Энди Маррей
Текст: Галина Козлова
Фото: Getty Images

Маррей: за меня должен говорить мой теннис

Британец Энди Маррей рассказал о победе над Николаем Давыденко в первом круге Уимблдона, оценил качество своей игры и добавил, что хорошее выступление на турнире заменит ответ скептикам.
27 июня 2012, среда. 15:00. Теннис

Четвёртая ракетка Уимблдона британец Энди Маррей одержал победу над россиянином Николаем Давыденко на старте соревнований с убедительным счётом 6:1, 6:1, 6:4. На послематчевой пресс-конференции теннисист оценил качество своей игры в дебютной встрече и отметил, что не собирается устраивать полемику с критиками.

— Что за жест вы показали, когда праздновали победу?
— Это нечто личное для меня и моей команды. Не хотелось бы вдаваться в подробности, потому что потом вы каждый день будете спрашивать меня об этом.

— Не имеет ли это отношение к небесам и богу?
— Даже если бы и имело, я бы не рассказал об этом.

— В первом матче вы показали отличный теннис.
— Да, это было хорошее начало. Когда я узнал, что Николай станет моим соперником, то решил, что в первом матче придётся попотеть. Я удачно бил по мячу. Погода была переменчивая, и мы могли провести матч под крышей. Но как только я завладел инициативой, я постарался не сбавлять ритм. Думаю, что я отлично поработал.

Последних комментариев в свой адрес я не слышал. Сегодня я просто хотел выйти на корт и достойно сыграть, сохраняя концентрацию и не беспокоясь о том, что происходит за пределами корта. Мне удалось отбросить всё лишнее. За меня должен говорить мой теннис.

— Похоже, что ваши резаные удары и форхенд доставили немало трудностей сопернику.
— Кроме того, трава – не самое любимое покрытие Давыденко. В матчах на траве отскок мяча с резаного удара выглядит иначе, так что я старался комбинировать приёмы, совершать более плоские удары и отнимать время у соперника. Резаные удары у меня получались хорошо.

— Вы чувствовали себя комфортно с самого начала игры?
— Да, во время перерыва я посвятил много времени тренировкам и обсуждениям. Моим единственным желанием было выйти на корт и наконец-то сыграть. Я просто хотел играть в теннис, и мне это удалось. Я добился преимущества и постарался лишить оппонента возможности вернуться в игру. Давыденко может быть очень опасен. Он очень хорошо работает на приёме, так что я постарался сосредоточиться на собственной подаче.

— Перед стартом турнира на вас свалилось много критики. Возникало ли у вас желание дать ответ скептикам?
— На самом деле нет. Эта история повторяется каждый год. Многие обсуждают мою игру, но настроения ничем не отличаются от прошлогодних. Возможно, критики стало чуть больше, потому что я не очень хорошо выступил на турнире в Лондоне. Из-за неудачного результата мой период подготовки к Уимблдону затянулся. Но я рад, что уверенно стартовал на этом турнире.

— Не показалось ли вам, что во время матча на корте присутствовала напряжённая атмосфера из-за пасмурной погоды?
— Да, дождь мог начаться в любой момент, да и в течение дня матчи периодически прерывались. Нам не хотелось постоянно уходить в помещение. Не хотелось, чтобы дождь остановил нашу игру. Я бы предпочёл максимально эффективно отыграть свой матч и как можно быстрее покинуть корт. Так и получилось.

— Многие эксперты и бывшие игроки обвиняли вас в симуляции на корте. Придавали ли критические замечания вам дополнительную мотивацию?
— Инцидент со спиной произошёл две недели назад. А последних комментариев в свой адрес я не слышал. Сегодня я просто хотел выйти на корт и достойно сыграть, сохраняя концентрацию и не беспокоясь о том, что происходит за пределами корта. Мне удалось отбросить всё лишнее. За меня должен говорить мой теннис.

Агасси никогда не проводил много времени на тренировочном корте, но его занятия всегда были чрезвычайно интенсивными. Он приходил на площадку полностью сосредоточенным на работе. Самое главное, чему он меня научил, – нужно не слоняться рядом с кортом, а работать.

— Столь убедительная победа наверняка заставит замолчать скептиков.
— Нет, я не думаю, что это их остановит. Единственный способ доказать что-то своим критикам – это продолжать играть в теннис и выигрывать матчи. Именно этим я и должен заняться.

— Что для вас важнее нынешним летом – стать чемпионом Уимблдона или стать чемпионом Олимпийских игр?
— Важны оба результата. Оба достижения желанны и обоих весьма непросто добиться. Мне сложно сделать выбор.

— Уимблдон по-прежнему остаётся для вас особенным турниром?
— Конечно, для меня это очень важное соревнование. В Уимблдоне я всегда максимально мотивирован. К тому же мне очень нравится выступать на центральном корте.

