Мария Шарапова
Фото: Getty Images
Текст: Даниил Сальников

Шарапова: главное — играть в свой теннис и верить

О победе над Петрой Квитовой, первом выходе в финал "Ролан Гаррос", звании первой ракетки мира, отношениях с мамой и тренером и многом другом — в интервью Марии Шараповой.
8 июня 2012, пятница. 11:15. Теннис
Россиянка Мария Шарапова после победы в полуфинале "Ролан Гаррос" над чешкой Петрой Квитовой рассказала журналистам, в том числе и корреспонденту "Чемпионат.com", о ходе матча, о звании первой ракетки мира, об ожиданиях от финала с Сарой Эррани, о том, как надо преодолевать трудности, об отношениях с мамой и многом другом.

— Мария, вероятно, этот день можно назвать прекрасным. Вы в первый раз дошли здесь до финала. Какие у вас чувства?
— Это блестяще! К тому же я вновь стала первой ракеткой мира. Хотя нет – это произойдёт в понедельник. Но очень приятно знать, что это снова случится. Несколько лет назад я не знала, смогу ли вернуться и вновь играть на профессиональном уровне. Я не знала, смогу ли вернуть первое место. Теперь я впервые
Это был отличный матч. Я играла очень солидно. Очень важно было сохранять спокойствие, учитывая условия: при таких условиях не очень важно, какой уровень игры вы показываете, потому что многие вещи выравниваются. Если вы будете слишком расстраиваться из-за каких-то ошибок, то это может вам помешать.
попала в финал "Ролан Гаррос", и это особенный день для меня.

— Наверное, сегодня никто не смог бы вас победить. Был ли этот матч лучшим в сезоне?
— Это был отличный матч. Я играла очень солидно. Очень важно было сохранять спокойствие, учитывая условия: при таких условиях не очень важно, какой уровень игры вы показываете, потому что многие вещи выравниваются. Если вы будете слишком расстраиваться из-за каких-то ошибок, то это может вам помешать. Я встречалась с очень сильной соперницей, которая в прошлом доставляла мне немало проблем. Очень рада, что обыграла её в двух сетах.

— Немногим людям удаётся восстановиться после травмы и вернуться на прежний уровень игры. Можете рассказать, как всё складывалось у вас?
— Это был очень длинный процесс. Было немало дней разочарований, какой-то неопределённости: когда ты не знаешь, сможешь ли вернуться, сможешь ли испытать такой момент, какой я испытала сегодня. Есть немало сложных вещей, которые надо преодолеть, чтобы достичь такого уровня. Но когда достигаешь его и оглядываешься назад, вспоминая трудные дни, то ты говоришь: "Оно того стоило". Я играю в теннис с четырёх лет, посвятила свою жизнь спорту. Очень рада, что смогла вернуться и продолжить выступления.

— Личные вопросы тоже очень важны. Ваша мама с вами? Это вам помогает? Или вы боец-одиночка?
— Боец-одиночка (смеётся). Подождите, надо изучить значение этого выражения в словаре. Боец – это точно. Одиночка – я не уверена. В моей жизни всегда была небольшая группа людей вокруг меня. Когда у меня была возможность отдать знакомым 14 билетов, то я раздавала только четыре. Я не из тех, кто будет приглашать друзей или людей, которых я знаю первый день. Для меня это не шоу, это моя карьера. Всё очень серьёзно. Когда я в поездке, то я еду с людьми, которые мне очень близки: это мой тренер, мой физиотерапевт, а также моя семья. То есть это те люди, которые были бы рядом со мной в те дни, когда всё может сложиться не очень хорошо.

— В последнее время звание первой ракетки мира часто переходило из рук в руки. Вы обещаете, что оно задержится у вас? Все мы рады, что вы стали первой ракеткой, ведь вы так харизматичны. Как вы считаете, женский теннис нуждался в вас?
— Это должны решать вы, а не я! Я только знаю, что очень упорно работала, чтобы выйти на такой уровень. Харизматична я или нет, решать вам. Я рада и очень горжусь, что вернулась и добилась такого места. Конечно, я надеюсь остаться впереди. Это то место, которого желает достигнуть каждый. Но как только на нём оказываешься, удержать его становится очень сложно. Это будет вызовом для меня.

— Когда вы не играли и опускались в рейтинге всё ниже и ниже, то наверняка испытывали немало эмоций. Можете рассказать, какие эмоции были у вас сегодня?
— Ну, я не стала абсолютно сумасшедшей от счастья: всё-таки это не первый матч, в котором я победила. Я впервые добралась до финала "Ролан Гаррос", хотя, думаю, не все журналисты в этой комнате верили, что я могу добиться такого. Я верила в себя, боролась. Находиться на таком уровне впервые в моей карьере, в 25 лет, – это мой личный успех.

