна сказать, что когда у неё достаточно времени, то она здорово вкладывается в удары, хорошо двигается по корту. Но я сыграла хорошо, агрессивно. Впереди меня ждут матчи с более сильными оппонентами, так что, конечно, мне ещё нужно повышать свой уровень игры.

уровне своего тенниса, значимости «Карьерного шлема», следующей сопернице, любимой музыке и о многом другом.

— Мария, как вы отнеслись к тому, что накануне ваш матч так и не состоялся? Это помешало вам?
— Да уж, вчера игровой день получился затяжным. Я разминалась, наверное, раз 20 (смеётся). Конечно, я хотела дождаться своего выхода на корт, но мне пришлось весь день провести здесь – есть, спать и всё такое (улыбается). Но я рада, что удачно сыграла сегодня, одержала быструю победу и вышла в третий круг.

— Как оцениваете свой нынешний уровень игры и перспективы на этом турнире?
— Своим теннисом в сегодняшнем матче я довольна. Прежде я никогда не встречалась со своей соперницей на корте. Должна сказать, что когда у неё достаточно времени, то она здорово вкладывается в удары, хорошо двигается по корту. Но я сыграла хорошо, агрессивно. Впереди меня ждут матчи с более сильными оппонентами, так что, конечно, мне ещё нужно повышать свой уровень игры. Постараюсь сделать это уже к следующему поединку (с Пэн Шуай. – Прим. «Чемпионат.com»).

— Насколько для вас важно завоевать здесь титул и собрать «Карьерный шлем»?
— Я могу сказать, что если бы я прежде никогда не побеждала на турнире «Большого шлема», то потенциальный титул здесь был бы для меня дороже. А так я не думаю о том, что вот этот турнир уже выигрывала, а этот – ещё нет, поэтому здесь обязательно нужно победить. «Ролан Гаррос» сам по себе является очень крупным турниром, и, конечно, я всегда хотела стать чемпионкой – но не потому, что я ещё не выигрывала это соревнование, а потому, что это «Ролан Гаррос».

— Но всё-таки игроки, которым удаётся собрать «Карьерный шлем», занимают особое место в теннисной истории… Если вы сумеете сделать то же самое, что это будет значить для вас?
— Разумеется, войти в их ряды было бы очень здорово. Но всё-таки во многом это достижение, значимое лично для игрока, а не для истории в целом.

— Вы, вероятно, не видели матч Серены Уильямс, но наверняка в курсе, как он развивался. Скажите, как вам удаётся избегать ситуаций подобной той, что привела к её поражению?
— Я не могу сказать, что постоянно избегаю таких ситуаций, – не уверена, что их вообще можно избежать со стопроцентной вероятностью. Бывает, что в какой-то момент начинаешь нервничать; в конце концов, все мы — люди. Многое зависит от того, как ты справляешься с этими ситуациями, преодолеваешь их.

Если бы я прежде никогда не побеждала на турнире «Большого шлема», потенциальный титул здесь был бы для меня дороже. А так я не думаю о том, что тот турнир уже выигрывала, а этот – ещё нет, поэтому здесь обязательно нужно победить. «Ролан Гаррос» сам по себе является очень крупным турниром, и, конечно, я всегда хотела стать чемпионкой – но не потому, что я ещё не выигрывала это соревнование, а потому, что это «Ролан Гаррос».

Случается, что ты хорошо настраиваешься и легко берёшь гейм, а бывает, начинаешь слишком много задумываться о чём-то, и это, можно сказать, подавляет тебя. Психологическое давление, нервы никуда не денутся, их невозможно отключить.

— И что происходит, когда нервов становится слишком много, что вам помогает? Вы просто говорите себе, что должны бить по мячу, ни о чём не задумываясь?
— Ну, тут возможны разные варианты (смеётся). Не знаю, может быть, здесь мне помогает какая-то магия (улыбается).

— Мария, вы следите за высказываниями своих болельщиков в социальных сетях?
— У меня есть «Фэйсбук», который я люблю читать. Там у меня 7 миллионов подписчиков; я не знаю, кто они, из каких стран, но спасибо им за то, что следят за мной. Думаю, это хорошая возможность – давать людям следить за тобой. Я могу писать что-то, сообщать им новости. Мне это нравится, я считаю, что это весело.

— Многие считают, что у вас есть хорошие шансы дойти до финала. В связи с этим вы внимательно следите за матчами других топ-игроков?
— Достаточно сложно, будучи в первом круге, наблюдать за кем-то и прикидывать, что можешь встретиться с той или иной теннисисткой в четвертьфинале или где-то ещё. Я считаю, что неправильно подходить к этому с такой точки зрения. Чтобы играть на высоком уровне, нужно сосредотачиваться на каждом конкретном матче, а не думать о том, что можешь выйти на Серену или кого-то ещё. Если кто-то добирается до такой стадии, значит, он играет здорово – а мне нужно выходить на корт и стараться победить.