— Во второй круг уже пробились пятеро британцев. Рады ли вы достижениям своих соотечественников?
— Безусловно. Каждый выигранный матч моих соотечественников на турнирах «Большого шлема» способствует развитию британского тенниса. Я успел немного понаблюдать за игрой Джейми Бэйкера. Он неплохо держался в матче против Роддика. Думаю, что турнир неплохо складывается для нас. Надеюсь, что позитивная тенденция продолжится.

— Ощущаете ли вы, что напряжение в связи с выступлением на Уимблдоне уменьшилось по сравнению с предыдущими сезонами?
— Нет. Мне кажется, что напряжение накануне каждого из этих турниров ничем не отличается от того, что было в прежние годы. Я всегда очень требователен к себе и стараюсь добиться лучшего тенниса. Не думаю, что с годами что-то меняется. Возможно, у меня появилось больше опыта, так что я лучше справляюсь с этим напряжением.

— Можете ли рассказать о своём первом впечатлении от игры Ивана Лендла?
— В детстве я не видел ни одного матча Лендла. Впервые я увидел его игру только когда стал старше. Хорошо, что сейчас есть такая штука, как Интернет. Многие его матчи я посмотрел на YouTube. Безусловно, он был великим игроком, непримиримым оппонентом, одним из лучших, что я видел. Я очень рад, что сотрудничаю с ним.

Я стараюсь привыкнуть к высоким подачам. Это единственное, что можно сделать в такой ситуации. Думаю, что Карлович будет стараться чаще выходить к сетке, так что я на всякий случай буду отрабатывать обводящие удары.

— Совсем недавно были объявлены обладатели wild card на предстоящую Олимпиаду. Кто, на ваш взгляд, должен стать знаменосцем сборной Великобритании на церемонии открытия?
— Вряд ли это имеет какое-то отношение к wild card. Кстати говоря, я не знаю, кто их получил. Что касается будущего знаменосца, то у нас много отличных спортсменов. Боюсь, что у меня нет определённого мнения на этот счёт. Да и не мне решать.

— Как вы думаете, будет ли чем-то отличаться ваше выступление на уимблдонской арене в рамках турнира «Большого шлема» и олимпийских соревнований?
— Я смогу ответить на этот вопрос, только когда сыграю. Уверен, что мотивация останется при мне. Возможно, немного изменится атмосфера.

— Каким образом?
— Мне кажется, что на Олимпиаде будет немного другая аудитория. Сложно сказать… Может быть, это связано с тем, что турнир пройдёт в августе.

— Вашим следующим соперником на Уимблдоне может стать Иво Карлович. Интересно ли бороться с таким игроком на травяном покрытии?
— Уверен, что нам предстоит сложный поединок. В игре с таким соперником тяжело найти свой ритм. Вот уже пять или шесть лет он остаётся непростым оппонентом для любого теннисиста. Иво отлично подаёт и играет в неудобный для соперника теннис. Бывают моменты, когда тебе не удаётся даже коснуться мяча на его подаче. В таких матчах нужно выбрать оптимальную зону на приёме и постараться сконцентрироваться на собственной подаче. Нужно очень хорошо подавать.

— Работа на приёме всегда была одним из ваших преимуществ. Рассматриваете ли вы матч против Карловича как определённый барометр качества этого элемента вашей игры?
— Матчи с двухметровым игроком, который отлично подаёт, как правило, и становятся таким барометром.

Многое зависит от твоей реакции и видения игры. Иногда получается взять несколько подач соперника подряд, а иногда игра на приёме совсем не клеится. Возможно, это и не лучший способ определить уровень собственной работы на приёме. И всё-таки это серьёзное испытание.

— Если бы у вас была возможность вернуться в прошлое и сыграть против одного из легендарных теннисистов, кого бы вы выбрали?
— Трудный выбор… Возможно, я хотел бы встретиться с Сампрасом или Агасси. Я наблюдал за их выступлениями в юные годы. Я кое-что знаю об их игре. Кстати, я несколько раз тренировался вместе с Агасси и многому у него научился. Много раз видел матчи Сампраса. Было бы здорово сыграть против одного из этих теннисистов. По-моему, как раз матчи против таких теннисистов и стали бы лучшим испытанием для меня. У них всегда была отличная подача.

— Чему научил вас Андре?
— Даже на тренировке он играет в полную силу. Он никогда не проводил много времени на тренировочном корте, но его занятия всегда были чрезвычайно интенсивными. Он приходил на площадку полностью сосредоточенным на работе. Самое главное, чему он меня научил, – нужно не слоняться рядом с кортом, а работать.

— Как действовать против такого высокого игрока, как Карлович? Кроме того, вам наверняка придётся потренироваться играть с левшой.
— Даже когда я не играю с таким соперником, как Карлович, Дэнни или любой другой тренер выполняет подачи, чтобы я потренировал свою реакцию. Я стараюсь привыкнуть к высоким подачам. Это единственное, что можно сделать в такой ситуации. Думаю, что Иво будет стараться чаще выходить к сетке, так что я на всякий случай буду отрабатывать обводящие удары.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 3
29 июля 2017, суббота
28 июля 2017, пятница
Партнерский контент