— Мария, в субботу вам предстоит финал: вы будете бороться за победу на последнем турнире "Большого шлема", который вам ещё не покорился. И вашим соперником станет игрок, которого будут считать аутсайдером. Может быть, вы предпочли бы сыграть с кем-то, с кем вы часто встречались на таком уровне? Какие у вас будут ощущения от игры против аутсайдера?
— Мои предпочтения не имеют значения. Мы обе дошли до финала. Я сыграю с Эррани – теннисисткой, которая выступает на грунте большую часть года. Это её любимое покрытие. Это отличный игрок. Я видела её полуфинальный матч и то, как она двигается по корту, возвращает мячи, как бьёт – это очень опасный соперник! Для неё этот финал тоже будет здесь первым. Бессмысленно говорить о том, что предпочла бы каждая из нас: всё равно мы встретимся друг с
другом.

— Хотя вам обеим по 25 лет, между вами есть определённая разница – в 24 сантиметра роста, в 21 выигранный турнир...
— Начинается. Доставайте свои подушки, ребята (взрыв смеха в зале).

— Три турнира "Большого шлема" и так далее, ещё множество вещей.
— Да.

— Что вы думаете об этом, о том факте, что у вас намного больше опыта, чем у неё? Считаете ли вы это серьёзным преимуществом или скорее благодаря тому, что ей нечего терять, ваши шансы практически равны?
— Наверное, об этом лучше поговорить уже после финала. Но, конечно, я очень рада, что у меня есть такой опыт – думаю, опыт является бесценной вещью. Он очень многому учит. Опыт побед, поражений, ситуаций, обстоятельств, которые тебе приходится преодолевать… Всё это важно. Понятно, я не могу сказать за неё, что она чувствует, но я очень рада находиться в такой ситуации – неважно, играю ли я против кого-то, кто уже достиг многого, или нет. В конце концов, основная задача в каждом матче – выходить на корт, соревноваться и показывать хороший теннис. А побеждает тот, кто оказывается лучше в конкретный день.

— Учитывая, как закончился матч (эйсом Марии со второй подачи. – Прим. "Чемпионат.com"), напрашивается вопрос: сколько раз вы выполняли подачу на тренировках с Томасом Хогстедтом в этом году? Вы когда-нибудь подавали столько же раз, как в этом сезоне?
— Наверное, бывало и больше (смеётся).

— Больше?
— Да, возможно. Я не считала, на самом деле.

— Но можно сказать, что вы очень серьёзно работали над этим элементом игры?
— Да, конечно.

— Оформление выхода в финал таким образом можно считать определённой наградой за упорную работу?
— Определённо. В тот день, когда мне сделали операцию на плече, я знала, что мне придётся очень долго и упорно работать для того, чтобы вернуть подачу. Перед операцией для меня это был самый болезненный удар, и я понимала, что после операции боль может остаться. На протяжении определённого периода так оно и было. В связи с этим поначалу мне пришлось изменить движение при подаче – я не могла сильно размахиваться, когда вернулась в тур. Это вызывало боль в руке, так что я была вынуждена внести определённые изменения. Иногда приходится делать что-то подобное.

— Накануне вы упоминали о японском враче, с которым вы работаете. Предположу, что это Ютака.
— Да.

— Не могли бы вы немного рассказать о том, как начали работать с ним? И где вы тренируетесь, во Флориде или в Лос-Анджелесе?
— На самом деле я работала с Ютакой ещё тогда, когда была маленькой, потому что тогда он был во Флориде и находился в системе подготовки. Потом он на несколько лет уехал в Австралию, где работал на местную теннисную федерацию – а когда он закончил своё сотрудничество с австралийской федерацией, я, можно сказать, украла его (улыбается). Но он по-прежнему живёт во Флориде, и мы работаем именно там. Иногда он немного путешествует – скажем, приезжает ко мне в Калифорнию, когда я там. Но чаще он находится во Флориде, поскольку там его дом.

— Сравнивая этот финал с теми, которые вы выиграли — US Open, Уимблдон и Australian Open — в каком году вы были ближе к победе? В каком году вы были в лучшей форме?
— Даже не знаю. В лучшей форме? Все турниры были достаточными сложными. Я не считаю Уимблдон, потому что я там ни на что не рассчитывала. На US Open я почувствовала, что готова выиграть мой второй турнир "Большого шлема". Не знаю, почему. просто было такое чувство. Я играла тогда просто великолепно. Очень сложно сравнивать. Каждый случай уникален. Временами ты чувствуешь себя замечательно, а выходишь на корт — и ничего не получается. Перед Уимблдоном я заболела, у меня поднялась температура, и я даже думала, что не смогу играть. Я действительно переживала. Я вышла на корт, и меня уже как будто ничего не беспокоило. То есть тут не угадаешь. Зависит от многих обстоятельств.

— В случае если вы победите здесь в субботу...
— Может, вы лучше зададите этот вопрос после матча?