— Мария, вы в этом сезоне проводите один отличный турнир за другим, показывая классный теннис. В чём видите основные причины этого?
— Разумеется, мне помогает моя команда. Мы делаем очень много вещей, особенно когда приезжаем на турнир. Нужно готовиться к матчам, проводить их, восстанавливаться после них, давать пресс-конференции, спать, использовать какие-то дни для отдыха. В такие свободные дни можно спонтанно решить сделать что-то.

— Вопрос от болельщиков: кто больше переживает, смотря матчи друг друга – вы или Саша [Вуячич]?
— Думаю, я больше держу свои эмоции внутри. Не знаю; могу сказать, что играть намного легче, чем смотреть и болеть. Болея, ты не можешь ничего изменить, не можешь повлиять на развитие ситуации, хотя очень хочешь сделать это. Это тяжело.

— Мария, понятно, что вас любит публика, но из-за того, что организаторы поставили ваш матч на вечер, пришлось переносить встречу на другой день. Как вы к этому относитесь? Это выбивает из колеи?
— Да нет, я спокойно это переношу, поскольку за моими плечами богатый опыт. Мы знаем, что когда играешь на протяжении двух недель, у тебя между матчами день отдыха. Однако на обычных турнирах мы играем в течение одной недели, так что все матчи идут друг за другом. Например, в Риме я провела четыре встречи подряд. Я к этому готова. Да, матч перенесли, но тебе всё равно надо выходить и играть, у тебя нет других вариантов.

— Вы уже доказали, что можете успешно играть на всех покрытиях. Насколько сильно вам приходится подстраивать свою игру под другое покрытие, или же вы на любых кортах демонстрируете один и тот же теннис?
— Самое главное – это вера. Ты должен понимать, что у тебя есть своя особенная игра. Даже если тебе в какой-то ситуации, на каком-то корте или в какую-то погоду тяжелее, ты всё равно должен верить, что можешь победить и выиграть. Иногда выходишь на корт, у тебя есть план, но он не работает. В этой ситуации надо постараться что-то поменять по ходу матча. Я знаю, что моя игра принесла мне много побед, так что я не хочу ничего менять.

— Ваша следующая соперница — китаянка Пэн Шуай. Ваш тренер уже успел что-то про неё рассказать или вы сами хорошо знаете её манеру игры?
— Да я сама её хорошо знаю, поскольку мы много раз встречались. В последний раз играли друг с другом в прошлом году на Уимблдоне. Тот матч я провела очень неплохо. Она вполне прилично играет, у неё хорошая первая подача, плоские сильные удары с задней линии. К этому надо быть готовым. У нас были непростые поединки, так что я знаю,

Если сравнить матчи на траве сейчас и 10 лет назад, то вы увидите, что тогда розыгрыши были гораздо короче. В настоящее время приходится проводить на Уимблдоне розыгрыши из 10-20 ударов, и это нормально. Когда я смотрю клипы своих же матчей в возрасте 16-17 лет, понимаю, что розыгрыши были быстрее. Грунт тоже меняется, хоть и не так кардинально.

что надо делать.

— Вам хватит времени на отдых и подготовку, ведь этот матч состоится уже завтра?
— Да, вполне.

— Понятно, что на больших турнирах вы пытаетесь оградить себя от лишней информации. Однако день длинный, и занять свободное время всё равно чем-то нужно. Чем вы занимаетесь?
— Вчера вышла такая ситуация, что я очень много раз разминалась к матчу. Была в тренажёрном зале, играла то в футбол, то в волейбол и баскетбол. В общем, занималась чем угодно, кроме тенниса (смеётся). Готовилась как могла. Если говорить в целом, то я нахожусь обычно в своём доме, делаю какие-то дела, слушаю музыку, читаю что-то. Мне этого достаточно.

— Какую музыку вы слушаете?
— В последнее время мне нравится Florence and the Machine. Она хорошо поёт. Я была на её концерте в Санта-Барбаре пару месяцев назад. Сейчас я её слушаю постоянно.

— В последнее время специализация среди теннисистов исчезает – уже нет чисто грунтовиков или тех, кто играет хорошо только на траве или харде. Сейчас практически все умеют играть на любых покрытиях. Это действительно так, с вашей точки зрения?
— Можно и так сказать. Я думаю, что покрытие изменилось. Если сравнить матчи на траве сейчас и 10 лет назад, то вы увидите, что тогда розыгрыши были гораздо короче. В настоящее время приходится проводить на Уимблдоне розыгрыши из 10-20 ударов, и это нормально. Когда я смотрю клипы своих же матчей в возрасте 16-17 лет, понимаю, что розыгрыши были быстрее. Грунт тоже меняется, хоть и не так кардинально – иногда он немного быстрее, иногда отскок выше или ниже. Но я бы не сказала, что здесь он сильно изменился, разве что мячи стали чуть-чуть другими.

— Кто-нибудь вам предлагал играть микст?
— Много лет назад я играла с Максом Мирным, но после этого никто никогда не предлагал (смеётся).

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 18
27 апреля 2017, четверг
26 апреля 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
26 апреля Мария Шарапова сыграет первый матч после отбытия дисквалификации. Каким получится возвращение?
Архив →