— Хорошо. Ваши отношения с мамой позволяют попросить её остаться с вами до Уимблдона и сказать, что вы не отпустите её?
— Не думаю, что ей плохо со мной. Она побывала в Риме, Мадриде, Париже, гуляя по улицам, посещая музеи, делая покупки. Не думаю, что мои слова вызовут у неё возражение.
Да, я люблю, когда она путешествует со мной. Это делает мою жизнь настолько проще, и она так успокаивающе на меня влияет. Мне всегда нравится быть с ней — и дома, и в любом другом месте. Мы очень хорошие друзья.

— Не могли бы вы пару слов сказать о способности преодолевать неудачи? У вас было несколько обидных поражений в финалах в этом году, но вы всё равно всё это преодолеваете. Не похоже, что неудачи могут вас сломить. Как вам удаётся справляться с ними, отодвигать их на задний план и не думать о них?
— Это приходит с пониманием того, что ты сделал многое для того, чтобы добраться до определённой вершины. Но когда ты вышел в финал, нельзя думать, что уже выполнил свою задачу. Ты должен продолжать идти вперёд. Ты должен продолжать играть в полную силу, на том же уровне. Играть даже лучше. На это надо смотреть именно так. Способность преодолевать неудачи очень важна, потому что если ты позволишь всяким негативным мыслям и неудачам взять вверх над собой, то можешь потерять веру в собственные силы. С момента возвращения в тур после перенесённой травмы я намного лучше справляюсь с негативными мыслями и не даю им залезть в голову. Я научилась лучше контролировать себя и свои
Два-три года назад я не представляла, что смогу снова стать первой. Я больше думала о том, как мне снова выйти на высокий уровень после травмы. Я даже не знаю, какой у меня был рейтинг в то время, наверно, где-то в конце первой сотни. В детстве у меня была мечта стать первой в мире, и я просто надеялась, что это у меня получится опять.
эмоции.

— Несколько лет назад вы уже были первой ракеткой мира. Можете сравнить свои нынешние ощущения от получения данной награды с теми, что были?
— Два-три года назад я не представляла, что смогу снова стать первой. Я больше думала о том, как мне снова выйти на высокий уровень после травмы. Я даже не знаю, какой у меня был рейтинг в то время, наверное, где-то в конце первой сотни. В детстве у меня была мечта стать первой в мире, и я просто надеялась, что это у меня получится опять.

— Своего первого крупного успеха на турнирах "Большого шлема" вы добились как раз в Париже восемь лет назад, когда вышли в четвертьфинал, но до сегодняшнего дня никак не могли дойти до решающего матча. Вы целенаправленно готовились к этому грунтовому сезону, чтобы наконец-то выиграть титул на "Ролан Гаррос", или вы сейчас в такой форме, что вам всё равно, на каком покрытии выступать?
— Я не задумывалась над тем, чтобы как-то специально подготовиться к грунту. Ещё в ноябре-декабре я рассчитывала, что буду много тренироваться, но у меня в это время ещё болел голеностоп, поэтому я только в один из этих двух месяцев могла нормально тренироваться. А после завершения Майами полетела домой, стала заниматься ОФП и решила добавить в свой календарь дополнительный турнир в Штутгарте. Вот и всё. Поскольку в этом году у нас будет тяжёлое лето в связи с Олимпиадой, то главное было составить график так, чтобы оставаться здоровой.

— Вы уже во второй раз получили приз за попадание на первое место в рейтинге. Где вы храните все свои награды?
— Кубки находятся у меня дома, во Флориде. И если зайти в него, то сразу становится понятно, что я играю в теннис (смеётся). Правда, сами трофеи стоят в одной спальне, сразу их нельзя увидеть (смеётся).

— У вас по ходу турнира были соперницы разного роста, и тяжелее всего пришлось с невысокой Закопаловой, которая хорошо реагировала на ваши удары. Сейчас вы неожиданно легко прошли и Канепи, и Квитову, мощных теннисисток. А в финале вам играть с Эррани, которая опять же не очень высокая. Какой будет тактический рисунок на этот матч? Изменится ли он, например, по сравнению с сегодняшней игрой против Квитовой?
— Ну, тактически всё чуть-чуть меняется перед каждым матчем. С Эррани я никогда не играла, так что тяжело так сразу сказать, как надо играть. Я видела её сегодняшний матч, и она очень хорошо двигается, достаёт многие мячи, хорошо крутит, особенно справа, в отличие от Закопаловой, предпочитающей плоские удары. С тренером я ещё не говорила о финале. Наверное, завтра во время тренировки чуть-чуть поработаем над тактикой. Но самое главное – играть в свой теннис и верить, что он может принести успех.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
30 ноября 2016, среда
Какой поединок, на ваш взгляд, достоин называться Матчем года в мужском теннисном сезоне-2016?
Архив →